Сегодня:
часы

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Из опыта борьбы с бандформированиями в Чечне

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Приведенная ниже статья посвящена  борьбе с  бандформированиями на территории Чечни в  конце 40-х годов прошлого века.  К сожалению я не располагаю данными об авторах статьи и дате ее опубликования.  Еще одна сложность в том, что  приведенный ниже материал публиковался в свое время в хорошо известном СМ сборнике "Оперативно-розыскная работа" и  в отдельных моментах  рассматриваются  методы работы тогдашних  подразделений  по борьбе с бандитизмом, которые мало чем отличаются от современных  методов ОРД. Однако учитывая, что в  материале не указываются конкретные установочные данные  лиц и  точные места проводимых операций, а  методы работы подробно не раскрываются считаю возможным  разместить указанный материал на форуме так как думаю он будет полезен всем интересующимся историей советских органов охраны правопорядка.

Борьба с бандитизмом в Чечне

ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ БОРЬБЫ С БАНДФОРМИРОВАНИЯМИ
I. Бандформирования и этнические преступные сообщества
Растущие масштабы организованной преступности, появление ее новых чрезвычайно опасных форм вызывает необходимость исполь¬зования всех имеющихся возможностей и резервов для борьбы с ней. Одним из них, на наш взгляд, является востребование накопленного опыта борьбы с этническими преступными организациями и их воо¬руженными формированиями.
Создание ими собственной экономической криминальной инф¬раструктуры, финансирующей вооруженные группы, захват заложни¬ков, создание укрепленных районов и баз на Кавказе, диверсионная тактика бандформирований, военная активизация экстремистских мусульманских движений на территории России - все эти, на первый взгляд, разноплановые явления находятся в одном векторе событий и внутренне глубоко взаимосвязаны.
Установление таких взаимосвязей разведывательно-оперативным путем, выявление каналов движения финансовых средств, снабжения оружием, людьми, развединформацией, а также знание закономерно¬стей борьбы с крупными бандформированиями позволит более эф¬фективно противодействовать "политическому бандитизму" (тер¬минология 30 - 50-х годов, которая достаточно точно отражает и се¬годняшние реалии), отсекать экономическую и политико-коррупци-онную подпитку.
Стратегия и тактика противодействия этой специфической фор¬ме организованной преступности должна строиться с учетом ее ре¬альной и потенциальной угрозы: "...реальная угроза такова, что реги¬ональные мафиозно-коррумпированные кланы уже де-факто совмес¬тно с национал-экстремистами нарушили суверенитет и территори¬альную целостность России ... с целью поставить под контроль целые регионы, богатые нефтью, газом, драгоценными  металлами и другим внешнеэкономическим товаром, дающим гиперприбыли"1.
____________________
1.  Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993  с. 49.

Прослеживается ряд существенных признаков, указывающих на то, что "политический бандитизм" эволюционировал в современную этническую организованную преступность, отчего стал не менее опас¬ным, чем в 40 - 50-е годы или в XIX веке. Это вызывает необходи¬мость не только держать порох сухим, но и использовать все имею¬щиеся возможности в борьбе с этим чрезвычайно опасным явлением. Бесспорно, на наш взгляд, надо обратиться и к опыту борьбы с "поли¬тическим бандитизмом".
По приемам и методам действий банды в те годы подразделя¬лись на легальные и нелегальные. Политический бандитизм на Кав¬казе преследовал цели создания изолированных зон, вытеснения рус¬скоязычного населения, захвата власти, провоцирования вооружен¬ных восстаний с использованием дезинформации, националистов, религиозных авторитетов, кадровых сотрудников иностранных спец¬служб1. Пособническая база бандитизма решала задачи разведки, эко¬номической и финансовой поддержки, дезинформации2.
Сегодняшний "политический бандитизм" (этническая организо¬ванная преступность) видоизменил тактику и форму действий: совер¬шаются экономические диверсии, подкуп должностных лиц, уголов¬ный террор в отношении военачальников и гражданских лиц;
криминально ориентированные предприятия и фирмы выступа¬ют как ресурсные элементы "пособнической базы" этнических банд¬формирований;
миграционные процессы осуществляются под эгидой этнических преступных формирований, в значительной степени находящихся под руководством радикальных религиозных и национальных центров;
преступные сообщества катализируют преступную деятельность лиц азербайджанской, ингушской, курдской и чеченской националь¬ностей, в среде которых обозначились тенденции к совместным дей¬ствиям, вовлеченности в международную преступную деятельность (с террористическими группами, диаспорами за пределами СНГ и зару¬бежными базами подготовки наемников).
____________________
Леонтьева А.Н. Характеристика бандитизма М., 1945. С. 3
Головлев В.Я. Особенности агентурно-оперативной деятельности по борьбе с бандитизмом. М. Высшая офицерская школа МВД СССР 1947. С. 6.

Одной из эффективных форм противодействия этнической орга¬низованной преступности и ее вооруженным формированиям, бесспор¬но, является разведывательная деятельность органов внутренних дел, конечно, в сочетании с мерами уголовно-правового, финансового и ограничительного характера в отношении "прикрывающих" эконо¬мических структур.
Опыт показал, что применение специальных силовых методов в комбинации со сведениями, полученными в результате разработки верхнего уровня вооруженного формирования (экономической "кры¬ши", каналов поступления средств, коррупционного и информацион¬ного обеспечения) позволяет вскрывать всю цепочку функциониро¬вания сообщества.

II. Исторические аналоги вооруженного противостояния на Кавказе
В механизме возникновения и тактических особенностях воору¬женного противостояния на Кавказе просматривается много общего с такими же процессами, происходившими в 40 - 50-е годы нашего века, а также предыдущего.
Результаты анализа специальных литературных источников (пе¬реписка, военные донесения XIX века)1 позволяют сделать некото¬рые обобщения и выводы.
Вооруженное противодействие законной власти характеризова¬лось следующими основными признаками:
использование панисламистской идеологии мюридизма как стра¬тегии действия;
работа английской и турецкой разведок, присутствие военных советников из Польши, Турции, Англии; несоблюдение присяги ми¬лицией (полицией), т.е. пассивное сотрудничество с бандитами;
антигосударственная направленность политики имамов;
использование пропаганды религиозных воззваний, писем о под¬чинении шариату под угрозой смерти; применение силовых методов через мюридов, наибов (наместников);
использование старых укрепленных районов с системой пещер, ходов сообщений, завалов, тайных троп, пристаней в Абхазии.
______________________________________
1. Сборник документальных материалов по Кавказской войне. Архивное уп¬равление Грузинской ССР. Тбилиси. 1953.

Российскими военными и чиновниками учитывались следующие особенности поведения чеченцев в ходе военных действий:
попытки разоружения "мирных" чеченцев рассматривались ими как провокация, стремление их унизить;
собственное отступление воспринималось ими как поражение;
относительно быстрое уставание боевиков и как следствие - их легализация (для достижения этой цели войсками применялась такти¬ка "исключительного военного напряжения");
агрессивность чеченцев в отношении соседей, поэтому для вы¬полнения специальных заданий использовались аварцы, выходцы из аула Хунзах (полностью истреблен), представители других народно¬стей, подвергшиеся насилию.
В тактике действий бандитских формирований в 30 - 40-е годы XX века, кроме перечисленных, наблюдались и такие:
широкое применение идеологических методов борьбы (воззваний, обращений);
использование контактов со спецслужбами стран пребывания влиятельной чеченской диаспоры и их разведвозможностей для веде¬ния собственной контрразведывательной деятельности; осуществле¬ние "дальней" разведки через сеть пособников;
расширение военных действий в сторону Дагестана и Грузии, создание сети опорных пунктов на побережье Абхазии;
скрытая подготовка выступлений в крупных населенных пунк¬тах; применение системы заранее построенных баз (в том числе ос¬новных, запасных, ложных, заминированных);
внезапный переход от легализованного состояния в период сотруд¬ничества с органами государственной власти и накопления ресурсов на нелегальное положение по требованию крупного авторитета;
использование переговоров о легализации для снижения военно¬го давления: "из опыта известно, что при каждом нажиме бандиты с целью прекратить нашу активность начинают переговоры по легали¬зации" (из докладной записки на имя начальника ГУББ)1.
________________________
1. Архив ГУББ МВД. Протокол оперативного совещания, ед. хранения N.1238-1947 г.

Сплочение происходило вокруг шейхов или лиц, претендующих на это звание, и их близких родственников. Центральной опорой были мюриды религиозной секты, в рамках которой действовала конкрет¬ная банда. Например, в Грозненском районе в 1948 г. бандформиро¬вания представляли собой вооруженную организацию "Особая партия кавказских братьев".
На территории района действовала религиоз¬ная секта "Кунта-Хаджи". Глава банды являлся одним из руководите¬лей партии и секретарем духовного совета. Военная организация вклю¬чала военный совет и мюридов религиозной секты.
Обращает на себя внимание совпадение характера ведения воору¬женных выступлений на Кавказе с повстанческим движением курдов, афганцев, ирландцев, басков, албанцев. Совпадением тактик дело не ог¬раничивается, идет обмен помощью, информацией, ресурсами, опытом.
Активно используются формы "гверильи" (соединение для опе¬рации и рассеивание после окончания), акты политического, идеоло¬гического и экономического террора, направленные на истощение государства, провоцирование интервенции (придание конфликту меж¬дународного характера).
Особое место занимают акты устрашения, составление "черных списков", покушения на военачальников, дезин¬формация, использование "двойных" агентов", деморализация и раз¬ложение войск, применение диверсий с опорой на ранее созданную агентурную сеть, подчиняющуюся военным источникам и независи¬мую от религиозных структур.
III. Особенности разведывательной деятельности
Значительный специфический исторический опыт накоплен разведорганами русских воинских частей, действовавших на Кавказе в XIX веке и органами НКВД-МГБ в 30 - 50-х годах XX века.
Особенностями разведывательной деятельности, вербовочных мероприятий, осуществляемых разведотделами корпусов, являлись следующие.
Для формирования агентурной сети привлекались старшины, улемы, муллы; практиковалась вербовка проводников. В оператив¬ных целях использовались выходцы из селений, где сформировалось враждебное отношение к лидерам, действовавшим под лозунгом "смерть или изгнание", межтейповые противоречия; применялись лож¬ные аресты; выкуп родственников из плена, использовалась мститель¬ность "кровников", давались гарантии неприкосновенности и защи¬ты от односельчан в связи с личной враждой.
Практика разведывательно-агентурной деятельности Главного управления по борьбе с бандитизмом показала целесообразность ис¬пользования следующих методов:
преимущественно разовые контакты: задания на ликвидацию, передачу писем, поиск связей;
активное использование дагестанцев, грузин, абхазцев для опе¬ративных целей, а также для проверки агентов-связников;
передача заданий агентуре через посредников;
применение спаренной агентуры с элементами одностороннего контроля;
в обязательном порядке оставление на свободе легализовавших¬ся и завербованных бандитов с предоставлением гарантий и неприме¬нение в отношении них допросов из оперативных соображений;
использование "клятв на коране", ходатайств органов НКВД-МГБ о помиловании в оперативных целях.
Поскольку в бандах имелось чрезвычайно мало агентов, способ¬ных к освещению их деятельности изнутри (за февраль 1948 г. на всей территории Чечни было проведено 29 вербовок и только 3 агента имели подходы к бандам), одной из тактических схем оперативных подразделений НКВД являлось склонение к явке с повинной, далее производилось разностороннее изучение кандидатов на вербовку, от¬слеживание контактов и связей с помощью проверенных агентов и направление их в горную Чечню для разложения или ликвидации гла¬варей, оседания среди пособников.
В число методов входили личные беседы с разрабатываемым ли¬цом руководителей различного уровня, внутрикамерная разработка, наблюдение за поведением после освобождения, конкретизация зада¬ний. При проведении разведопросов устанавливались возможности проникновения в банду легализовавшегося бандита, уровень автори¬тета захваченного или склоненного.
При формировании работоспособной агентурной сети основны¬ми тактическими элементами являлись:
использование агентов в роли связников главарей;
внедрение в банду агентов через пособников (по результатам внутрикамерной разработки);
получение оперативной информации по каналам "групп содей¬ствия", действующих под руководством оперативного состава;
компенсация отсутствия агентуры в бандах вербовкой агентов в селах, созданием в населенных пунктах следственно-оперативных групп;
формирование паспортно-режимных поисковых групп из опера¬тивного состава;
применение смешанных войсковых и оперативных групп в соста¬ве оперативных сотрудников, военнослужащих, платных проверенных агентов, легализованных бандитов и проводников.
Приоритетными объектами оперативной разработки из числа пособников - местных жителей выбирались лица, способные склонить к явке с повинной, обладающие маршрутными возможностями; в их числе - толкователи корана, читчики молитв по умершим, проводни¬ки, пастухи, старейшины.
Анализ архивных агентурно-наблюдательных дел на бандформи¬рования в Чечне показывает, что основными целями проводимых ме¬роприятий являлись уничтожение главарей банд, их захват или лега¬лизация1.
В число наиболее действенных методов "легализации" входили:
установление местонахождения близких родственников, их жес¬ткий контроль и создание условий для оказания оперативного давле¬ния на бандитов;
условное разделение бандформирований на бандгруппы и по¬встанческие группы, сопровождаемое утечкой информации;
проведение установок на членов банд и склонение к легализации через религиозных авторитетов с применением писем от "имени" захва¬ченного или ликвидированного главаря, активного участника банды;
осуждение на минимально кроткие сроки с соответствующей утеч¬кой информации;
направление легализованных в качестве агентов-вербовщиков с одновременным применением системы слежения за "посланцами" для определения местонахождения банд.
_______________________________
1. Агентурно-наблюдательное дело "Дикари", ГУББ МВД, ед. хранения №1243-1948 г.

Накопленный опыт по легализации свидетельствует, что склонность к легализации проявляли те лица, которые получали гарантии неприкосновенности именно от авторитетных лиц чеченской на¬циональности; что легализация религиозного авторитета вызывает цепную реакцию в бандах.
В целях нейтрализации главарей бандформирований применялись оперативные комбинации, связанные с выводом на засаду, поиско¬вую группу.
Использовалось, например, направление захваченного и обрабо¬танного через агентов бандита в место расположения банды (приме¬нялись "кровники"). Проверка истинности намерений осуществлялась через одностороннее "спаривание" агентов, выходящих на задание.
Типичными были оперативные комбинации, построенные на многоступенчатом вводе агентуры в определенной степени контро¬лируемую среду, где имелись благоприятные возможности для полу¬чения оперативной информации, обработки нужных лиц или перепро¬верки данных. Так, захваченный в бою главарь  обработал добро¬вольно явившегося активного члена банды, который организовал встречу двух агентов со своим братом, находящимся в банде и дав¬шим сведения о ее местонахождении (вариант с использованием зах¬ваченного руководителя банды).
В другом, более сложном случае, разработка строилась по следу¬ющему плану: создавалась оперативная группа из чеченцев - кадро¬вых сотрудников органов внутренних дел; оперативная группа орга¬низовывала встречу главаря и религиозного авторитета местной сек¬ты; проводилось мероприятие, на котором эти лица встречались с груп¬пой, куда входили легализованные бандиты и агенты, в процессе бе¬седы с ними выбирались лица для розыска банды и легализации ее членов с помощью заранее проинструктированной агентуры.
IV. Проведение спецопераций с использованием "боевок"
Высокоэффективным было применение чеченских "боевок" - опе¬ративных залегендированных групп, в секторе с особыми задачами. Определенный положительный опыт их применения был накоплен в период 1945-1949 гг. Создавались они из числа спецпереселенцев, быв¬ших и действующих сотрудников органов внутренних дел, проверен¬ных агентов, характеризующихся высокой степенью надежности и лично ликвидировавших преступников в проводимых ранее операци¬ях или исполнявших приговоры (как обязательное условие); исполь¬зовались резиденты со своей агентурой.
Требования по организации и формированию таких "боевок" сво¬дились к следующему:         
личный подбор офицером (чеченцем, кабардинцем, грузином) -руководителем своих сотрудников (право окончательного выбора);
доскональное знание сотрудниками групп местности, пещер и троп;
в каждую подгруппу (численность 8 человек) внедрялся как мини¬мум один агент для обеспечения собственной безопасности подгруппы;
подбор участников по личным рекомендациям руководителей не ниже начальников управлений;
план мероприятий и легендирования по каждой группе утверж¬дался лично начальником ГУББ;
одновременное проведение оперативной работы, направленной на выявление возможных родственных связей личного состава бое¬вок и членов банд, предположительно действующих в границах выб¬роски, отслеживание всех перемещений родственников сотрудников группы;
выделение значительных средств на финансирование, вооруже¬ние и поощрение;
заведение специального накопительного дела на период работы спецгруппы;
ведение справок на каждого члена группы (время службы в орга¬нах внутренних дел или сотрудничества, количество уничтоженных бандитов, участие в чекистско-войсковых операциях).
Спецгруппы "боевки" эффективно применялись для глубокой разведки, пленения и уничтожения бандгрупп, вывода их на минные поля; действовали изолированно друг от друга, изолированно от "бо¬евок" балкарцев и грузин и в строго определенном районе, за грани¬цы которого выходить запрещалось.
Мероприятия по оперативному прикрытию войсковых операций подразделялись на использование мобильных разведывательно-поис¬ковых групп и применение агентурно-разведывательных групп под руководством проверенных агентов (для локальной разведки перед операцией).
Помимо участия в операциях с использованием воинских под¬разделений, органами внутренних дел была разработана и успешно использовалась специальная оперативная тактика по их обеспечению. Так в одном из районов территория была разбита на оперативные сектора, в которых действовали следующие оперативно-тактические единицы, позволившие полностью, в течение месяца нейтрализовать бандформирования: 4 оперативные группы, 4 заслона, 36 засад, 8 на¬блюдательных пунктов, 3 разведывательно-поисковые группы, 2 легендированные вооруженные группы, одна "приманка", 46 вооружен¬ных групп содействия, система минных полей на тропах, перевалах и подходах к населенным пунктам.
Активно действовали легендированные вооруженные группы из числа огрузинившихся чеченцев, тушинцев, хавсур, которые так¬же использовались для внедрения в бандформирования. В архивных документах неоднократно отмечается, что широкое применение за¬сад, минирования, достижение морально-психологической усталости банд - основные причины сдачи их в плен или легализации1.
Сделаем некоторые выводы.
Во-первых. Опыт боевых действий на Кавказе показал излиш¬нюю затратность одних военных усилий без точной развединформа-ции, предварительной глубокой агентурной проработки и текущего оперативного обеспечения операций сил правопорядка, нейтрали¬зации управляющих и вспомогательных структур бандформирова¬ний - этнических экономических "крыш" в Москве и других регио¬нах, пособников, обеспечивающих "просачивание" банд и иные за¬дачи, нейтрализации коррупционных связей, в том числе в СМИ и властных структурах.
Во-вторых, операции антитеррористического характера дол¬жны проводиться мобильными подразделениями, обладающими собственным разведывательным и достаточным военным потенциалом.
______________________________________
1. Архив ГУББ МВД. Протокол оперативного совещания, ед. хранения № 1013-1947 г.

V. Зарубежный опыт
Небезынтересен зарубежный опыт противодействия террористичес¬ким формированиям. Зарубежные специалисты сосредоточивают вни¬мание в основном на тех же факторах, что и отечественные, но акценти¬руют внимание на стратегических вопросах, выделяя в центральную про¬блему изоляцию террористов от населения и ведение пропагандистских мероприятий. При этом подчеркивается, что без уяснения и реализации в командных документах основных характеристик вооруженных действий националистического типа невозможно достижение победы. "До тех пор, пока население под контролем террористов, они сохраняют свободу ук¬лонения от боя, а если принимают бой, то на своих условиях1".
Доктрина партизанско-диверсионной войны характеризуется тем, что активизируются следующие факторы, соответственно подлежа¬щие первоочередной нейтрализации: морально-политического харак¬тера, осуществляемые через коррумпированные СМИ; консультатив¬ная и наемническая поддержка; финансовая и тайная военная помощь. Считается, что при активизации названных факторов может произойти истощение антитеррористических сил.
Операции террористов проводятся по следующим тактическим прин¬ципам: высокая степень влияния на население; недоступность баз; располо¬жение зоны операций по обе стороны границы с целью затруднить координа¬цию действий и вызвать политические осложнения. С учетом именно этих принципов производилось нападение на российские военные объекты.
Зарубежные источники подчеркивают, что крупномасштабные тер¬рористические акты планируются не столько против объектов и войск, сколько с целью привлечения внимания населения и СМИ: "террористи¬ческая, партизанская война состоит на 20% из военных операций и на 80% из политических". Ими выделяются в качестве основных мер прежде все¬го меры полицейского характера (обеспечение охраны, наблюдения, агентурно-оперативные) и профилактические мероприятия.

_________________________
1. Давид Галюа. Как вести противоповстанческую войну. Теория и практика. М.: Прогресс, 1967, с. 19.

Тактика разведывательной деятельности меняется в зависимос¬ти от выбранных приоритетов. При использовании военных методов оперативно-розыскная деятельность носит скоротечный, подчиненный и в целом пассивный характер. При решении задач политическим пу¬тем разведывательные операции имеют самостоятельный характер долгосрочного плана (при разрешении внутренних противоречий, при влиянии на кадровые перемещения, вербовке сторонников несиловых методов, подготовке прогноза развития конфликта, при информиро¬вании о контактах с зарубежными спецслужбами и пр.).
Эффективность антитеррористической деятельности обусловле¬на приоритетным решением следующих задач:
уничтожение политических ячеек (ряды партизан будут попол¬няться до тех пор, пока не будут ликвидированы нелегальные полити¬ческие структуры);
немедленная изоляция политических, религиозных и экономичес¬ких агентов;
предотвращение и раскрытие уголовных и экономических преступле¬ний, совершаемых по поручению националистических организаций и на¬правленных на дискредитацию воссозданных государственных структур.
"Основной тактический принцип при уничтожении малочисленных и изолированных групп - заставить их непрерывно менять дислокацию, превратиться в кочующих бандитов, широко использовать засады; ис¬пользовать местное ополчение под контролем стационарных постов'".
Мероприятия по уничтожению партизанских формирований (в рамках зарубежной доктрины "малых антипартизанских сил") в клю¬чевых вопросах сводятся к следующему.
1. Применение егерских команд "охотников" численностью 50-70 человек, несущих основную тяжесть борьбы с партизанскими силами.
2. Использование активных и пассивных контрразведывательных мероприятий (агентурное внедрение, захват и перевербовка агентов противника, использование засекреченной аппаратуры связи, введе¬ние цензуры, жесткий контроль за работой своих агентов и право их вербовки у групп спецназа, оперативное уничтожение "двойников").
3. Диверсионно-подрывная деятельность, включающая следую¬щие элементы: психологические операции и войсковая дезинформа¬ция; замаскированные индивидуальные акты ликвидации с примене¬нием спецсредств; контрпартизанские формирования особого назна¬чения из числа местных жителей.
4. Пропагандистское обеспечение борьбы с террористами заключа¬ется в широком использовании вооруженными силами зарубежных стран методов "психологической войны", прежде всего пропаганды. Другие мероприятия имеют целью внести раскол в руководство вооруженных группировок, ограничить контакты журналистов, работающих на повстан¬цев, с населением и подразделениями антитеррористических сил, допус¬кая в районы боевых действий "сотрудничающих" журналистов.
В качестве вывода по изложенному материалу укажем, что этни¬ческие бандформирования, используя особенности настоящего пери¬ода, все чаще ориентируются на диверсионно-террористические ме¬тоды (состав, вооружение и характер подготовки). Адекватным отве¬том в этих условиях будет ориентация подразделений, ведущих борь¬бу с организованной преступностью, на тактику применения глубо¬кого легендированного проникновения во все уровни, структуры и на территории активности этнических преступных организаций, раннее разведпредупреждение находящихся на Кавказе войсковых структур и органов внутренних дел.

_________________________
1.  Цветков А., Васкис Я. Контрпартизанская борьба (По взглядам военных специалистов НАТО) - Зарубежное военное обозрение, 1977,№7,с.9.

Подпись автора

Офисный планктон мы на завтрак хаваем

+3

2

Акул, похоже на реферат - может, кто из курсантов и слушателей вузов МВД выложил. Для данного вида работ материал довольно добротный.

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/

0

3

Стражник написал(а):

Акул, похоже на реферат

Нет это не реферат а  именно авторская статья в сборнике  ОРР (увы ни год выпуска ни авторов не помню надеюсь претензий за использование о правообладателей не будет)

Подпись автора

Офисный планктон мы на завтрак хаваем

+1