Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Предательство в НКВД

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Надо сказать, что факты предательства среди сотрудников НКВД в годы войны были не частым явлением, однако к сожалению бывало и такое. Об одном подобном вопиющем случае рассказывается в материале Романа Кузнецова. Материал публикуется с разрешения автора, который еще надеюсь почтит наш форум свои присутстствием в будущем.

Авторская страница Романа Кузнецова ( в прошлом  следователя прокуратуры), энтузиаста занимающегося подготовкой материалов  на исторические темы  размещена  тут Роман Кузнецов В-Контакте

Ниже приводится сам  материал и илюстрации к нему.

Восстание зэков и предатель из НКВД

Роман Кузнецов    Ну а теперь вспомним про единственного козла-генерала НКВД, пошедшего на службу к немцам и как эта сука пыталась поднять восстание зэков ГУЛАГа.

КАК НЕМЦЫ ХОТЕЛИ ВОССТАНИЕ ЗЭКОВ ПОДНЯТЬ (ЧАСТЬ 1)

Любят наши киношники, снимать фильму, про то как высадили немцы десант у какого-нибудь лагеря, перебили конвой, а зэки враз объединились и под командованием какого-нибудь незаконно обоснованного красного командира, которого знал и ценил сам Тухачевский, а посадил лично Берия, за то что хотел его жену трахнуть, да с паханом "вором в законе", раз и их всех перебили. А затем вернулись злые нквдешники и всех зеков перестреляли... Ну мы нашему кинематографу в очередной раз не поверим, а посмотрим, так ли это было на самом деле.
Комдив и НКВДист Иван Бессонов сдался в плен в августе 1941 года. Немцы сначала назначили его лидером оппозиционной Сталину "марксистской партии", а затем Бессонов возглавил операцию, которая должна была привести к восстанию в ГУЛАГе. Чтобы устранить конкурента, глава РОА Андрей Власов сдал Бессонова в концлагерь.
Краткая его биография такова.
Иван Георгиевич Бессонов родился 24 августа 1904 года в Перми в семье рабочего. В 12 лет, окончив начальную школу, начал работать на лесопилке. В 1920 году Бессонов добровольно вступил в Красную Армию (в 16 лет!) и проходил службу в батальоне связи. В 1926 году поступил в Тверскую кавалерийскую школу, в 1930 году был переведен в войска ОГПУ в Казахстан на должность командира взвода. Уже в начале 1931 года он был назначен помощником начальника штаба 13-го Алма-Атинского полка ОГПУ. Участвовал в боях за китайский город Кульджу против войск мятежного генерала Ма-Чжуина, выступившего против правительства китайской провинции Синцзян. За участие в боях под Кульджой был награждён именным оружием.
В марте 1936 года Бессонов стал пограничником (на границе Ленинградской области и Эстонии). После начала репрессий, когда был выбит основной командный состав, его карьера пошла в рост. В 1938 году он окончил Военную Академию им. М.В. Фрунзе, после чего был назначен на должность командира 3-го Ленинградского мотострелкового полка оперативных войск НКВД СССР, был награждён Орденом Красного Знамени и принят в ряды ВКП(б). В том же 1938 году был назначен начальником 3-го отдела Управления пограничных войск Ленинградского военного округа, а затем — помощником начальника штаба Краснознамённого Балтийского флота. В 1939 году был назначен начальником отдела боевой подготовки Главного управления пограничных войск НКВД СССР. В 1940 году за отказ под предлогом болезни от поездки на финский фронт, был снят с должности и назначен командующим Забайкальским пограничным округом. В апреле 1941 года откомандирован в РККА, назначен начальником штаба 102-й стрелковой дивизии.
На 22 июня 1941 года дивизия дислоцировалась в районе Кременчуга, 519-й стрелковый полк дислоцировался в Золотоноше. После ряда перипетий с подходом тылов, перенаправлениями дивизии в разные районы, дивизия в ночь с 10 на 11 июля 1941 года заняла оборону в Быховском районе. На комдива, полковника П.М. Гудзя поступил донос (уверен, что написал его Бессонов), и он 18 июля был арестован. 13 августа 1941 года в командование дивизией вступил Бессонов. 20-22 июля 1941 года дивизия разрозненно отошла на левый берег Днепра. 21 июля 1941 года в командование дивизией вступил полковник С. С. Чернюгов, а И. Г. Бессонов вновь занял должность начальника штаба. После этого остатки дивизии до 12 августа 1941 года занимают оборону на границе Быховского и Журавичского районов. 12 августа 1941 года противник перешёл в наступление и дивизия попала в окружение, выходит из него мелкими группами. Одну из таких групп, численностью до 200 человек, возглавлял И. Г. Бессонов. При выходе из окружения группа была разбита и рассеяна и 26 августа 1941 года И. Г. Бессонов сдался в плен охране немецкого медсанбата в деревне Роги Старосельского района Гомельской области.
На первом же допросе он предложил свои услуги по борьбе с советским режимом. В Хаммельбургском лагере для офицеров "Офлаг-13Д" Бессонов получает псевдоним "Катульский", есть сведения. что немцы использовали его в качестве "наседки", подсаживая в том числе к Якову Джугашвили.
В середине ноября 1941 года его доставили в Хаммельсбургский офицерский лагерь, где зимой 1941 года принял участие в работе так называемого "кабинета военной истории", который был создан с целью сбора разведывательных данных о Красной Армии.
Все попавшие в лагерь офицеры большого ранга имели возможность развернуть антисоветскую работу в так называемом «Военно-историческом кабинете». Работавшие в этом «кружке» бывшие командиры составляли обширные справки для немецкой разведки, освещая в них состояние советского общества, армии и промышленности. Бессонов тоже принял участие в работе этого кабинета.
Бессонова быстро приметили немцы и предложили ему возглавить так называемую "Народно-российскую партию социалистов-реалистов", чьей идеологией был марксизм. Немцы надеялись, что удастся создать влиятельную и консолидированную коммунистическую оппозицию сталинизму. В принципе, оппозиционеры-марксисты позже принесли гитлеровцам определённую пользу в качестве пропагандистов. Самым известным из них стал "Милетий Зыков", сыгравший ключевую роль в оформлении пропагандистского аппарата власовского движения. Под этим псевдонимом скрывался зять известного детского писателя Корнея Чуковского Цезарь Вольпе.
Еще одна крайне интересная личность. Комиссар в Гражданскую. Работал с Бухариным в "Известиях". Зять не пережившего Великую Чистку наркома Бубнова. Отсидел пару лет в Магадане, выпущен и отправлен на фронт, где стал политруком батальона. Сдался немцам в плен в Ростовской области. Для точности: еврей, обрезанный по всем правилам иудаизма, как его характеризуют, "человек с классической семитской внешностью". Мало того, в течение своего вольного житья в Берлине два года в полный голос толковал всем и каждому, что он – марксист и коммунист до мозга костей, ненавидящий Сталина за тот "еврейский погром", который он учинил в партии, правительстве и органах.
Вот это так сюрреализм! Как уцелел в прифронтовой полосе еврей и комиссар – хотя вермахтовцы, согласно недвусмысленному приказу, стреляли на месте комиссаров независимо от национальности? Хорошо, предположим, выдал себя за грузина или айсора – подобные случаи бывали. Комиссарские звезды с рукавов спорол, гимнастерку выкинул. Однако решение, мягко говоря, оригинальное: обосноваться ради борьбы с антисемитом Сталиным не где-нибудь, а в нацистском Берлине…
Два года по Берлину, как ни в чем не бывало, болтается мало того, что еврей, это бы еще полбеды, – субъект, громогласно именующий себя коммунистом. И никто его не трогает!
А меж тем из-под борзого пера Зыкова то и дело выходят программные манифесты Власова, где иные абзацы кажутся нахально списанными с творческого наследия Троцкого и Бухарина.
Мелетий Зыков бесследно исчез летом сорок четвертого, после знаменитого покушения на Гитлера. Исчез, опять-таки, при загадочных до предела обстоятельствах. В деревеньку под Берлином, где он обретался с секретарем Ножиным, приехали на машине два немца, состоялся, по свидетельству очевидцев, некий разговор на повышенных тонах, все четверо сели в машину – и Зыков словно растворился в воздухе…
Положено считать, что его, наконец-то, похитили и потихоньку пристукнули опамятовавшиеся гестаповцы, только теперь разобравшиеся, что разгуливающий по Берлину еврей и коммунист – это, вообще-то, чертовски некошерно… Увы, обоснование этой версии зиждется исключительно на том, что оба приехавших немца были одеты в черные кожаные плащи. А значит, гестаповцы, тут и голову ломать нечего.
Обоснование исключительно дохлое. Черные кожаные плащи в тогдашней Германии свободно продавались в магазинах, и любой гражданский, у кого хватит денег, мог такой плащ купить и щеголять в нем…
Между прочим, когда узнавшие о пропаже Зыкова власовцы подняли тревогу, помогал искать пропавшего не кто-нибудь, а корешок Власова, штандартенфюрер СС Д’Алкен, персона в Третьем рейхе немаленькая: главный редактор центрального органа СС газеты «Черный корпус», член Имперского сената культуры. Однако и он, напрягши все свои связи, загадку не распутал – гестаповцы отпирались и твердили, что Зыкова похитили советские агенты, а сотрудники СД молча разводили руками…
Так и пропал Зыков, оставив после себя только многочисленные, противоречащие друг другу пересуды. Одни твердили, что его убрали немцы (но архивы гестапо погибли в разбомбленной штаб-квартире), другие называли Зыкова агентом НКВД, третьи уверяли, что он дернул в Югославию, к четникам Драже Михайловича, с которыми вроде бы имел контакты… Тупик. Стена. Мрак.
Бессонов создал аппарат "Народно-российской партии социалистов-реалистов", в партии было около 40 активистов, которых предполагалось использовать для агитации на оккупированных территориях.
Как успешно справившегося с этой задачей, Бессонова в мае 1942 года немцы бросили на создание второй оппозиционной партии «Русской народной партии реформистов". Она базировалась уже на идеях национал-либерализма.
В идеале немцы в то время видели политическую систему на оккупированных территориях (после того, как СССР был бы разбит) как двухпартийную, где друг с другом боролись марксисты и национал-либералы. Симптоматично, что обе партии были созданы НКВДшником. Чуть позже, с появлением Власова, система трансформировалась в трёхпартийную – к вышеуказанным двум партиям прибавились левые националисты.
Строго говоря, первой партией, созданной немцами для русских, была не «Народно-российская партия социалистов-реалистов». В начале октября 1941 года военюрист 3-ранга Мальцев и бывший артист МХАТа Сверчков создали в Хаммельбургском лагере "Русскую Трудовую Национальную Партию". В РТНП вступило более 200 человек. Но в середине 1942 года немцы распустили партию, так она быстро скатилась в национал-анархизм. 

Единственый генерал-предатель из НКВД Иван Бессонов
http://sf.uploads.ru/t/LxraQ.jpg
http://se.uploads.ru/t/PlW23.jpg

предатель Вольпе Цезарь Самойлович (во власовской форме)-зять К.И. Чуковского.

Продолжение следует.

Отредактировано Офисный Акул (2017-11-02 23:05:42)

0

2

Восстание зэков и предатель из НКВД Часть 2

Бессонов хорошо себя зарекомендовал как активный бюрократ, и им заинтересовалось Имперское Управление безопасности (РСХА) в рамках проекта "Цеппелин". Под его опекой Бессоновым было объявлено о создании "Политического Центра борьбы с большевизмом" (ПЦБ) – фактически, аналога "Народного фронта", который до победы над Сталиным должен был объединить все русские "партии". Ближайшими сподвижниками комдива стали полковник В.В.Бродников, полковник Н.Н.Любимов, бывший зам. начальника штаба 6-й армии полковник М.А. Меандров, бывший командир 171-й стрелковой дивизии генерал-майор А.Е.Будыхо. ПЦБ начал свою работу с июля 1942 года в СС зондерлагере Бухенвальд.
Генеральным секретарём ПЦБ был сам Бессонов. Но одной политики немцам было мало, и ПЦБ было предложено заняться и какой-нибудь практической деятельностью. Создали отделы. К примеру, отделом связи, занимавшимся подготовкой радистов и разработкой кодов руководил капитан Фесенко, отдел тыла, занимавшийся подготовкой снабжения и снаряжения групп, возглавлял А.Петров. Кадровую работу ПЦБ курировал сам Бессонов.
Для чего Центру нужны были военные подразделения и радисты? По задумке, боевые подразделения центра в первоначальном варианте должны были забрасываться в места активной деятельности партизан, и создавать там лжепартизанские отряды.
Что интересно, Бессонов отказался сотрудничать с Власовым, зная, что военной силы за ним нет, и стремился составить конкуренцию бывшему командующему 2-й Ударной армии. Он заявил, что сам выше Власова и в военном и в политическом отношении. "Место Власова – максимум депутата в будущем русском Учредительном собрании", – говорил Бессонов. Себя он называл фашистом и солидаристом и всячески открещивался от слова "нацизм".
В сентябре 1942 года Бессонов был передан в распоряжение "Предприятия Цеппелин" 6-го управления РСХА (Unternahmen "Zeppelin" VI С/Z RSHA VI). В октябре 1942 года Центр начал формироваться, боевая группа центра составляла до 200 человек, около 100 человек было из высшего командного состава Красной Армии, готовилось 60 радистов. Боевая группа располагалась неподалёку от Бреславля, в начале 1943 года переведена в Линсдорф. Собственно в задачи центра входила не только вооружённая борьба; центр имел свои политическую и экономическую программы, выпускал периодические издания и брошюру, подготовленную И. Г. Бессоновым, под названием "Что делать?".
Политико-экономические взгляды И. Г. Бессонова на будущее России состояли, в частности, из следующего:
"Тяжелая промышленность, транспорт, почта и телеграф будут находиться у государства. Колхозы ликвидируются, вводится частная собственность на землю и допускается частная инициатива; при этом внешняя торговля тоже должна находиться под контролем государства. Россия должна сохранить полную территориальную, экономическую и политическую независимость. После свержения Советской власти до окончания войны вводится военная диктатура, осуществляемая руководителями Освободительных сил, а затем — всеобщие выборы".
Экономическую часть программы ПЦБ разрабатывал кандидат экономических наук Массалов.
Помимо работы над центром, И. Г. Бессонов выполнял частные поручения немецкой разведки: так, в конце 1942 года предпринял попытку направления компрометирующего письма А. М. Василевскому, которая закончилась неудачей.
Знавший места расположения лагерей ГУЛАГа и систему их охраны Бессонов разработал план высадки воздушного десанта численностью до 6 тысяч человек из числа бывших военнопленных, а к окончанию операции до 50 тысяч человек. Выброска намечалась на большом пространстве от Северной Двины и Оби до Перми и Ижевска.
После высадки десантники должны были захватить многочисленные лагеря ГУЛАГа, вооружить зэков и организовать восстание в тылу Красной Армии. На первоначальном этапе операции предполагалась заброска бригады, численностью до 6 тысяч человек, в три зоны — Северную (правый берег течения Северной Двины), Центральную (бассейн реки Печоры) и Восточную (от Оби до Енисея). Так, бывший полковник Красной Армии Меандров, являющийся ответственным за Северную зону, планировал выбросить в ней 5-6 отрядов, численностью до батальона. Северная зона располагалась в районе Сыктывкар-Сольвычегодск-юго-восток от Архангельска. Штаб ПЦБ предполагалось разместить в Петрозаводске. Осуществить эту операцию предполагалось при поддержке финнов.
Правильность планов Бессонова подтверждало следующее событие. Так, в январе 1942 года восставшим зэкам удалось разоружить охрану и даже даже ненадолго захватить посёлок Усть-Уса, райцентр в ста километрах от Печоры. Как раз в этом районе и хотели высадиться бессоновские десантники. Восстание было жестоко подавлено, основную роль в этом сыграло отсутствие у заключенных оружия.
Кроме того к у немцев и финнов уже была секретная сеть аэродромов и морских баз на Севере, заботливо созданная еще до войны. Так в летом 1942 года немцы решили выбросить на железной дороге Архангельск — Вологда диверсионную группу, состоявшую из тринадцати эстонцев (бывших спортсменов), служивших в финской армии.
Десантирование было проведено 1 сентября в районе станции Коноша. После этого в течение двух месяцев эстонцы, разделившись на мелкие группы, взрывали железнодорожное полотно, пуская под откос эшелоны с американскими танками, топливом, тушенкой и другими грузами, а также выводили из строя линии связи. При этом всякий раз им удавалось скрыться незамеченными ,так как после каждой диверсии они совершали невероятные марш броски по лесу и болотам,уходя на 40-50 км.
В район Коноши были стянуты армейские части, дислоцировавшиеся на территории Архангельской и Вологодской областей, которые совместно с истребительными батальонами прочесывали тундру, участок за участком, но все безрезультатно. Единственным успехом НКВД стал перехват радиообмена, происходившего между диверсантами и их центром. Радиопеленг показал, что передачи велись из глухих болотистых мест. Контрразведчикам удалось расшифровать некоторые радиограммы. Из них стало известно, что немцы решили эвакуировать группу. Для этого эстонцам было предписано прибыть на озеро Лача, расположенное в 80 км к северо-западу от Коноши.
Вскоре на берегах озера, которое, кстати, довольно большое, затаились несколько засад. Раннее осеннее утро 22 октября поначалу не предвещало ничего интересного. Вдруг тишину нарушил едва различимый гул моторов.И вот с северо-запада появился гидросамолет, на котором были отчетливо различимы немецкие кресты. Он приводнился на озеро и остановился недалеко от берега. Это был Не-115С-1 "8L+IH" Карла Хельфа (Karl Helf) из 1-й эскадрильи Kii.Fl.Gr.906. Через некоторое время откуда-то из прибрежных зарослей появились и неуловимые эстонцы. Сразу после этого по ним и качающемуся на мелких волнах гидросамолету был открыт огонь из винтовок и одного пулемета. В итоге пятеро диверсантов все же смогли запрыгнуть в самолет, а остальные снова скрылись в густых зарослях на берегу.
Хельф, получивший в ходе обстрела тяжелое ранение, все же смог запустить двигатели. "Хейнкель" пошел на взлет и, несмотря на бешеный пулеметный огонь с берега, поднялся в воздух. Однако оказалось, что был пробит маслобак левого двигателя. Поэтому, пролетев около тридцати километров, Не-115 совершил вынужденную посадку на Юнг-озере. После этого четверо эстонцев и бортмеханик самолета скрылись. Но далеко уйти им не удалось, и вскоре группу окружили бойцы НКВД. Немецкий летчик застрелился, а эстонцы предпочли сдаться. Вскоре были пойманы еще несколько диверсантов, уходивших на запад в сторону линии фронта. Но отдельным диверсантам все же удалось просочиться в глухие леса и уйти от погони.
В октябре 1942 года "армия" ПЦБ начала формироваться. Боевая организация центра включала в себя 200 человек, сто из них были из числа высшего начсостава Красной Армии. На этой базе предполагалось развернуть полк. Готовились 60 радистов для штурмовых отрядов. Военный блок ПЦБ размещался в зондерлагере в бывшем монастыре Лейбус около Бреславля, в начале 1943 года формирование было переведено в местечко Линсдорф.
К маю 1943 года завершилось развертывание ПЦБ, и Бессонов предполагал начать заброску отрядов в ГУЛАГ. От немцев он хотел бы получить гарантии отсутствия у них захватнических целей в отношении России. Идеалом Бессонов видел Россию в границах на 1 сентября 1939 года, в составе конфедерации Германии, но с самостоятельной внутренней политикой. Но представителя "Цеппелина" гауптштурмфюрера СС Шмундта интересовали только военные подразделения в тылу Красной Армии. Бессонов же замахивался на всероссийский масштаб руководителя повстанческой деятельности в советском тылу.
Немцы не ответили на политические требования Бессонова, предложив ему посетить Берлин, по дороге арестовали его и нескольких офицеров за "антинемецкую деятельность". Определённую роль в этом сыграл донос, написанный в Гестапо ближайшим сподвижников Власова, генерал-майором Благовещенским (это к вопросу кто писал доносы в 1937 году). В доносе Гестапо извещалось о том, что Бессонов ранее принадлежал к оперативному составу НКВД, а потому и сегодня является агентом советских спецслужб.
ПЦБ был распущен, а Бессонова и его коллег поместили в СС-зондерлагерь Заксенхаузен, однако на привилегированный, свободный режим содержания, продолжал активную деятельность, посылал в адрес немецкого командования меморандумы, обращения, планы. Других членов Центра отправили в Летценский лагерь. Ближайший соратник Бессонова, Будыхо принял должность офицера связи РОА при штабе 16-й армии, а 13 октября 1943 года перешел к партизанам. В 1950 году он был расстрелян в СССР.
Из остатков военной организации ПЦБ были сформированы две группы под командованием обер-лейтенанта Фюрста и полковника Соколова. Их предполагалось использовать в качестве диверсантов в советском тылу. В июле 1943 года оба подразделения были переброшены в Калининскую область (город Себеж) для выполнения заданий немецкого командования.
Прибыв на место, ушла к партизанам группа офицеров во главе с бывшим батальонным комиссаром Чугуновым и подполковником А.Пастушенко. Ушел в лес и сотрудник отдела контрразведки ПЦБ лейтенант Бончковский. После дезертирства "Зондергруппа" была эвакуирована в город Радом, а группа Фюрста. в Кельцы. После этого обе группы были расформированы, часть личного состава арестована и распределена по лагерям, другая – по полицейским и охранным ротам СС.
В Заксенхаузе Бессонов находился вплоть до апреля 1945 года. В конце апреля 1945 года немцы вывезли Бессонова и группу военнопленных в Южный Тироль. К этой же группе присоединили и группу заключённых, бывших заговорщиков против Гитлера. По прибытии на место конвой СС был разоружен подразделением Вермахта, а арестованные освобождены и через несколько дней перешли к американцам.
И снова опять-таки загадка. "Какие-то немецкие солдаты разоружили эсэсовцев и освободили арестованных". Вот так вот проходили немецкие солдаты мимо арестного дома и по какому-то неисповедимому движению души взяли да и освободили из эсэсовских лап бедных узников. Более насущных дел не было у отступавших в беспорядке немецких солдат в апреле сорок пятого? Откуда они вообще знали, кто в теремочке под замком сидит? Темная история.
И ведь этим она не ограничивается! 15 мая 1945 года Бессонов, находившийся к тому времени уже в лагере для перемещённых лиц в американской зоне оккупации, обратился к американцам с просьбой… о своём возвращении в СССР. Американские официальные лица долго отговаривали его от этого поступка, но Бессонов был непреклонен. Сам Бессонов объяснял, что он "виноват перед советским народом", и просил дать ему шанс искупить вину.
По некоторым источникам, Бессонов еще в 1943 г. установил контакт с советской госбезопасностью, поручившей ему физически уничтожить либо дискредитировать Власова. Сам черт не разберется, где тут правда, а где – домыслы и деза! Вот только всю власовскую верхушку повесили в августе 1946-го, а Бессонова держали под стражей еще три с половиной года (определенно ради долгих и вдумчивых допросов) и расстреляли только в апреле пятидесятого…
Что именно скачала советская госбезопасность, допрашивая власовцев и Бессонова? Неизвестно до сих пор. Но именно после казни власовцев и появился приказ по МВД, ориентировавший органы на продолжение борьбы с троцкистами как вполне реальным и плотским злом. Какие сюрпризы нас еще ожидают в пыльной тишине архивов? Подозреваю, увлекательные…
Что же касается Бессонова, то следствие по его делу шло четыре года, т.е. "качали" его основательно. Что из него "выудили" на допросах неизвестно, мне по крайней мере, но все это неспроста, ибо так долго следствие не ведется, это я Вам, как бывший следак говорю...
18 апреля 1950 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила его к высшей мере наказания. Бессонова расстреляли на следующий день. Так, что награда все-таки нашла своего героя.

Бессонов в центре на фоне своих "воспитанников"

http://sg.uploads.ru/t/qb6VG.jpg

0

3

http://sh.uploads.ru/t/b6jCJ.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Vs5Kp.jpg

Бессонов с  членами ПЦБ.   Члены ПЦБ принимают присягу

0

4

Восстание зэков и предатель из НКВД Часть 3

И все-таки немцы решились на эксперимент. Если уж не удастся поднять восстание зэков, то хотя бы рвануть железную дорогу на Воркуту-Северную железнодорожную магистраль. Местом высадки была выбрана территория Кожвинского района. Достаточно было взорвать железнодорожный мост через реку Печору в районе поселка Кожвы, как было бы приостановлено снабжение печорским углем нужд фронта и прежде всего Северного морского флота. А мостовых переходов на печорской магистрали десятки.
Впрочем в случае успеха, перед десантом были доставлены и другие задачи. Одна из них — подготовить площадку для приема вооруженного десанта значительней численности, который мог бы освободить заключенных из многочисленных лагерей НКВД, расположенных в этом районе, вооружить их и поднять восстание против Советской власти, организовав таким образом новый фронт в тылу на севере страны.
Немцами были отобраны из концентрационных лагерей советские военнопленные, давшие согласие на сотрудничество с ними. Будущих диверсантов готовили в одной из диверсионных школ абвера близ Риги. Среди них были рядовые, сержанты и офицеры. Большинство были русскими, но имелись также коми, украинец, белорус и татарин. Командиром десантников был назначен бывший колчаковский офицер Лев Николаевич Николаев.
Находясь в школе, один из военнопленных, Александр Гаевич Доронин, который до пленения был командиром взвода 641-го полка 165-й стрелковой дивизии, начал осторожно заводить разговоры с некоторыми десантниками о том, чтобы оказавшись на советской территории, сдаться властям.
На этой личности стоит остановиться поподробнее. Родился он в апреле 1907 года в селе Глотово Удорского района. Окончил сельскую школу, затем Усть-Сысольское педучилище. После окончания учебы учительствовал в селах Глотово и Важгорт и возглавлял отдел народного образования Удорского района. В 1933-1935 гг. служил в Красной Армии. После демобилизации работал в г. Сыктывкаре в органах народного образования. 12 апреля 1942 года был призван в армию и направлен на учебу в Пуховическое военное училище в Т. Великий Устюг Вологодской области. После окончания училища 6 октября 1942 года участвовал в боях на Вол­ховском фронте в должности командира пулеметного взвода 641 стрелкового полка 165 стрелковой дивизии.
Когда немцы выяснили по адресу, написанному на обороте фотографии жены, что Доронин коми и проживал на севере страны, после проверки ему было предложено подготовиться к диверсионной работе и в составе десанта полететь в Коми в качестве проводника и переводчика.
20 мая из лагеря военнопленных его перевезли в разведывательную школу. Для себя Доронин твердо решил, что не только не будет выполнять задания врагов но и будет всемерно содействовать обезвреживанию и уничтожению десанта. Позднее он писал об этом своей жене:
"...Мне, как местному, предложили лететь с диверсионной группой. Я не мог допустить, чтобы десантники что-нибудь смогли сделать плохого на родной земле. Согласился, но в мыслях у меня было уничтожение всей группы до того, пока они начнут работать на Печоре. Хоть лететь было опасно, но решился, ибо попав на родную землю, я встречу справедливый разбор дела. Надеюсь, что поймут, поварят и дадут возможность еще работать на благо Родины, на благо народа. А пользы принести я еще способен и, безусловно, приложу все усилия, чтобы быть еще полезным".
Вскоре ему удалось получить согласие от ряда десантников. В первую очередь согласие дал Годов, заместитель командира группы, уроженец Свердловской области. Он, как оказалось, до призыва в армию за растрату отбывал пятилетнее наказание, находясь в заключении в одном из подразделений Печорлага. М. К. Годов об этом рассказывал следователю: «Мы с Дорониным наедине договорились дня за 4-5 до вылета о том, что полетим на Родину, но не для оказания помощи немцам, а с тем, чтобы сразу же явиться в органы НКВД». Такое же согласие, получил Александр Гаевич и от радиста Андрея Аверьяновича Одинцова, уроженца Ивановской области, где до армии он работал ткачом на фабрике.
До вылета на Печору Доронин сумел убедить всех членов десанта, кроме Ахнами Расулева, назначенного денщиком Николаева. С ним разговор не состоялся из-за опасения, что он выдаст командиру замыслы Доронина.
Кроме названных выше, в числе десантников в составе были:
Гламаздин Николай Степанович, уроженец Краснодара; Денисенко Алексей Карлович, выходец из Белоруссии; Лукович Василий Николаевич, уроженец Днепропетровска; Макаров Алексей Иванович, уроженец Тамбовской области, в РККА был командиром роты; Мурин Николай Алексеевич, уроженец города Загорска Московской области, в армии был поваром; Реферовский Алексей Павлович, уроженец г. Ворошиловск Дальневосточного края.
Всем десантникам были даны вымышленные фамилии и имена или клички. Доронин, к примеру, был назван Сергеем Токаревым.
Подготовку десантники прошли в одной из диверсионных школ Абвера близ г. Риги. Именно оттуда на двух четырехмоторных самолетах, бомбардировщиках, прибывших из Берлина, лазутчики были переброшены на побережье Северного моря в г. Нарвик (Норвегия).
В ночь с 5 на 6 июня 1943 года два немецких самолёта "Кондор" со стороны Карского моря проникли в воздушное пространство над территорией Коми. На их борту находилось двенадцать десантников, переодетых в форму войск НКВД.
Диверсанты и предназначенное для них оснащение были сброшены на 34 парашютах над территорией Кожвинского района, в районе с/х фермы "Развилки", что располагалась примерно в тридцати километрах от села Кедровый Шор, в свою очередь отстоявшего на 60 км от райцентра Кожва, вверх по реке Печоре При себе у них имелось 12 автоматов, столько же пистолетов "Парабеллум", 48 "наганов", 5 пистолетов других марок, ручной пулемёт, ротный миномёт, 10 тысяч патронов, около 300 кг взрывчатки в шашках, подрывные батареи, бикфордов шнур, запалы, капсюли, гранаты разных систем, противопехотные и магнитные мины. Кроме того, в их снаряжение входила радиостанция с динамо-машиной, ракетницы, бинокли, сапёрные лопаты, фонари, топоры, пилы, валенки, унты, полушубки, плащпалатки, аптечка с хирургическими инструментами и накомарники. Запасы продовольствия были рассчитаны на месяц.
Всего, как стало потом известно, у диверсантов было 63 наименования снаряжения, в том числе имелись карты с подробными данными о железнодорожных мостах, лагпунктах, имелись незаполненные чистые бланки различных удостоверений, гербовые печати органов НКВД, армейских частей, различные документы с вымышленными фамилиями.
Абвер позаботился о диверсантах, снабдив каждого из них безупречно изготовленными советскими документами, а также деньгами и даже продуктовыми карточками. Все это свидетельствует о том, как тщательно готовился этот десант, и какое придавалось ему значение.
Для обеспечения успеха операции у них имелись карты с подробными данными о железнодорожных мостах, лагпунктах, чистые бланки различных удостоверений, гербовые печати органов НКВД и армейских частей.
Пролёт самолётов, однако, не остался незамеченным, и 6 июня в Наркомат внутренних дел Коми АССР из посёлка Канин (позднее вошёл в состав г. Печоры) поступила срочная телеграмма, сообщавшая о том, что в 3 часа ночи недалеко от Кожвы на высоте 150—200 м с юга на север пролетели два самолёта без опознавательных знаков. Из Сыктывкара в Кожвинский район были даны указания быть готовыми к возможным неожиданностям.
Группа, в которой были Николаев, Одинцов и Доронин, приземлилась первой. Причем собралась вместе только вечером. Матерый разведчик Николаев не отпускал десантников от себя. Других парашютистов отнесло на значительное расстояние от места высадки. Вторая группа, возглавляемая Годовым, соединилась с первой лишь на следующий день — 7 июня. Собравшись вместе, Доронин и Одинцов решили осуществить задуманное - убить командира десанта. А произошло это так: Николаев сидел у костра, когда раздался выстрел Одинцова. Стрелял он через костер и лишь ранил руководителя диверсионной группы.
Все десантники в это время разбежались в разные стороны. Николаев схватился рукой за раненное плечо, пнул ногой лежащий перед ним мешок в костер, а сам пошел к речке обмывать рану. Сняв рубашку, Николаев пригласил своего денщика, чтобы он оказал ему помощь. Денщик Расулев А. В. вместо помощи пустил ему в спину очередь из автомата.
После этого Доронин и Одинцов направились на поиски населённого пункта, чтобы сообщить о десанте. Они вышли на совхозную ферму "Развилки", где сообщили о своей высадке.
В 2 ч. 30 м. 8 июня 1943 года дежурный по подразделению ОЛП (отдельный лагерный пункт) сельхозфермы "Развилки" Сухинин доложил, что на территорию фермы пришли два вооружённых подозрительных человека. Это были из немецкой диверсионной группы Одинцов А.А. и Доронин А.Г. На мои вопросы они отвечали подробно и обстоятельно, кто они такие, как вооружён отряд, где высажен десант и какую цель имеет.
Поступившая 8 июня в адрес первого секретаря обкома ВКП(б) А. Г. Тараненко телеграмма секретаря Кожвинского райкома партии несколько прояснила обстановку. В ней говорилось: "По сообщению директора совхоза "Кедровый Шор" в 3 часа утра в районе Конецборского сельсовета выброшен вооруженный немецкий десант в количестве 12 человек. Два из них сдались в плен. Посылайте отряд для ликвидации десанта. Безгодов".
В район высадки десанта срочно направлена группа оперативных работников Наркомата внутренних дел республики во главе с наркомом. Туда же прибыли бойцы военизированной охраны лагерей и работники Ухтпечлага, Печорлага. Но эти силы не были задействованы, так как уже имелось сообщение: "Ликвидация вражеского десанта закончена в 18 часов 8 июня".
Интенсивный обмен информацией (в ночь на 8 июня 1943 года) между отдельным лагерным пунктом «Развилки» и селом Кедровый Шор привёл к тому, что 8 июня в 13 ч. 30 мин. отряд из 7 человек во главе с политруком В. П. Лазаревым выступил из Кедрового Шора на ликвидацию группы вражеских парашютистов. А. Одинцова в качестве заложника оставили в сельхозе. Отряд сопровождал и показал местонахождение группы диверсантов А. Доронин.
При приближении отряда Лазарева к стоянке десанта А. Куликов, стоявший постовым у палаток, дал в воздух очередь как сигнал для сбора всех десантников. Один из бойцов военизированной охраны, приняв эту очередь за стрельбу по вохровцам, выстрелом из винтовки убил Куликова. После этой случайной перестрелки все десантники сложили оружие.
Сразу же после сдачи диверсантов руководство НКВД республики приняло меры по встрече и ликвидации возможного второго вражеского десанта. Кожвинский район был объявлен на положении повышенной военной готовности, военизированная охрана лагерей НКВД была переведена на военное положение.
С использованием шифров и кодов немцев, имевшихся у радиста А. Одинцова, была предпринята попытка установить сеанс радиосвязи с сообщением об успешной высадке группы и готовности принять в указанном районе дополнительного десанта. К сожалению, попытка эта оказалась неосуществленной. Немцам было сообщено, что требуется подкрепление, на что те запросили координаты высадки по 5-километровой карте, имевшейся у диверсионной группы. Однако оказалось, что после сдачи в плен членов группы обыскали работники НКВД и карту у них изъяли, равно как и 21 тысячу рублей, личные вещи, фотоаппарат, карманные часы, авторучки, шоколад и сигареты. Из Сыктывкара потребовали оставшееся имущество, на что туда были высланы 3 банки из-под лимонной кислоты и 2 носовых платка, отобранные у бойцов ВОХР. Карта так и не была найдена, в результате чего радиоигра была сорвана.
После добровольной сдачи десантников никто из них не был подвергнут каким-либо карам. Судьба участников группы после ликвидации десанта сложилась по-разному.
А. Г. Доронин после проверки в фильтрационном лагере продолжал служить в армии. Заболев туберкулезом, в 1944 году возвращается в г. Ухту. Работал учителем в детской трудовой колонии. Через год школу ликвидировали и А. Г. Доронин уезжает в Ростовскую область, работает инспектором РОНО, директором семилетней школы, болезнь подкосила его здоровье и в феврале 1947 года он скончался.
Радист А. А. Одинцов до 1946 года находился в армии. После демобилизации возвратился на родину в поселок Оргтруд Ивановской области. До своей кончины трудился на привычном рабочем месте — на ткацкой фабрике. Пользовался большим уважением товарищей.
Было прекращено уголовное дело по обвинению М. К. Годова. Освобождены из-под стражи и другие участники десанта, им зачтено было в наказание срок нахождения на проверке в фильтрационном лагере и предварительном заключении.
Впрочем немцы не прекращали попыток забросить диверсионные группы в Коми АССР.
Второй десант из 40 человек был выброшен под Сыктывкаром в конце 1943 года, но на связь с командованием не вышел.
Достоверно известно о высадке ещё нескольких "бессоновских" групп. Так, в июне 1944 года в бассейн Печоры были сброшены с самолета 7 парашютистов особой группы «Ульм». Они тоже были сразу обнаружены. Пятеро погибли в перестрелке, двое попали в плен.
Вот товарищи, по чему нашим режиссерам боевики и детективы снимать надо, а не по всякому дерьму которое они выдают за "историю".

Одна из диверсионных групп Бессонова, перед заброской  в Коми АССР

http://se.uploads.ru/t/MS4TG.jpg
http://s8.uploads.ru/t/AF1eZ.jpg

Александр Гаевич Доронин

Отредактировано Офисный Акул (2017-11-02 23:04:02)

+2