Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Ленинская комната. » Советская милиция – гимн в прозе


Советская милиция – гимн в прозе

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

23 сентября 2010 года в газете Правда была опубликована статья подполковника милиции в отставке Виктора Иванова под заголовком «Полицаи нам не нужны! Слово советского подполковника милиции о проекте нового закона».
Часть статьи, обращенная к текущим реалиям свою злободневность уже утратила, но историческая  составляющая очень образна и выразительна. В силу этого, приводим выдержки из статьи на нашем форуме.
….
Очумеловы доброй славой не пользовались
… 10 марта 1917 года Временное правительство упразднило Департамент полиции. С этого дня со скрипом начала создаваться «временная милиция».
Почему же помещики и капиталисты (думаю, с нелегким сердцем) отказа-лись от привычного им слова — полиция? Ларчик просто открывается: народ охранные органы ненавидел! Не случайно Н.В. Гоголь дал полицейским такие говорящие фамилии: Держиморда, Свистунов, Пуговицын.
По свидетельству известных русских юристов Д.А. Ровинского, А.Ф. Кони и других, полиция даже в отношении граждан, только подозреваемых в преступлениях, использовала: изуверские пытки. Заподозренного накармливали соленой селедкой, не давали воды и сажали в жарко натопленную баню; перевязывали руки наперекосяк — в результате сей экзекуции люди навсегда оставались калеками; сажали в специализированный «клоповник»… Я не могу припомнить, чтобы в великой русской литературе полицейские были положительными героями (о низкопробных детективах умолчу). И это при том, что цензура всячески препятствовала изображению «непорядочных» стражей порядка.
Положение мало изменилось даже после знаменитого царского манифеста 1905 года. В декабре того же года поэт и журналист В.В. Трофимов писал:

Нельзя писать: о бюрократе,
Об офицерстве, о солдате,
О забастовках, о движенье,
О духовенстве, о броженье,
О казни, о казачьем зверстве,
О полицейских, об аресте.
Но остальное всё печать
Должна сурово обличать!

Для того, чтобы несмазанная телега вновь созданного Временным правительством административного органа хоть как-то «катилась», губернским комиссарам было разрешено принимать в милицию полицейских. Следует отметить, что не имевшие власти эсеро-меньшевистские Советы также пытались создавать свою милицию, но все их попытки проваливались. Редкие исключения (Канавино, Минск) погоды не делали.

Рождалась действительно народная
7 ноября 1917 года II Всероссийский съезд Советов провозглашает Совет-скую власть. И уже через три дня — 10 ноября по инициативе В.И. Ленина Наркомат по внутренним делам принял постановление «О рабочей мили-ции». Ветераны органов внутренних дел хорошо помнят ленинские слова: «Какая милиция нужна нам, пролетариату, всем трудящимся? Действительно народная». Но почему-то мы пропускали вторую часть цитаты, а в ней говорилось, что милиция соединяет в себе функции народной власти с функциями полиции (подчеркнуто мною. — В.И.).
Конечно, у первых милиционеров не было опыта работы, но были революционный энтузиазм, желание освоить поначалу азы, а потом и все тонкости борьбы с правонарушителями. Приведу один пример. Весной 1918 года в Москве была разграблена патриаршая ризница. В ее палатах находились ценности, которые не измерялись ни в долларах, ни в любой другой валюте. Назову Евангелие ХII века, осыпанное драгоценными камнями, или Евангелие ХVII века в золотом окладе с крупными бриллиантами, весившее более 16 килограммов. Раскрыть преступление, вернуть украденное — труднейшая задача и для опытных специалистов. Однако милиционеры с честью выполнили задание. Драгоценности были найдены в Москве, Подмосковье, Саратове.
12 октября 1918 года наркоматы внутренних дел и юстиции утвердили инструкцию об организации советской милиции. С этого дня милиция окончательно стала штатным государственным органом охраны общественного порядка.
Известно, милицейская служба опасна и трудна. В городе Узловая родной моей Тульской области расположена улица, названная в честь милиционера Беклемищева. Он, Иван Михайлович Беклемищев, погиб при задержании вооруженной банды 7 ноября 1918 года. Это, конечно, случайное совпадение, но в день трагической гибели моего земляка в Москве, на Красной пощади, по ленинскому поручению была торжественно открыта мемориальная доска памяти павших героев революции. На ней были высечены пламенные слова Сергея Есенина:

Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц,
Спите, любимые братья,
В свете нетленных гробниц.

Конечно, участвовавшие в церемонии не могли знать о гибели узловского милиционера, но приведенные выше слова целиком и полностью можно отнести к тов. Беклемищеву.
Безусловно, одной из важнейших задач милиции было выполнение и так называемых полицейских функций, но не менее важными стали вопросы профилактики правонарушений, соблюдения соцзаконности. В решении этих задач велика заслуга Ф.Э. Дзержинского. Вот его слова: «Пусть все те, которым поручено произвести обыск, лишив человека свободы, и держать его в тюрьме, относятся бережно к людям арестуемым и обыскиваемым, пусть будут к ним ближе, чем даже с близким человеком, помня, что он в нашей власти. Каждый должен понимать, что он представитель Советской власти рабочих и крестьян и что всякий его окрик, грубость, нескромность, невежливость — пятно, которое ложится на эту власть».
Занимая высокие государственные должности, Ф.Э. Дзержинский учил ра-ботников милиции бороться за человека. Невозможно переоценить роль руководимой им милиции в деле перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей. Могли ли о такого рода деятельности хотя бы подумать полицейские держиморды и очумеловы? Конечно, нет!
В подмосковной деревне Костино, например, создается трудовая коммуна из юных правонарушителей. Крестьяне заволновались: воры и хулиганы будут гулять без охраны. Потребовали закрыть невиданное дотоле заведение. Феликс Эдмундович поехал к ребятам, поговорил с ними по душам, и те дали слово: не подведем! Коммунары помогали крестьянам ремонтировать инвентарь, работали на полях, устраивали концерты. В начале 30-х годов беспризорщина была полностью ликвидирована. Увы, сегодня она возродилась и набирает обороты.

Милицейская служба как подвиг
Перенесёмся на десятки лет назад. Великая Отечественная. Ленинград в блокадном кольце. Подразделения ГАИ обеспечивают движение по ледовой дороге через Ладожское озеро. Ослабевшие от голода и усталости милиционеры помогли вывести на Большую землю сотни тысяч жителей города Ленина, доставить миллионы тонн грузов в осажденный город. А в самом городе милиционеры — на пределе человеческих сил! — вели контроль за тем, чтобы каждому ленинградцу достались «150 блокадных грамм со слезой и кровью пополам».
Конечно, и в среде работников органов внутренних дел встречались подонки, но их было ничтожное меньшинство. Вспомню опять мой родной город-герой Тулу. Всесоюзная «кузница оружия» оказалась Гудериану и его приспешникам не по зубам. И в оборону города внес свой вклад милицейский батальон под командованием М.И. Свиридова. В дни боев за Тулу немцами были взяты в плен бывший косогорский милиционер, разведчик Козырев и работник уголовного розыска Вишняков. После жесточайших пыток фашисты вынесли приговоры, как две капли воды похожие один на другой: «Показаний не дал — расстрелять». Не думаю, чтобы гоголевский Держиморда и чеховский Очумелов были способны на подобные подвиги.
Война от Тулы откатилась, но для работников милиции трудная борьба с расплодившимися бандами продолжалась. Не обошлось опять-таки без по-терь. И вот 13 декабря 1944 года при задержании преступной группы под Венёвом погиб инспектор уголовного розыска В.Д. Стрешнёв.
Читатель может спросить: почему я так подробно остановился на событиях военных лет? Да потому, что вот отметили праздник — 65-летие Победы, отчитались власти, отрапортовали, отмаршировали, поставили галочку — и забыли про «сороковые, роковые» до следующего юбилея.
Не буду подробно говорить о работе милиции в советские послевоенные годы. Скажу одно: стражи правопорядка вели решительную борьбу с преступностью, осуществляли многоплановую профилактическую работу. Всё было — победы, срывы, провалы… Но прежде всего — победы. О ратном подвиге работников милиции хорошо сказал поэт Р. Рождественский:

Никакие не сверхчеловеки
И не сказочные богатыри —
Просто люди
Из плоти и крови
Без придуманной мишуры.
Не играющие в героев
(Нету времени для игры!)
Просто будни у них
грозовые…
В час, когда не слышна
война,
Получают они ордена
И ранения пулевые»

27 июня 1987 года в городе Ефремове находившийся в нетрезвом состоянии вооруженный мужчина открыл беспорядочную стрельбу по территории, возле которой находилась детская площадка. Трагедию предотвратил сержант милиции Ю.Н. Лунин, своим телом прикрывший женщин и детей от разъяренного преступника. Пули попали в голову и сердце милиционера, а подоспевшие товарищи обезвредили негодяя.
За мужество, проявленное при исполнении служебного долга, Юрий Нико-лаевич посмертно был награжден орденом Красной Звезды. Да, такие герои, как Лунин, в мирное время получали «ордена и ранения пулевые».
Вновь отмечу: не помню, чтобы в большой дореволюционной литературе положительным героем был изображен полицейский. Промолчу я и об удачных и откровенно слабых советских детективах, ибо там главной фабулой является раскрытие преступлений. А вот о некоторых произведениях художественной литературы и фильмах, где погони, перестрелки, драки не давят на содержание, не сказать не могу.
В 50-е годы замечательный писатель Павел Нилин создает великолепную повесть «Испытательный срок». В 1960 году она была экранизирована. Если удастся, товарищи, обязательно прочтите повесть, посмотрите фильм! Главный герой произведения — бывший молотобоец, старший инспектор уголовного розыска Ульян Жур. 1923 год, нэп набирает силы, «республика строится, дыбится». И в то же время «зашалили» буржуи, активизировались преступники. И вот этот мягкий от природы человек в решающие моменты к врагам общества становится беспощадным. В память врезаются его слова: «Прямо скажу, в молотобойцах было лучше, покойнее, чище. Но меня послала партия ловить бандитов. И я ловлю… Потому что эти люди мешают нам налаживать хорошую жизнь».
В повести есть еще один запоминающийся милиционер — Саша Егоров, честнейший, застенчивый, не терпящий несправедливости паренек. Лейтмотивом его действий являются слова В.Г. Короленко: «Человек создан для счастья, как птица для полета». Не сразу, но и Саша становится хорошим оперативником.
Великий советский актер М.И. Жаров (1899—1981 гг.) говорил: «Когда я слышу похвальное слово в адрес милиционера, то испытываю огромное удовлетворение». А посему неудивительно, что артист уже в преклонном возрасте (1969, 1974, 1979 гг.) снялся в роли участкового инспектора Ани-скина.
Стихотворение С.В. Михалкова «Дядя Стёпа — милиционер» стало классикой. И если Михалкова, а также его старших современников — Чуковского, Маршака, Барто ребятишки перестанут читать, это будет еще одним серьезным симптомом деградации молодого поколения.

Какой же теперь будет праздник?
Проклинаемый и высмеиваемый дерьмократами Л.И. Брежнев высказал мудрую мысль: люди каждой профессии должны иметь свой профессиональный праздник. Таким праздником для работников милиции был 10-й день ноября. Но этот день был праздничным и для всех наших граждан. Самый интересный концерт приходился обычно на День милиции. Вспоминаю А. Пугачёву конца 70-х — начала 80-х годов, ее песни о бедном влюбленном художнике, короле-неудачнике Луи. Помню ее приветствие, адресованное всем милиционерам страны, и в первую очередь какого-то московского района (наверное, она в нем проживала). Сейчас же, увидев на телеэкране сидящих рядом «примадонну» и М. Галкина, вспоминаю Ильфа и Петрова: «Молодая была немолодой». Да и репертуар у певицы уже не тот, не берет за душу. Иное время — иные песни…
….

Виктор ИВАНОВ. Подполковник милиции в отставке. г. Тула.
Газета «Правда» № 102

+1

2

С общим настроем статьи согласен. Но, в некоторых деталях автор не выдерживает объективного подхода.

0


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Ленинская комната. » Советская милиция – гимн в прозе