Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ОперА от Бога.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Публикации героями которых стали сотрудники управления уголовного розыска ГУВД по Свердловской области.
История уголовного розыска — это, по сути, история всей страны в миниатюре. Все потрясения, которые испытывает государство, сразу же отражаются на сотрудниках угрозыска — они первыми встают на пути преступности, которая активизируется в трудные для страны времена. Кому, как не Владимиру Павловичу Филиппову, сыщику с более чем 30-летним стажем, первому заместителю начальника ГУВД по Свердловской области — начальнику службы криминальной милиции, знать это лучше других? И потому он решил создать летопись свердловского уголовного розыска — чтобы люди не забыли о той огромной, трудной и опасной работе, которую сыщики во все времена делали ради безопасности общества. А мы расскажем о самом Владимире Павловиче.
…1976 год. Выпускник медицинского училища, новоиспеченный фельдшер Владимир Филиппов мечтает стать великим хирургом. Но судьба распоряжается иначе: его увлекает сыскная работа, и после армии он оказывается в школе милиции в Елабуге — знаменитой на весь Союз кузнице кадров для уголовного розыска.
В 1978 году Владимир Филиппов приходит на работу в ОВД Сухого Лога. Город, в котором он вырос, ему теперь предстояло охранять от преступников. И хотя начинающий сыщик поначалу пытался «изменить» уголовному розыску — даже подавал рапорты о желании служить в ГАИ, — его первый руководитель, начальник сухоложской милиции, разглядев в молодом сотруднике несомненный талант, раз и навсегда убедил Владимира Филиппова, что сыскная работа — это именно его призвание. И тысячу раз оказался прав.
Первые успехи пришли быстро. Хотя сказать, что дались они малой кровью, было бы неверно. Чтобы «расколоть» изворотливого карманника (а именно раскрытием карманных краж занимался в первый год службы Владимир Филиппов), требуется немало упорства и труда, а еще толика везения. А в 1979-м, когда работа с несовершеннолетними правонарушителями перешла из ведения прокуратуры в ведение милиции, Владимиру Филиппову доверили это направление. И он всеми силами пытался помочь оступившимся мальчишкам, спасти от дальнейшего падения. Как сейчас вспоминает Владимир Павлович, это был один из самых трудных периодов в его служебной деятельности, ведь к каждому из этих подростков, в большинстве своем — из «тяжелых» семей, требовалось найти свой, особый, подход.
Но в полной мере следственный талант Владимира Филиппова проявился на следующем месте его работы — в Качканарском ГОВД. Пять лет он отдал следственной работе, трудился, как заведенный, выдавая норму за трех следователей. Еще столько же возглавлял отдел уголовного розыска и занимал должность заместителя начальника ГОВД по оперативной работе (начальник службы криминальной милиции). Именно годы, проведенные в Качканарском ГОВД, и люди, с которыми ему довелось там работать, по мнению Владимира Павловича, сделали из него профессионального сыщика, сформировав и закалив его характер. Здесь ему пришлось столкнуться и с более тяжкими преступлениями. Убийство двух дружинников в 1982 году — по тем временам это было очень громкое преступление, взволновавшее весь город. Дружинники помогали сотрудникам угрозыска выследить преступника, похитившего с местного завода оружие ведомственной охраны. И оказались у него на пути. Злоумышленника, конечно, поймали, но людей к жизни было уже не вернуть. Сам убийца, кстати, оказался вовсе не таким уж закоренелым преступником — просто загнанным в угол человеком, со множеством семейных проблем…
Может быть, этот пример, может быть, другие (а в послужном списке Владимира Павловича Филиппова их, наверное, уже тысячи) и привели его к пониманию — какое бы тяжкое преступление не совершил человек, сыщик-профессионал обязан обращаться с ним по-человечески. Именно этот принцип он всегда ставил во главу угла и старался научить этому своих подчиненных. Да, как гражданину понять преступника сложно, но как профессионалу — необходимо. Иначе невозможно будет объективно оценить те причины, которые привели человека на преступную стезю. Не последнюю роль в этом играет социальный аспект. За примером далеко ходить не надо. Владимир Павлович до сих пор помнит, как его, отработавшего на тот момент в уголовном розыске уже более четверти века, потрясла серия жестоких изнасилований и убийств малолетних девочек в Невьянске. Это случилось в начале 2000-х, когда Владимир Филиппов уже работал в должности начальника криминальной милиции ГУВД области. Преступник вел в Невьянске цирковой кружок, приглашал девочек к себе домой и там давал волю своим сексуальным фантазиям. Тела жертв расчленял и прятал. Так продолжалось в течение двух лет.
Владимир Павлович твердо убежден — и этот преступник, и те, другие, кто совершает подобные злодеяния, — глубоко больные люди. Но если раньше государство так или иначе держало таких людей на контроле, то с развалом прежней системы заниматься этой проблемой, кроме милиции, стало некому. И именно сотрудникам уголовного розыска пришлось принять на себя ответственность не только за поимку таких преступников, но и за предотвращение таких преступлений. А ведь к решению этой проблемы нужно подходить в комплексе, с участием всех заинтересованных в безопасности граждан ведомств, не только правоохранительных.
…В конце 1980-х годов Владимира Филиппова перевели на работу в Екатеринбург, сначала в Ленинское РУВД, потом в Верх-Исетское и, наконец, в ГУВД по Свердловской области. Жизнь в стране менялась, и, увы, не в лучшую сторону. И одними из первых прочувствовали эти изменения сотрудники уголовного розыска, когда и всю Россию, и Свердловскую область захлестнула волна преступности. Сыщику Филиппову в начале своей карьеры и в страшном сне не могло привидеться, что наступит такое время, когда наркотики всех видов на уральскую землю будут поставлять килограммами, вымогательство и «крышевание» достигнут колоссальных размеров, а по автотрассам невозможно будет проехать без риска для жизни (доходило до того, что злоумышленники забрасывали большегрузный транспорт и автобусы с «челноками» бутылками с зажигательной смесью). Преступность приобретала все более организованный характер, с жесткой иерархией; преступные группировки вели настоящую войну за сферы влияния. В это время в области произошел буквально всплеск заказных убийств. В одном только 1996 году их было зарегистрировано около 60, тогда как в начале 1980-х фиксировалось примерно 250 убийств в год — практически всех бытовые, потому что о заказных тогда мало кто слышал, а в Свердловской области их и вовсе не было.
Первыми на себя этот удар преступности приняли, конечно, сотрудники угрозыска — специализированных подразделений, УБНОНа или УБОПа, тогда еще не было. Но и когда они появились, уголовный розыск еще некоторое время практически в одиночку отражал натиск преступников: ведь на организацию работы нового подразделения, наработку базы требуются месяцы…
Это было, без преувеличения, тяжелейшее десятилетие в истории всей свердловской милиции. Не выдерживали сотрудники: кто-то просто уходил со службы, а некоторые, соблазнившись перспективой быстрого обогащения, вставали по другую сторону закона, который охраняли еще вчера. Но уголовный розыск выстоял — потому что его сотрудники искренне болели за то дело, которому посвятили всю жизнь. Выстоял и Владимир Филиппов.
http://www.justmedia.ru/analitika/peoples/26474

0

2

Прочла статью, тепло на душе, вот ещё один уважаемый человек, жизнь положивший за спокойную жизнь людей. Боролся со всякой нечистью человекообразной. И надо было остановиться мне и не читать комментарии. Но прочитала. И опять ощущение, что в какую-то грязь попала. Сколько злобы чёрной в людях! И ведь пишут, не зная этого человека. Обидно и неприятно, что всё так. И если эти комменты читал сам герой статьи, то... надеюсь, что не читал. За людей стыдно. Вот так и подумает, может быть--ради кого, ради этих, я сил не жалел? Надеюсь, я ошибаюсь. Очень надеюсь!

0

3

Генерал из деревни Голендухино
Владимир Данилов: «Если следователь во время расследования дела не видит перед собой чью-то судьбу, он превращается в машину по производству протоколов»
///
http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5708/?utm_referrer=https://zen.yandex.com

+1

4

Львы генерала Гурова
Впоследствии Гуров узнает: при том «министерском разносе» в кабинете присутствовал и начальник Главного управления уголовного розыска МВД СССР полковник милиции Игорь Карпец. Уже без свидетелей он вступился за молодого сотрудника перед министром: «Если вам не нужны офицеры, стреляющие в львов, то в центральном аппарате уголовного розыска им самое место». лейтенанту, и начальнику райотдела. Хотел даже уволить обоих… ковёр»… к самому Щёлокову, тогда министру внутренних дел СССР. Глава ведомства, которого «одолели» представители творческой интеллигенции, жалующиеся на «жестокое убийство четвероногого актёра», устроил «разнос» и молодому

А через год после вышеописанного происшествия «охотника на львов» и новоиспечённого выпускника юрфака МГУ действительно возьмут на работу в угро центрального аппарата МВД СССР. А Игорь Иванович Карпец многие годы будет для Александра Ивановича мудрым наставником.

«Шестое» против мафии

Следующий «лев» появится в жизни Гурова позже. И этот «зверь», о существовании которого поначалу многие даже не догадывались, оказался страшней и неуязвимей застреленного когда-то хищника…

Ещё работая в Управлении уголовного розыска, Гуров подготовил кандидатскую, посвящённую профессиональной преступности. В процессе сбора материала обнаружил множество фактов, указывающих на возникновение в стране мафии, организованной преступности. Для нашей криминологии это была непаханая целина. И Карпец не стал удерживать молодого сотрудника, когда после четырёх лет работы в главке тот решил заняться наукой и ушёл во Всесоюзный научно-исследовательский институт МВД СССР. Кстати, через год сам Карпец, имеющий докторскую степень в юриспруденции, возглавит это научное учреждение.

Работа над докторской диссертацией заняла у Гурова ровно 10 лет, настоящим «моментом истины» стала для научного сотрудника командировка в Узбекистан в 1985 году. Александр Иванович до сих пор вспоминает, какой шок испытал, ознакомившись с оперативными материалами республиканского МВД. Город Ташкент оказался поделён преступными группировками на территории влияния, были выявлены факты участия сотрудников милиции в заказных убийствах, воры в законе существовали там на положении теневых министров. Это было, как выражается Гуров, Чикаго 30-х годов. Подготовленная по узбекским материалам справка ушла в центр под заглавием: «О результатах изучения выявленных 9 преступных групп и выявленных формах организованной преступности». Мало кто знает, что в 1986 году во исполнение приказа МВД СССР в Узбекистане был создан первый отдел по борьбе с оргпреступностью. Подобные подразделения были сформированы также в уголовном розыске, в ОБХСС, в исправительной системе и объединяли порядка 1200 человек. Но масштабность и серьёзность проблемы говорила о необходимости создания отдельной специализированной службы, считал Гуров.

- На тот момент я уже несколько раз пытался опубликовать результаты своих исследований, основанных, конечно, не только на узбекских материалах, - вспоминает Александр Иванович. - Хотя бы в своих ведомственных изданиях. Везде получил отказ. Тогда-то и решился вынести, как говорится, сор из избы. Так летом 1988 года родился плод нашего с Юрием Щекочихиным творчества - статья в «Литературной газете» под названием «Лев прыгнул».

После этого в институт зачастили оргинспекторские проверки, а в Управлении кадров Гурову прямо намекнули, что вопрос о его увольнении практически решён. Возможно, так бы всё и закончилось, если бы статья не легла на стол к Михаилу Горбачёву.

- Много позже я узнал, что он попросил Анатолия Лукьянова, на тот момент секретаря ЦК КПСС, вмешаться в ситуацию, - вспоминает Александр Иванович. - Записку Лукьянова на имя министра внутренних дел СССР Власова о том, что статья заслуживает внимания и что необходимо срочно принять соответствующие меры, я видел своими глазами.

А вскоре Гурова снова вызвали «на ковёр». К только что вступившему в должность новому министру внутренних дел СССР Вадиму Бакатину.

- Бакатин предложил мне заняться «настоящей», а не научной работой, добавив: мол, болтать-то все горазды, а как доходит до дела, так в кусты, - рассказывает Гуров. - Конечно, я не мог не согласиться возглавить только что созданное 6-е Управление по борьбе с оргпреступностью, появившееся не без моих же усилий.

От Александра Ивановича потребовалось ещё больше усилий, чтобы за короткий срок превратить вверенное ему подразделение в настоящую спецслужбу - с тщательно отобранными высокопрофессиональными сотрудниками, с региональными подразделениями, мощной агентурной сетью. В феврале 1991-го указом Президента СССР управление было повышено в статусе до главка, в десяти союзных республиках появились территориальные подразделения. Результат - десятки ликвидированных преступных групп, тысячи арестованных активных членов ОПГ, в том числе большое количество криминальных авторитетов, среди которых лидер «солнцевских» Сильвестр, воры в законе Толя Черкас, Тайванчик… Это было звёздным часом «шестёрки». К сожалению, продлился он недолго. С развалом Союза было ликвидировано МВД СССР, а соответственно, и Главное управление. Потом уже в российской структуре по борьбе с оргпреступностью, которую возглавил бывший заместитель Гурова Михаил Егоров, всё пришлось создавать с нуля, но уже имея бесценный опыт, наработанный «шестым управлением».

http://www.ormvd.ru/pubs/100/the-lions-of-general-gurov

+1

5

Стражник написал(а):

он превращается в машину по производству протоколов»

Ну да. Протоколов у следователя до фига.Протокол допроса свидетеля, подозреваемого, обвиняемого,а также всякие выемки, поручения,экспертизы и прочие обыски. :crazy:

0