Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дело Василия Сталина. 1953 г.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

28-го апреля 1953 года, был арестован и предан суду Василий Иосифович Сталин - сын И.В.Сталина, бывший командующий Военно-воздушными силами Московского военного округа.

Для руководителей страны не было секретом то, как командовал сын вождя вверенными ему армейскими частями, какой там творился произвол, казнокрадство, разврат. Однако фамилия и отчество Василия Иосифовича наводили такой ужас на начальников всех уровней, что никто не осмелился остановить падение этого человека, напротив, его постоянно награждали и продвигали по службе...

Но вот Сталин-отец умер, и его соратники начинают "наводить порядок". А методы-подходы старые, сталинские. Дело Василия Сталина ведется в "совершенном секрете", первые допросы снимает начальник Следственной части по особо важным делам МВД генерал-лейтенант Л.Е.Влодзимирский (прим.- он будет проходить по одному суду с Л.П.Берия и расстрелян вместе с ним), следуют грубейшие нарушения законов: от Василия Сталина требуют, чтобы он переменил фамилию, после тюремного заключения его отправляют в ссылку "по записке" генерального прокурора и председателя Комитета госбезопасности - "в порядке исключения из действующего законодательства"...

В ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС

товарищу Маленкову Г.М.

28 апреля 1953 года был арестован Сталин В.И.
Сталину В.И. было предъявлено обвинение в том, что, являясь командующим ВВС МВО, в течение 1947 - 1952 гг. совершал уголовные преступления, выражавшиеся в незаконном расходовании, хищении и присвоении государственного имущества и денежных средств, склоняя к этому подчиненных ему по службе лиц. Кроме того, допускал враждебные выпады и антисоветские клеветнические измышления в отношении руководителей КПСС и Советского государства, а также высказывал намерение установить связь с иностранными корреспондентами с целью дать интервью о своем положении после кончины Сталина И.В...
Своими незаконными антигосударственными действиями и распоряжениями Сталин В.И. нанес государству материальный ущерб в сумме более двадцати миллионов рублей...
Свою преступную деятельность объяснял тем, что ему легко удавалось осуществлять все свои прихоти, поэтому в нем развились дурные качества, такие как зазнайство, тщеславие и карьеризм, результатом чего и явилось его морально-бытовое разложение, а затем и политическое падение. В течение последнего месяца Сталин В.И. неоднократно просил следователя, ведущего его дело, ускорить прием к БЕРИЯ, объясняя это тем, что хотел бы знать, какое решение по его делу будет принято Советским правительством.
Докладываю на Ваше распоряжение С.КРУГЛОВ
8 августа 1953 года.
-----------------------------------------------------------------------

Протокол допроса арестованного Сталина Василия Иосифовича
от 9 - 11 мая 1953 года.

ВОПРОС: На предыдущих допросах вы признали, что допускали незаконное расходование государственных средств. Правильны ли эти ваши показания?
ОТВЕТ: Да. Правильны... Будучи в 1948 г. назначен на должность командующего ВВС МВО, я в первую очередь занялся переоборудованием переданного ВВС под помещение штаба округа здания Центрального аэропорта, на что было израсходовано несколько миллионов рублей, но, сколько именно, точно не помню... В 1950 г. на территории парка культуры и отдыха Ленинградского района г. Москвы по моему распоряжению было начато строительство так называемого "спортивного центра" Дома офицеров ВВС МВО. Получив согласие Военного Министра ВАСИЛЕВСКОГО на это строительство, я добился через быв. секретаря МК ВКП(б) и председателя Московского городского Совета ПОПОВА Г.М. передачи под строительную площадку территории парка культуры и отдыха Ленинградского района, в связи с чем этот парк был закрыт для пользования трудящимися...

ВОПРОС: Какой необходимостью вызывалось сооружение водного бассейна?

ОТВЕТ: Необходимости строить водный бассейн для военнослужащих ВВС МВО, безусловно, не было, причем сметных ассигнований на это строительство также не было, и оно было начато без разрешения Военного министерства. Так как вскоре выяснилось, что для окончания сооружения бассейна необходимо затратить еще четыре с половиной миллиона рублей, а такими средствами ВВС МВО не располагало и для меня было ясно, что Военное министерство требовавшихся на это денег нам не даст, строительство бассейна было «законсервировано», а вложенные в него крупные средства омертвлены.

Однако я считаю необходимым пояснить, что, приступая к строительству бассейна для плавания, я исходил из того, что в Москве нет ни одного пятидесятиметрового водного бассейна для проведения Олимпийских соревнований.

ВОПРОС: Явно неубедительное объяснение. Какое отношение имели ВВС Московского военного округа к спортивным сооружениям?

ОТВЕТ: Бесспорно, что я занимался не своим делом и никто, конечно, мне не поручал строить водный бассейн. Одной из побудительных причин к этому явилась мастер спорта по плаванию моя сожительница ВАСИЛЬЕВА Капитолина. (прим.-Неоднократная чемпионка и рекордсменка СССР, гражданская жена В.И. Сталина) ВАСИЛЬЕВА меня подбила на сооружение водного бассейна и, желая угодить ей, а, также рассчитывая популяризировать себя сооружением бассейна, я поставил перед собой задачу осуществить эту затею. Бассейн строился на территории одного из ангаров Центрального аэродрома без утвержденного технического проекта и смет. И только после начала строительства, в конце 1951 г., я решил добиться в Военном министерстве получения ассигнований на сооружение бассейна. В ноябре 1951 г., обратившись за получением денег на строительство бассейна к военному министру Советского Союза ВАСИЛЕВСКОМУ, я ввел его в заблуждение, сказав, что мне поручено отцом организовать спортивную работу в ВВС, ВАСИЛЕВСКИЙ отпустил на это строительство вначале 700000 рублей, а затем, в конце января 1952 года, по моему настоянию он же дополнительно утвердил расходы еще на 1 миллион 500 тысяч рублей. Как я уже показал выше, это строительство так и не было закончено, и в августе 1952 года, т.е. к тому времени, когда я был освобожден от занимаемой должности, работы по постройке водного бассейна находились только в начальной стадии.

Помимо сооружения водного бассейна я занимался и другими строительными делами.

ВОПРОС: А именно?

ОТВЕТ: В 1950 г. на территории парка культуры и отдыха Ленинградского района г. Москвы по моему распоряжению было начато строительство так называемого спортивного центра Дома офицеров ВВС МВО. Получив согласие военного министра ВАСИЛЕВСКОГО на это строительство, я добился через бывшего Секретаря МК ВКП(б) и председателя Московского городского совета ПОПОВА Г.М. передачи под строительную площадку территории парка культуры и отдыха Ленинградского района, в связи с чем этот парк был закрыт для пользования трудящимися.

Генерал-полковник БЕЛОСКОКОВ также поддержал мою инициативу о постройке спортивного центра, предложив использовать под каркас здания демонтированный в Германии ангар. Металлические конструкции ангара были доставлены из Германии в Москву. На это ушло много времени и средств. Когда, наконец, каркас ангара был доставлен в Москву, то и здесь при его разгрузке, доставке на строительную площадку и установке мы имели много хлопот, так как ни у нас в ВВС, ни в Военном министерстве не было таких мощных подъемных кранов, которые могли бы поднять отдельные металлические части конструкций этого ангара.

В 1952 г. и это сооружение было «законсервировано», так как у нас не хватало средств на дальнейшее строительство. Насколько я помню, на это строительство было израсходовано более 5 млн. рублей.

В этом деле я повинен еще и в том, что, отняв у трудящихся Ленинградского района г. Москвы их излюбленное место отдыха - парк культуры и отдыха, разрушил кинотеатр, уничтожив зеленые насаждения и не выстроив спортивного центра, я фактически уподобился «собаке на сене».

ВОПРОС: Следствию известно, что вы незаконно расходовали государственные средства не только на эти «строительства». Покажите об этом.

ОТВЕТ: Я уже показал, что, используя свое служебное положение, игнорируя советские законы и обманывая руководство Военного министерства, я разбазарил крупные суммы государственных средств на мероприятия, не вызывавшиеся никакой необходимостью для боевой подготовки вверенных мне воинских подразделений.

От решения насущных вопросов, связанных с повышением качества боевой и политической подготовки подчиненных мне воинских подразделений, отвлекало меня также и то, что большую часть своего времени я уделял спортивной деятельности. В этой связи я должен остановиться на созданных по моему указанию при ВВС МВО спортивных командах, которые содержались за счет средств, ассигнованных на боевую и физическую подготовку войск ВВС МВО.

В период с 1947 по 1949 год в ВВС МВО были сформированы команды мастеров почти по всем видам спорта: конноспортивная, хоккейная, мотоциклетная, конькобежно-велосипедная, баскетбольная, гимнастики, плавания и водного поло. Кроме того, я добился передачи из ВВС Советской Армии футбольной команды. Во всех этих спортивных командах числилось более 300 человек, содержание которых обходилось в сумме свыше 5 млн. рублей в год.

В связи с организацией конноспортивной и мотоциклетной команд я приказал за счет средств ВВС МВО перестроить три ангара на Центральном аэродроме. Один из них был переоборудован под манеж, в другом устроена конюшня, а третий ангар был перестроен под мотовелобазу. На это незаконно израсходована значительная сумма, но, сколько именно, я не помню.

ВОПРОС: Созданные вами спортивные команды состояли из военнослужащих ВВС МВО?

ОТВЕТ: Нет. Военнослужащих ВВС округа в этих командах не было. Они комплектовались спортсменами-профессионалами и мастерами спорта, которые по моему указанию различными незаконными способами переманивались из других спортивных коллективов.

Так, по моему указанию в 1951 году в г. Таллин была командирована тренер по плаванию МАКАРОВА с целью уговорить перейти в команду пловцов ВВС МВО эстонских пловцов ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ.

Я поручил МАКАРОВОЙ обещать ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ большую заработную плату и обеспечение в Москве жилищной площадью. МАКАРОВА сумела выполнить мое задание и перетянула в Москву ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ. В 1952 г. ПРАНГЕЛЬ и МЯГИ выступили в соревнованиях за коллектив ВВС МВО, а я создал для них обещанные условия. Так мне удалось усилить команду пловцов.

Таким же способом, безусловно, развращавшим спортсменов, я перетянул из добровольного спортивного общества «Спартак» в коллектив ВВС МВО мастеров спорта НОВИКОВА, ЗИКМУНДА и ТАРАСОВА, которым предоставил квартиры и присвоил офицерские звания.

Путем предоставления квартиры удалось также переманить в ВВС МВО и заслуженного мастера спорта велосипедиста ТАРАЧКОВА, ранее являвшегося членом спортивного общества «Динамо».

Особенно активное участие я принимал в устройстве на работу в ВВС МВО СТАРОСТИНА Н.П. Стремясь перетянуть к себе СТАРОСТИНА, я не только незаконно стал выплачивать ему и его жене зарплату за счет спорткоманд ВВС МВО, но и в обход советских законов предпринимал меры к прописке СТАРОСТИНА на жительство в Москве, хотя я и знал о том, что СТАРОСТИН, как судимый за антисоветские преступления, не имел права проживать в Москве.

Когда органы милиции отказали, несмотря на мое вмешательство, в прописке СТАРОСТИНА, я предложил моему адъютанту ПОЛЯНСКОМУ вывезти его из Москвы - в охотничье хозяйство ВВС МВО.

Однако через некоторое время СТАРОСТИН милицейскими работниками был обнаружен в Москве на квартире своей жены, и ему было предложено немедленно покинуть Москву.

Узнав, что СТАРОСТИН выехал из Москвы, я предложил бывшему начальнику отдела контрразведки ВВС МВО ГОЛОВАНОВУ и своему адъютанту ПОЛЯНСКОМУу немедленно на самолете догнать поезд, в котором следовал СТАРОСТИН, и доставить его ко мне на квартиру, что было ими и выполнено.

ВОПРОС: Какое же в таком случае отношение имели эти спортивные команды к повышению боевой и физической подготовки личного состава ВВС МВО?

ОТВЕТ: Никакого. Дело в том, что я, будучи тщеславным, пытался популяризировать свое имя и для достижения этой цели решил заняться «спортивной деятельностью». Этому «делу» я уделял основное внимание, не считаясь с затратами государственных средств. Для того чтобы перетащить в спортивные команды ВВС МВО лучших спортсменов из других спортивных обществ, по моему указанию им создавались особые материальные условия.
По моим распоряжениям члены спортивных команд ВВС МВО зачислялись в кадры ВВС, им присваивались офицерские звания и выплачивалась зарплата по повышенным ставкам. Спортсменам, кроме того, выдавались премии, обмундирование, предназначенное для личного состава ВВС МВО, предоставлялись во внеочередном порядке квартиры и санаторное лечение. Ясно, что мои действия ослабляли другие столичные спортивные коллективы, так как из них переманивались в команды ВВС МВО лучшие спортсмены, которые к тому же развращались созданными им особыми материальными условиями. Все это, конечно, не могло не вызывать недовольства летного офицерского и летно-технического состава, так как указанные выше льготы и преимущества спортсменам предоставлялись за их счет…

ВОПРОС: Что собой представляло это "охотничье хозяйство", когда и для чего оно было вами создано?

ОТВЕТ: "Охотничье хозяйство" было мною создано в 1948 году на месте закрытого по моему распоряжению Переславль - Залесского полигона ВВС МВО. Это "хозяйство" занимает территорию в 55 тысяч гектаров. По моему указанию там построены три финских дома, переделана и исправлена имевшаяся узкоколейная железная дорога, для которой была специально изготовлена автодрезина. Из заповедника "Аскания -Нова" в охотничье хозяйство были завезены двадцать пятнистых оленей, которые обошлись в 80 тыс. рублей, а также доставлены, не знаю, откуда именно, бобры и белые куропатки. Мои поездки на охоту, конечно, выглядят весьма неприглядно. На охоту я вылетал на самолете "Дуглас" в сопровождении ВАСИЛЬЕВОЙ, шофера ЧИСТЯКОВА и ряда сослуживцев... Одновременно на Переславль-Залесский аэродром направлялся самолет ЯК-12. Этот самолет использовался мною для связи с Москвой и доставки оттуда продуктов, водки и вина, так как на охоте мы находились по несколько дней. Эти мои поручения выполнял мой адъютант КАПЕЛЬКИН. Кроме того, из Москвы в охотничье хозяйство по моему распоряжению прибывали несколько автомашин, в том числе и "Виллис" со специальной радиоустановкой ЦСР-399...

Из Тулы доставлялся известный охотник на волков САФОНОВ со своей сворой собак. Конечно, такая охота стоила государству немалых расходов, так как эти расходы целиком производились за счет государства.

По моему ходатайству на берегу Москвы-реки, прилегающему к моей даче, была сооружена бетонная дамба и бетонированная лестница от дачи к Москве-реке, на которые было израсходовано около полумиллиона рублей. На этом строительстве продолжительное время использовался батальон солдат Военно-строительного управления Военного министерства СССР... Эти же военнослужащие строили двухкилометровую асфальтированную дорогу от Успенского шоссе до моей дачи и из шлакобетонных блоков - скотный двор, рассчитанный на двух лошадей, трех коров, шесть овец, свиней и большой птичник.

Числящаяся моей личной собственностью автомашина марки "Паккард[6]" была приобретена в Германии в 1952 г. за несколько сот тысяч марок (точно ее цену не помню) для авто-мотокоманды ВВС МВО... Для покупки "Паккарда" я специально посылал в Германию своего адъютанта ДАГАЕВА... ДАГАЕВ и начальник отделения физической подготовки ВВС МВО СОКОЛОВ не раз выезжали в Германию, где закупали для ВВС МВО специальный инвентарь на большие суммы. Наряду с этим ДАГАЕВ и СОКОЛОВ выполняли некоторые мои личные поручения.

ВОПРОС: Какие именно поручения?

ОТВЕТ: ДАГАЕВ и СОКОЛОВ приобретали для меня в Германии за валюту... несколько комплектов ценных сервизов и много других предметов домашнего обихода, счет которым я потерял. Об этом могут сказать мои жены - ВАСИЛЬЕВА и ТИМОШЕНКО, которые распоряжались этими ценностями. ВАСИЛЬЕВА, например, после размолвки со мной увезла от меня двенадцать чемоданов различных вещей. Не отставала от нее и другая моя бывшая жена - ТИМОШЕНКО Екатерина, которая, уезжая от меня в апреле 1953 г., также вывезла большое количество ценностей и другого имущества...

Протокол записан с моих слов, верно, мною прочитан. В. Сталин.
Допросили:
Начальник следчасти по особо важным делам МВД СССР генерал-лейтенант Влодзимирский.
Зам. Нач. следчасти по особо важным делам МВД СССР полковник Козлов.

http://nkvd.borda.ru/?1-17-0-00000045-0 … 1185199032

0

2

какой там творился произвол, казнокрадство, разврат.

Насколько можно доверять фактам - перечисленные явления несколько из другой эпохи. По Василию Сталину же ... Да, понимал власть и обладал ею в значительном объеме. Здесь можно почитать характеристику В. Сталину данную в "Тирании глупости". А от себя ... Значительную часть своего влияния сын Сталина применял для развития спорта во вверенных частях. Здесь, кстати, действительно проявлял произвол, защищая своих - подчиненных спортсменов. Хруцкий даже приводит пример, когда Василий Иосифович вытащил из под уголовной ответственности известного футболиста.
Но, по сравнению с 90-ми - какой там "разврат" - так, птичий грех. Вот с перестройкой в войсках действительно начался не разврат даже, а спускаемое с полит верхов жесткое порно.

+1

3

Стражник написал(а):

Насколько можно доверять фактам

Стражник, этим фактам можно доверять с большой натяжкой. Была объявлена война Сталину - отцу. Неужели же пощадили бы сына?
Но всё же нет, как говорится дыма без огня. Все мы знаем, что власть, даже небольшая, воздействует на человека не всегда положительно. У Кухтова хорошо про это сказано в стихотворении "Вирус". А у Василия Иосифовича власть была немалая, да ещё и папа - И. В. Сталин.  Так что, думается мне, не всё так просто. Вот, к примеру отрывок из книги А. В. Пыльцина "Правда о штрафбатах":

это был мой штрафник Петухов, летчик из дивизии, которой командовал Василий Сталин. В свое время этот Петухов много интересного рассказывал о своем комдиве, полковнике Василии. И я тогда не мог даже представить, что судьба когда-либо сведет меня с сыном на¬шего Верховного Главнокомандующего, уже генерал-майо¬ром Василием Иосифовичем Сталиным. А случилось это уже после войны, когда я служил в Лейпциге, в военной комен¬датуре города. Встреча эта запомнилась в деталях, о ней я расскажу ............когда я уже служил в комендатуре, самой запомнившейся мне стала встреча с сыном Генералиссимуса — генерал-майором авиации Василием Иосифовичем Сталиным.
О нем я много слышал еще в штрафбате от летчика-штрафника, умершего на операционном столе в медсанбате Петухова. Читатель, наверное, помнит, что после него на тот же операционный стол пришлось на операцию ложиться мне. Тот Петухов служил до штрафбата в авиадивизии, которой командовал Василий Сталин, тогда еще полковник.
Когда для встречи его я выехал на берлинскую автостраду, то уже издали увидел плотно идущую колонну автомобилей, в которой кроме нескольких легковых машин было две большие грузовые машины-фургона. Я вышел из машины и встал на обочине. Вся эта колонна остановилась, и из первой машины вышел подполковник, который, почти не объясняясь, приказал мне садиться в его машину и вести всю колонну в резиденцию, предусмотренную для высокого гостя. А этой резиденцией у нас была благоустроенная загородная вилла «Предель». Там дежурный офицер распределил по стоянкам грузовые и часть легковых автомобилей. Меня подозвал генерал Сталин, и я впервые увидел его, обратив внимание на то, что он, как мне показалось, очень похож на своего отца, Иосифа Виссарионовича в молодости, особенно на фотографию Иосифа Джугашвили, помещенную в книге «Биография И.В. Сталина». Роста генерал был небольшого, да и фигура его плотной не показалась.
Он спросил, где комендант, почему его нет здесь, на вилле. Понимая, что вижу перед собой не кого-нибудь, а сына нашего великого вождя, я как-то растерялся и сказал, что комендант ждет генерала в комендатуре. В ответ на это Василий Сталин произнес что-то вроде «мог бы и здесь встретить».
Что-то он сказал одному из своих офицеров, тот подал, видимо, условленный ранее знак, и несколько легковых машин вырулили по направлению к выезду с территории виллы. Мне было приказано снова сесть в головную машину (мой «Опель», естественно, опять замыкал колонну), и мы выехали. Офицеры, дежурившие на вилле, по телефону сообщили в комендатуру о нашем отъезде.
Вскоре мы остановились перед входом во двор комендатуры, где в ожидании гостя уже стоял полковник Борисов со своими заместителями. Встреча показалась теплой и сердечной, а может, такой она и была на самом деле. Все поднялись на второй этаж — Сталин и его жена (дочь маршала Тимошенко, Екатерина), за ними довольно грузный подполковник и их личный врач в штатском. Группу замыкал небольшого роста старший лейтенант.
Вместе с ними вошли в кабинет коменданта его замести-тели полковники Пинчук и Труфанов, начальник политотдела, приземистый полковник Виноградов. Я остался у дверей (мало ли какая команда последует). Буквально через несколько минут из кабинета вышел тот самый старший лейтенант и попросил показать туалеты, мужской и женский. Обследовал их он долго, видимо, очень тщательно, потом зашел снова в кабинет и через минуту вышел.
О чем шел разговор в кабинете Борисова, я не знал, но начальник политотдела Виноградов (однофамилец нашего штрафбатовского агитатора) вышел и срочно разослал своих офицеров (и офицеров батальона охраны, вызванных в комендатуру к тому времени) по культурно-развлекательным местам города: в варьете, театр балета и в цирк. Василию Сталину они были предложены в качестве объектов культурной программы. Он выбрал цирк и поехал туда с полковником Пинчуком, женой, личным врачом и тем самым тучным подполковником. Мне и еще одному офицеру было приказано сопровождать и охранять их.
В цирке, как и в других культурных учреждениях Лейпцига, всегда были забронированы ложи для нужд коменданта города. Одну из лож заняли почетные гости: в первом ряду разместились генерал Василий, его жена и полковник Пинчук, а позади них тот самый таинственный тучный подполковник и врач.
Мы разместились рядом, в соседней ложе, причем сели так, что меня от главного гостя отделял только невысокий барьер с подлокотником, на который генерал иногда клал свою руку, и эта кажущаяся близость, естественно, волновала меня: ведь я сижу рядом и даже чуть не касаюсь человека, носящего великую фамилию «Сталин»!
Первое отделение циркового представления с гимнастами, борцами, акробатами, жонглерами, силовиками и клоунами, работавшими в непривычной для нас манере немецкого плоского, пошлого юмора, гости смотрели, как мне показалось, без особого интереса. Когда первое отделение окончилось и служители стали устанавливать на арене оборудование для аттракционов с хищниками, Василий вдруг схватил Пинчука за руку и говорит: «Веди меня к зверям, хочу посмотреть на них до выхода на арену». Пинчук вроде бы пытался, хоть и не очень решительно, остановить генерала, ему было неудобно: ведь и коменданта, и его замов население города знало и относилось к ним с уважением. Но остановить гостя ему не удалось, и вот так, за руку поплелся он вслед за генералом через еще не огороженную часть арены. За ними сразу же последовал и тот тучный подполковник.
Когда они возвращались, ограждение уже было установ-лено и им пришлось идти непосредственно вблизи зрителей-немцев, занявших места в первых рядах. Заметно было их удивление непосредственностью генерала и одного из заместителей коменданта.
Но вот началось второе отделение с участием зверей. Они, оказывается, не учли, что в ближней ложе сидят именитые гости, и вели себя несдержанно, так что служителям арены требовалось оперативно засыпать опилками или песком то, чем некоторые из животных нечаянно отмечали свое пребывание здесь. Конечно же, «аромат» этих отметин не могли нейтрализовать ни опилки, ни песок, и он достигал обоняния гостей, но беспокоил, как показалось, только даму. Врач передал жене Василия несколько мандаринов, и она, очищая их, чтобы ароматными дольками заглушить неприятные запахи, бросала корочки через плечо назад, а там услужливо их ловили и врач, и этот солидный подполковник. Естественно, что какая-то часть зрителей смотрела уже не на арену, а на гостевую ложу. Нам стало стыдно за беспардонность супруги генерала. Утешала только мысль, что немцы не знали, что она жена сына Великого Сталина, победившего гитлеровскую Германию.
После цирка полковник Пинчук уехал с гостями на виллу, где их уже ждал комендант Борисов. Мне не нужно было туда ехать, и я не был свидетелем того, как генерал Василий, увидев там обильный стол, накрытый в его честь, сказал полковнику Борисову: «Ешьте и пейте это сами. А мне покажите комнату, где я могу поужинать и отдохнуть». Оказывается, эти большие фургоны были его походной кухней и рефрижератором. Он возил за собой поваров и официантов, а также московские продукты и напитки. В общем, это было естественным приемом охраны сына Генералиссимуса, наверное, придуманного не самим генералом. Все-таки в Германии могли найтись какие-нибудь «Отто Скорцени», которые собирались совершить покушение на глав союзнических государств в Тегеране в 1943 году. В дальнейшем обеспечении программы пребывания генерала Сталина в Лейпциге я не участвовал, знаю только, что он провел в Лейпциге два дня, и дальнейших контактов у меня с ним не было. Осталось лишь ощущение необычного случая увидеть близко родного нашему Верховному, нашему Генералиссимусу человека, да еще возникшая неприязнь к его супруге, так высокомерно ведущей себя напоказ.


А. В.  Пыльцын, конечно, увидел мизерную часть жизни и быта В. Сталина. Но и этого вполне хватит, чтобы сделать определённые выводы о барском поведении элиты в стране победившего пролетариата! Как говорится - пан плох, а из хама пан во сто крат хуже. Вот это барство и чванство вчерашних холопов и их потомков в конце концов и убило и великую идею коммунизма, и вообще Великую Страну! Оно если свобода, равенство, братство, так и должно быть СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО! А не отдельные рефрижераторы и официанты. Никакой это к чертям не социализм! :mad:

0