АЛЬМАНАХ № 7 2008 г.
ервая страница в истории советской милиции была открыта постановлением НКВД от 10.11 (28.10) 1917 г. «О создании рабочей милиции». В данном постановлении сказано следующее: «1. Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию. 2. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Совета рабочих и солдатских депутатов. 3. Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению ее техническими силами вплоть до снабжения ее казенным оружием». Таким образом, функции полиции переходили к вооруженному народу. В.И. Ленин еще до победы Советской власти писал, что «государственный порядок при такой власти охраняют сами вооруженные рабочие и крестьяне, сам вооруженный народ». Эта концепция уже в октябре 1917 г. была реализована на практике при формировании отрядов Красной Гвардии и рабочей милиции. Отряды Красной Гвардии были сформированы из рабочих практически во всех промышленных центрах России еще при власти Временного Правительства. Красная Гвардия и рабочая милиция создавались на добровольной основе из рабочих Советами рабочих депутатов. Вооруженные формирования городского пролетариата не имели постоянного штата, четко определенных источников финансирования и материального снабжения. Члены таких самодеятельных рабочих организаций оставались рабочими на своих предприятиях, где им начислялась и выплачивалась заработная плата. Формы организации вооруженных рабочих отрядов были самыми разными. Городских же органов управления рабочей милицией в 1917–1918 гг. вообще не создавалось. Вооруженные отряды рабочих имели самые разные наименования – боевые дружины, отряды народной охраны, отряды самообороны и т.п.

В ряде городов Советской России народная милиция временного правительства продолжала и при Советской власти обеспечивать охрану общественного порядка. Так, еще при Временном правительстве была образована уголовно-розыскная милиция г. Тулы. Ее начальником был назначен бывший сотрудник полиции, беспартийный Алексей Григорьевич Глаголев. При установлении Советской власти в Туле решением Тульского Совета уголовно-розыскная милиция города была сохранена. Ее начальником Совет утвердил А.Г. Глаголева.

Саратовский Совет рабочих и солдатских депутатов в ноябре 1917 г. распустил народную милицию Временного правительства и временно возложил функции охраны общественного порядка в г. Саратове на Красную Гвардию.

На май 1918 г. губернская милиция была создана в Орле, Симбирске, Саратове; в августе были организованы губернские милиции в Вологде, Воронеже, Витебске.

Но жизнь заставила отказаться от идеи охраны общественного порядка силами добровольной пролетарской милиции.

В марте 1918 г. Народный комиссар внутренних дел РСФСР Г.И. Петровский поставил в Совете Народных Комиссаров вопрос об организации советской милиции на штатных началах. 21 марта 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров, этот вопрос был рассмотрен и НКВД предложено выработать и внести в Совет Народных Комиссаров положение о советской милиции.

16 мая 1918 г. коллегия НКВД приняла следующее решение: «Милиция существует как постоянный штат лиц, исполняющих специальные функции, организация милиции должна осуществляться независимо от организации Красной Армии, функции их должны быть строго разграничены».

5 июня 1918 г. в Вестнике Комиссариата внутренних дел был опубликован проект Положения о народной рабоче-крестьянской охране (советской милиции). В нем указывалось: «Для охраны революционного порядка учреждается... народная рабоче-крестьянская охрана (советская милиция) как постоянный штат лиц».

К июлю 1918 г. в НКВД РСФСР сформировалась четкая концепция организации управления местными органами милиции. Все органы милиции губернии подчинялись губернскому отделу управления и его подотделу милиции. Все органы милиции города подчинялись городскому отделу управления и его подотделу милиции. В крупных городах вводилось деление на районы милиции. Все виды милиции уезда подчинялись уездному отделу управления и его подотделу милиции. Такая концепция требовала своего логического завершения – организации центральных органов управления советской милиции. Местным органам милиции необходимо было оказывать постоянную помощь в организации практической работы, обеспечить подготовку кадров, финансирование, материальное снабжение (особенно в части вооружения) и пр. Для решения указанных задач 5 июля 1918 г. в структуре НКВД был создан отдел милиции, которым с 13 июля стал руководить А.М. Дижбит. Этот отдел 1 августа 1918 г. был преобразован в управление милиции, а 7 октября 1918 г. эта организация была преобразована в главное управление милиции (ГУМ) НКВД РСФСР. Заведующим ГУМ был назначен А.М. Дижбит. Аппарат ГУМ НКВД был сформирован в конце октября 1918 г. В состав аппарата ГУМ вошли: секретариат (зав. А.М.Чайковский), инструкторский отдел (А.Н.Руженцев), культурно-просветительский отдел (А.Ф.Ивенин), отдел снабжения (Н.И.Михайлов).

В 1918 г. СНК РСФСР проводит ряд декретов и постановлений для организации более эффективной охраны железнодорожного и водного транспорта. На местах решениями ревкомов ряда железных дорог уже была организована железнодорожная советская милиция. Так уже в январе 1918 г. решением ревкома на Забайкальской железной дороге создается железнодорожная милиция, комиссаром которой был назначен Н.А.Трифонов. В Екатеринославле ревкомом в начале 1918 г. была создана железнодорожная милиция Екатерининской железной дороги. Но никакой единой системы железнодорожной милиции в течение 1918 г. в стране не создавалось.

25 июля 1918 г. СНК РСФСР принял декрет «Об учреждении водной милиции». Еще в начале 1918 г. в системе Главвода ВСНХ РСФСР была организована ведомственная охрана, которая обеспечивала вооруженную охрану речных путей сообщения и общественный порядок. Ведомственная охрана после подчинения Главвода НКПС РСФСР вошла в состав охраны этого наркомата (нач. главного управления охраны А.П.Ногтев). Но фактически в 1918 г. водная милиция в системе НКВД была организована только в Москве и Петрограде, причем централизованного подразделения для руководства ее деятельностью не создавалось.

В большинстве городов России после октября 1917 г. уголовно-розыскная милиция Временного правительства распущена не была. В ряде городов образованные там Военно-революционные комитеты назначили в отделения уголовно-розыскной милиции своих комиссаров. В ряде губерний при отделах охраны или комиссариатах управления губернских и городских Советов были образованы уголовно-розыскные отделения. Так, подобное отделение было создано в составе комиссариата по гражданским делам при Моссовете. Оно и стало основной для организации Московского управления уголовного розыска (МУУР).

Непрерывный рост преступности в стране вызвал озабоченность руководства НКВД. Положение на местах было рассмотрено на заседании коллегии НКВД РСФСР 5 октября 1918 г. На нем было принято Постановление о создании уголовного розыска: «1. В разных пунктах РСФСР для охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом учреждаются на основании следующего положения при всех губернских управлениях советской рабоче-крестьянской милиции в городах, как уездных, так и посадах, с народонаселением не менее 40000–45000 жителей, отделения уголовного розыска во главе одного начальника и необходимого числа сотрудников. 2. Все существующие ныне уголовно-розыскные учреждения должны быть реорганизованы и изменены согласно данному положению. 3. Для общего руководства и управления деятельностью в РСФСР уголовно-розыскного дела при главном управлении рабоче-крестьянской милиции НКВД создается особое отделение Центрального управления уголовного розыска. 4. Центральное управление уголовного розыска при ГУМ имеет право контроля над действиями городских и губернских отделений уголовного розыска. 5. Начальник Центрального управления уголовного розыска при главном управлении советской рабоче-крестьянской милиции НКВД назначается и увольняется заведующим управлением советской рабоче-крестьянской милиции НКВД с утверждением НКВД. 6. Начальник уголовно-розыскного отдела при губернском и городском управлении милиции назначается по представлению заведующего губернским управлением милиции, заведующим отделом управления ГИК, и утверждается НКВД». Центророзыск входил в состав ГУМ НКВД, губернские отделения уголовного розыска – в состав губернских управлений милиции, городские отделения уголовного розыска в – состав городских управлений милиции. При этом документом не было предусмотрено создавать уездные и волостные органы уголовного розыска.

Приказом НКВД РСФСР по главному управлению милиции было образовано Центральное управление уголовного розыска (Центророзыск). 10 октября 1918 г. его первым начальником стал начальник МУУР К.Г. Розенталь. При этом начальником МУУР он оставался по совместительству до ноября 1918 г. Вот, что сообщил об этом в приказе по МУУР № 90 от 11 января 1919 г. К.Г. Розенталь: «Приказом НКВД по главному управлению милиции от 10 сего октября я назначен начальником центрального управления уголовного розыска в России, помещающегося в доме № 14 по Пименовскому переулку, с оставлением в занимаемой мною должности, о каковом назначении объявляю для сведения». После назначения К.Г. Розенталя многие сотрудники МУУР перешли осенью 1918 г. на работу в аппарат Центророзыска. В ноябре 1918 г. коллегия НКВД утвердила временный штат Центророзыска в количестве 15 человек.

В октябре 1918 г. НКВД РСФСР направило на места в органы милиции и уголовного розыска циркулярную телеграмму, категорически запрещающую их сотрудникам производить розыски и сбор информации по частным делам. Такие факты имели место, когда сотрудники милиции и уголовного розыска за вознаграждение оказывали частным гражданам определенные услуги, как установление места жительства и работы лица, его доходы, наличия недвижимого и движимого имущества, и прочее. Во исполнение данного циркуляра в приказе по МУУР № 42 от 14.10.18 сказано: «Мною замечено, что некоторые сотрудники занимаются производством розыска по частным делам. Предупреждаю, что по делам частного характера производимый розыск, и собирание каких бы то ни было сведений, мною категорически воспрещается. Замеченные в неисполнении сего будут преданы суду».

Первые учебные заведения милиции и уголовного розыска были организованы как краткосрочные курсы милиции в Москве и Петрограде. Вскоре они были переименованы в школы милиции. Московская школа милиции была открыта уже 18 мая 1918 г. Первый набор слушателей школы составлял 40 человек. В связи с открытием этой школы был издан приказ по милиции г. Москвы. В данном приказе было сказано: «Немедленно откомандировать одного свободного от службы помощника комиссара по наружной охране, младшего помощника по уголовноследственной части и десятника, для прохождения курса в школе милиции (Петровские казармы)». В Петрограде курсы милиции были организованы в октябре 1918 г. В них обучалось 150 курсантов. Первый выпуск курсантов Петроградских курсов милиции состоялся 17 декабря 1918 г. С 1920 г. учебная работа этих школ была существенно расширена. Теперь в них обучались сотрудники не только городской милиции, но и уездных управлений Московской и Петроградской губерний.

В декабре 1918 г. первичная организация аппарата ГУМ и Центророзыска НКВД была в основном завершена. В этой связи 15 декабря 1918 г. заведующий ГУМ А.М. Дижбит направил на имя наркома ВД Г.И. Петровского следующее письмо: «Работа была ответственна и трудна, нужно было все создать. Конечно, не могу судить, пусть это сделают другие, как я исполнил возложенную на меня задачу. Но я полагаю, что первая организационная работа закончена и поэтому прошу Вас освободить меня от занимаемой мною должности». И действительно, уроженец Угальской волости Вентспилсского уезда Лифлянской губернии Андрес Мартинович Дижбит за несколько месяцев военного 1918 г. сумел наладить работу советской милиции. В России этого человека именовали как Андрей Мартынович. Как уроженец Латвии он рвался в конце 1918 г. на Родину, чтобы бороться с германскими оккупантами. А.М. Дижбит, член партии большевиков с 1912 г., уже в июле 1918 г. подавал свой первый рапорт о желании отправиться рядовым бойцом на Восточный фронт, где наступали белогвардейские армии. Тогда ему отказали. В декабре А.М. Дижбит был назначен НКВД РСФСР своим уполномоченным в Советской Латвии. Новым начальником Главмилиции стал Михаил Иванович Васильев-Южин.

Попытки 1918–1919 гг. ввести в органах милиции служебную форму успеха не имели. Но НКВД РСФСР еще в конце 1918 г. сумело наладить производство наружных металлических знаков для командного и рядового состава милиции. Эти знаки изготавливала в Москве металлическая артель «Труженик» по заказу главного управления милиции.

В начале 1919 г. советское правительство принимает ряд декретов и постановлений по организации транспортной милиции. В первую очередь, это декрет СНК РСФСР от 18.02.19 «Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны». После издания данного декрета СНК РСФСР утвердил «Положение о железнодорожной охране» и «О рабоче-крестьянской железнодорожной милиции».

Уже в феврале 1919 г. в ряде губернских центров органы железнодорожной милиции были созданы. Первоначально такие органы создавались как отделы железнодорожной милиции в составе управлений губернской милиции. 18 февраля 1919 г. была создана железнодорожная милиция в Петрограде. Она именовалась как милиция Петроградского транспортного узла. Ее начальником был назначен В.С. Шатов. В Москве организацией железнодорожной милиции занимался А.В. Белоруссов. Он сформировал милицию Московского транспортного узла, которая обслуживала все вокзалы и станции города Москвы, а также ее окрестностей. На некоторых железнодорожных станциях Москвы и ее окрестностей летом 1919 г. были организованы чрезвычайные комиссариаты по охране. Такой комиссариат был создан для охраны Дачного района Северной железной дороги. Руководил им чрезвычайный комиссар Махмуд Бек. В его подчинении находился особый отряд милиции, численностью более 200 человек. Отдел железнодорожной милиции в аппарате главного управления милиции был создан в марте 1919 г. На этот отдел коллегия НКВД РСФСР возложила общее руководство всей железнодорожной милицией республики. Заведующим отделом был назначен А.Ф. Ивенин. Но утвержден в этой должности он был коллегией НКВД РСФСР только в июне 1919 г. Уже 28 ноября 1919 г. на пост заведующего отделом железнодорожной милиции был назначен М.А. Дейч. Он руководил отделом до февраля 1920 г.

В апреле 1919 г. был издан декрет СНК РСФСР «Об образовании речной милиции». Этот декрет предписывал создать на территории республики специализированную милицию на речных путях сообщения. Осенью 1919 г. в составе ГУМ НКВД РСФСР был образован отдел морской и речной милиции, который возглавил Б.Г. Молдавский. Этот отдел с декабря 1919 г. непосредственно руководил созданием органов водной милиции на всей территории Советской России.

В феврале 1919 г. СНК принял постановление о переводе всех видов советской милиции на государственное содержание. В данном постановлении было сказано: «В целях более успешной борьбы с возросшей преступностью и улучшением состава рабоче-крестьянской милиции СНК постановил: Принять на государственный счет содержание всех видов милиции, находящихся в ведении НКВД. Чины милиции и агенты уголовного розыска, подлежащие призыву в Красную Армию, остаются на своих местах и считаются прикомандированными к отделу управления. Вместе с тем в милиции вводится обязательное обучение военному искусству и военная дисциплина. В районах боевых действий милиция может употребляться как военная сила».

Главным нормативным документом для организации работы советской милиции в 1919 г. являлся декрет СНК «О советской рабоче-крестьянской милиции», опубликованный 3 апреля 1919 г. Данный декрет определил централизованную систему подчинения советской милиции. Он же определил все виды советской милиции. В декрете было четко определено, что вся советская милиция содержится за государственный счет, был определен порядок продовольственного обеспечения сотрудников милиции: «Милиционеры и командный состав милиции зачисляются на тыловой красноармейский паек за наличный расчет по твердым ценам, о чем народный комиссариат по продовольствию делает немедленно распоряжение во все губернские продовольственные комитеты».

В связи с резким усилением уголовной преступности, особенно вооруженного бандитизма в городах, ГУМ НКВД направил всем ГИК и ЧК специальный циркуляр № 758/2339 от 8.03.1919. В данном циркуляре было сказано: «За последнее время сильно увеличилось количество уголовных преступлений и в некоторых случаях эти преступления приняли характер террористических актов, и, как видно, имеют своей ближайшей целью дискредитацию Советской власти. Борьба с такими грабителями-террористами должна быть беспощадной и не следует разбираться в средствах их уничтожения. Надо мобилизовать все силы уголовного розыска и местных коммунистов для того, чтобы успешно противопоставить актам насилия бандитов и темных личностей железную волю пролетариата, обеспечить тыл от преступников – опасных врагов Советской власти. Отделения уголовного розыска, со своей стороны, должны приложить все силы к тому, чтобы профессиональные преступники, грабители и бандиты не могли спокойно проживать в районе деятельности отделения и творить свое преступное дело». Именно на основании этого документа в 1919 г. органы милиции и уголовного розыска вели борьбу с профессиональной преступностью и вооруженным бандитизмом.

Центральное управление уголовного розыска (Центророзыск) входило в состав главного управления милиции НКВД. До марта 1919 г. Центророзыском руководил К.Г. Розенталь, затем до октября – В.Н. Николаев. С октября по ноябрь 1919 г. в Центророзыске не было руководителя. Его обязанности временно исполнял секретарь управления Я.С. Часовщик. 28 ноября 1919 руководителем Центророзыска был назначен А.Ф. Ивенин. Но уже в декабре 1919 г. руководителем Центророзыска был вновь назначен К.Г. Розенталь. 1 марта 1919 г. в Центророзыске был создан кабинет судебно-уголовной экспертизы, который возглавил П.С. Семеновский, в том же месяце в Москве открылись курсы подготовки оперативных сотрудников уголовного розыска.

Весной 1919 г. Центророзыск провел реорганизацию губернских уголовно-розыскных отделений. Циркуляром № 1672 от 26.05.1919 для губернских отделений были введены три категории. Такое деление не распространялось только на органы уголовного розыска Москвы и Петрограда. Новые типовые штаты для губернских отделений уголовного розыска примерно составляли: для 1 категории – 50 сотрудников, для 2 категории – 40 сотрудников, для 3 категории – 30 сотрудников.

В конце 1919 г. начинаются работы по формированию общероссийской информационной базы для оперативно-розыскной работы. НКВД РСФСР 23 декабря 1919 г. издал циркуляр № 452/2308, в котором сказано следующее: «ГУМ просит поручить всем губернским, городском и уездным милициям всех губерний представить в ГУМ в двухнедельный с получения сего срок непосредственном от себя по прилагаемой форме списки лиц, скрывающихся от производства предварительных дознаний, судебного следствия и от суда, по обвинению их в преступлениях, влекущих по закону об ответственности, задержание и заключение под стражу». Реквизиты из данной формы заносились в специальные карточки. Эти карточки хранились в единой картотеке Центророзыска до момента поступления сведений о задержании лица, объявленного в розыск. Единая республиканская картотека по розыску граждан была сформирована в 1920 г. На основании ее данных Центророзыск ежемесячно рассылал в губернские милиции списки граждан, объявленных во всероссийский розыск. Введение такой организации розыска позволило в 1920 г. задержать значительное число граждан, скрывающихся от органов милиции и суда.

В 1919 г. по всей системе НКВД РСФСР был введен обязательный порядок оповещения всех местных отделов управления и управлений милиции о сотрудниках, уволенных за должностные нарушения или преступления. Подобные оповещения рассылались как циркуляры, содержавшие руководящие указания и список уволенных из системы НКВД лиц. В списке указывались: фамилия-имя-отчество сотрудника, должность, место последней работы, причина увольнения. Этим пресекались попытки уволенных за злоупотребления работников вновь устроиться на службу.

Опыт строительства милиции, накопленный в первые годы Советской власти, был обобщен и законодательно закреплен в Положении о рабоче-крестьянской милиции. 8 июня 1920 г. проект Положения рассматривался на заседании Совета Народных Комиссаров. Одновременно СНК принял постановление, в котором НКВД поручалось немедленно выработать инструкцию о мерах быстрого введения военной дисциплины в милиции. После одобрения СНК проект Положения 10 июня 1920 г. утвердил ВЦИК.

Этот документ четко определил систему управления и распределение функций и полномочий всех органов милиции и уголовного розыска РСФСР. Вся милиция республики была разделена на следующие виды: общая милиция, уголовно-розыскная, промышленная, железнодорожная и водная. Все органы общей, уголовно-розыскной и промышленной милиции формировались по территориальному принципу. Все органы железнодорожной и водной милиции формировались по линейному принципу. Главным руководящим органом милиции республики являлось ГУМ НКВД РСФСР, которому подчинялись губернские управления милиции, милиция железных дорог и водного транспорта. Губернские управления милиции обеспечивали руководство всеми органами общей милиции и уголовного розыска на территории своей губернии.

Рабоче-крестьянская милиция рассматривалась как исполнительный орган, которому придавалось значение вооруженных частей особого назначения и резерва Красной Армии. Народный комиссариат по военным делам мог привлекать милиционеров к участию в боевых операциях на фронтах, однако с таким расчетом, чтобы в действующей армии одновременно находилось не свыше 1/5 личного состава милиции. При необходимости в районе боевых действий все работники милиции по требованию соответствующего реввоенсовета могли быть привлечены в ряды действующей армии. После прекращения боевых действий на территории района они немедленно возвращались к исполнению своих прямых обязанностей.

В Положении вновь подчеркивалось, что снабжение милиции продовольствием, снаряжением, обмундированием, вооружением, а также обеспечение семей милиционеров производятся за счет государственного бюджета. Совет Труда и Обороны 11 июля 1920 г. принял постановление «О снабжении милиции продовольствием, фуражом и предметами первой необходимости». В нем указывалось, что обеспечение милиции всеми видами довольствия «проводится на общих основаниях с частями Красной Армии, несущими гарнизонную службу». Порядок удовлетворения милиции довольствием определялся окружными и губернскими органами снабжения Красной Армии по согласованию с Главным управлением милиции и его местными органами.

Положение о рабоче-крестьянской милиции от 10 июня 1920 г. закрепило опыт первых лет строительства органов милиции. С изданием Положения в основном завершился процесс организационного становления советской милиции.

В 1920 году начинает воплощаться в жизнь ранее принятое постановление о реорганизации железнодорожной милиции по линейному принципу. Такая реорганизация предусматривала ликвидацию отделов железнодорожной милиции в структурах управлений губернской милиции и организацию управления железнодорожной милиции в составе аппарата каждой железной дороги. В начале 1920 г. были организованы управления милиции следующих железных дорог: Юго-Восточной, Южной, Донецкой, Екатеринославской, Северо-Западной, Николаевской (Октябрьской), Московско-Киевско-Воронежской, Орлово-Риго-Виндавской, Самаро-Златоустовской, Нижегородской, Московско-Курской. Все созданные линейные управления милиции железных дорог имели двойное подчинение. В оперативном, административном и хозяйственном отношении они подчинялись аппарату управления железной дороги, а также выше стоящей организации – НКПС РСФСР. А по своей функциональной деятельности эти управления подчинялись ГУМ НКВД РСФСР. Непосредственное руководство органами железнодорожной милиции обеспечивал отдел железнодорожной милиции ГУМ НКВД РСФСР. С 28 ноября 1919 г. этот отдел возглавлял М.А. Дейч, затем С.П. Перов.

В ноябре 1920 г. было принято решение передать железнодорожную и водную милицию в состав войск ВНУС НКВД и подчинить ее командующему этими войсками. В январе 1921 г. эта милиция перешла после расформирования войск ВНУС в состав войск ВЧК.

http://www.geraldika.org/07_2008_04.htm