Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



«Анискина — на свалку?»

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Пермская краевая газета «Звезда». Основана в ноябре 1917 года. Учредитель и издатель — ЗАО «Редакция газеты «Звезда

Полковник милиции в отставке Владислав Кочергин: «Анискина — на свалку?»
13 августа 2010
В рамках реформирования МВД давно ждали принятия Закона «О милиции». Ждали закона, который был бы краток и понятен (как у Петра Первого), справедлив к добропослушным гражданам (в том числе и милиции) и суров, к тем, кто пытается нарушать закон (в том числе и сотрудники), а получили законопроект «О полиции», да ещё и с комментариями Президента.

Не ожидали, удивлены и озадачены. Оказывается прежде, и особенно в годы советской власти мы, ветераны МИЛИЦИИ, были не защитниками народа и Закона, разгребающими грязь преступности, жертвуя собой, а так себе — «дружинниками в погонах», профессионально малограмотными, неэффективными, бесчестными и не умеющими слаженно работать. Обидно слышать такую оценку и тем более трудно с нею согласиться.
Вывески менять — это не реформа, а попытка власти откреститься от прошлого и стремление начать работу с «белого листа». Но забыли при этом, что развал всей правоохранительной системы самой властью и инициирован в эпоху «криминального базара», а не во времена, когда создавалась народная милиция, которая одним названием «МИЛИЦИЯ» определяла связь с народом. А полиция — это орган карательный, и в глазах народа из полицейского дядю Стёпу и участкового Анискина не слепить, как бы этого ни хотелось.

Это так, к слову Президента.

Зам. министра МВД генерал милиции С. Булавин, представивший законопроект официальным СМИ и комментирующий его, не изучил, видимо, проект до конца, если заявляет, что проект максимально приближен к закону прямого действия, хотя сплошь и рядом статьи отсылают исполнителей далеко в дебри других законов, даже тех, которые ещё не приняты. Это мы уже не раз проходили, когда к ответственности никого не привлечь и проблему невозможно решить, так как многие законы не стыкуются между собой.

Удивляет новый якобы принцип деятельности органов внутренних дел: «Не общество для милиции, а милиция для общества». Удивляет не то, что это перефразированный лозунг советской милиции 70-х годов, который нам вдалбливали в головы замполиты: «Работая с населением, не забывайте: «Милиция для народа, а не наоборот!» Удивляет, что генерал, комментируя законопроект «О полиции», его принципы относит к милиции. Или оговорился, или сам сменой названий не доволен. И таких примеров масса. Только как­то не красиво маскировать стремление разработчиков закона возродить положительный опыт советской милиции под якобы новые формы деятельности полиции, придуманные нынешней властью.

Даже при беглом прочтении проекта закона создается впечатление, что текст готовили несколько обособленных групп (может 11 — по числу глав), в которые действительно входили сотрудники милиции, но не те милиционеры-­практики из окопов из капитанов и майоров, о которых говорит зам. министра МВД С. Булавин, а генералы и полковники, давно уже не сидевшие в засадах и не раскрывающие лично преступления в силу занимаемых командных должностей. Рабочие группы каждая по своей линии подготовили главы, собрали их в кучу, назвали их законом «О полиции» (Президент предложил) и вынесли на обсуждение, не сумев состыковать между собой главы и статьи в них, а некоторые положения вообще забыли. Поэтому одни и те же темы кочуют из главы в главу, а некоторым рабочим моментам придано прямо-таки эпохальное значение. Например, уведомление о приеме и регистрации заявлений от граждан или вопросы оборота оружия, а также соблюдение и предоставление всяческих прав преступнику. В то же время о потерпевшем, которого мы в первую очередь должны защищать и помогать ему, в проекте закона ни слова. Никогда для меня в предоставлении прав убийца на одну доску с престарелой учительницей не встанет. И для любого честного милиционера тоже!

Теперь конкретно по статьям законопроекта.

Статьи 1 и 2. Понятие полиции, ее назначение определено, а из чего она состоит, какие службы входят структурно, какие приоритеты имеют службы, не ясно. Статьёй 4 этот вопрос оставлен «на потом». Как известно, «потом» у нас может длиться года-ми, хотя финансировать и работать надо завтра.

Задача раскрытия преступлений как основного направления деятельности полиции не возможна без тесного взаимодействия со следствием. На деле сложилась практика, что следователи в силу предоставления им полной независимости, от раскрытия преступлений самоустранились, ждут, когда им факты о преступной деятельности и доказательства опера «в клюве принесут, разжуют и на тарелочку с голубой каемочкой положат». Им остается только документы оформить. Ни о каком расследовании в полном понимании этого слова речи не идет. Не зря на местах следователей «господами оформителями» зовут. Я знаю отделы, где за месяц 32 следователя закончили 38 дел. Этот показатель когда­то один следователь перекрывал. В данной ситуации виноваты не следователи, а система, которая их таковыми сделала. Законопроект этой проблемы вообще не решает, хотя давно пора. Отдельными поручениями следователя, грамотно написанными на бумажке, преступление не раскроешь и взаимодействие не наладишь.

Разработчики законопроекта обошли также вниманием еще одну чрезвычайно важную тему — работу оперативных аппаратов по направлениям деятельности (экономика, наркотики, налоговые преступления, общеуголовные преступления). Получается за-частую, что преступления всех этих видов совершил один человек, а бегают за ним ребята из четырех­пяти ведомств, которые возглавляют генералы. Руководители крутые, амбициозные, никому не подчиняются. Какое тут взаимодействие, да и накладно государству столько генералов содержать. Для этого и нужна структуризация, оформленная законом.

Далее. Я насчитал 13 основных обязанностей у полицейского, основных прав 17, а поводов для увольнения аж 23. К чему бы это? Причем некоторые поводы к увольнению сотрудника с точки зрения нравственности и бережного отношения к личному составу весьма сомнительны и неопределенны своей недосказанностью. Например п. 7 ст. 42 «Увольнение в связи с организационно-штатными мероприятиями». Взбрело в голову начальству должность сократить — неугодного сотрудника на улицу? Или все­таки другую должность предложить? В законопроекте — ни гу-гу! Или п. 18 «Увольнение в связи с отчислением из высшего образовательного учреждения». Сотрудник на рядовой должности службу несет. По семейным обстоятельствам не может продолжить обучение, но должности по работе соответствует, в том числе и по образованию, его что, тоже на улицу?

Это все вопросы и проблемы действующих сотрудников. Я уж не говорю о тех пенсионерах, которые «запачканы» службой в милиции. Такое ощущение, что у них, вопреки Конституции, не только все льготы отобрали, но и вообще от принадлежности к органам внутренних дел отстранили, оставив только дополнение к званию — «... в отставке». Это я определил, прочитав ст. 28 п. 17 «Об основных правах», где меня за пенсией к другому Закону отсылают, и по всем пунктам статьи 48 «О гарантиях» сужу, где написано, что не только мне ничего не светит, но даже моему ребенку в детский сад не ходить, если я, конечно, не умер или не инвалид.

Написав о законопроекте все, что думаю, наткнулся на п. 11 ст. 30 «О запретах» и ужаснулся. Что же я о деятельности МВД как о федеральном органе исполнительной власти публичные высказывания допускаю, смею судить и оценивать? Ведь запрещено! Это умный начальник поймет суть и простит резкость высказываний, а до дурака, выдумывающего такие статьи в закон, никакими словами не достучишься.

То, что законопроект вынесен на обсуждение, уже хорошо. Думаю, что толковых предложений будет масса. Остается надеяться, что законотворцы прислушаются к мнению «простых солдат» и мы, работники милиции, будем вооружены, а граждане, в первую очередь потерпевшие, защищены настоящим законом.

И тогда новые Анискины тоже появятся. Надеюсь. Хотя, честно скажу, плохо верится.

http://zwezda.perm.ru/newspaper/?pub=2080

0

2

Стражник написал(а):

И тогда новые Анискины тоже появятся. Надеюсь. Хотя, честно скажу, плохо верится.

А мне верится! И не потому, что я плохо информированный пессимист, и потому называюсь оптимистом, а потому, что сама жизнь, ситуация в стране, запросы и требования народа,  заставят возродить то, что было правильно и хорошо. И такие люди как Анискин у нас найдутся. Они есть, просто им не дают быть самим собою. И работать с душой и разумом, а не строго по приказу (сугубо хомячье ИМХО!)

+2