Семья бывших милиционеров из Подмосковья воспитывает 20 детей. Из них 13 - приемные
http://www.kp.ru/daily/26048/2961072/?cp=2
Однажды к находящейся на суточном дежурстве в милиции Лилиане поступил вызов: на площадке у мусоропровода найден труп новорожденного. Выслали наряд. Ребенок оказался жив. Лилиана поручает везти его в приемное отделение детской больницы и следом мчится туда сама. Брошенной девочке от силы пять дней. Врачи разрешают Романовым забрать ребенка к себе. Девочку назвали Женей. Из Подольска повезли малышку в Москву, прошли все обследования - абсолютно здорова. И тут в дверь к Романовым постучались чиновники.
- Пришли тетки из отдела опеки, обзывали меня хабалкой, ворующей детей, на которых у них целая очередь, - рассказывает Лилиана.
Просьбы, слезы, милицейские погоны - ничего не помогло. Женю, которой к тому времени уже исполнилось несколько месяцев, забрали и отправили в больницу. Там она подхватила инфекцию и заработала клеймо: «усыновлению не подлежит». На просьбы Романовых вернуть им ребенка везде отвечали отказом. Больше о Жене они не слышали. Знают лишь, что пошла «по этапу»: дом малютки, затем детдом для детей-инвалидов. На содержание больных детей-сирот (не важно, что еще буквально вчера они были здоровыми) государство выделяет в разы больше денег. Вот таким банальным образом руководство какого-то детдома получило дополнительное финансирование. К мусоропроводу Женю выбрасывали дважды: вначале родная мать, потом чиновники.