НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939-1956)

Аннотация
Настоящий Сборник содержит документы о борьбе органов НКВД-МВД СССР с бандитами и вооруженными формированиями националистов в западных областях Украины и Белоруссии, Латвии, Литве и Эстонии в 1940-х — начале 1950-х годов.
В первой главе представлены документы, рассказывающие об обстановке в рассматриваемых регионах в 1939–1941 годах. Вторая глава охватывает период нацистской оккупации (1941–1943 гг.). В третьей главе отражен период 1944–1946 годов, когда сразу после освобождения западных областей СССР от немецкой оккупации началась борьба с вооруженными формированиями националистов. В четвертой главе рассмотрен период 1947–1952 годов, когда все вооруженные формирования националистов были в основном ликвидированы.
Отдельная глава посвящена структуре органов НКВД-МВД, боровшихся с националистическим подпольем
В заключительной шестой главе показано начало возвращения к мирной жизни граждан данных регионов.
Сборник снабжен введением, вводными статьями по главам и научно-справочным аппаратом. Издание представляет интерес для специалистов по истории спецслужб, а также для всех, интересующихся историей Отечества.

ВВЕДЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Среди событий отечественной истории XX века в последние годы стали актуальными проблемы, связанные с националистическими вооруженными формированиями на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике.
В последние годы усилиями политиков и средств массовой информации ряда стран история этих событий была кардинальным образом искажена. Бандиты стали героями, а героев пытаются посадить на скамью подсудимых.
Издаваемый Сборник документов охватывает лишь часть событий, он призван объективно отразить деятельность органов и войск НКВД-МВД СССР в борьбе против бандитизма и вооруженного националистического подполья на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике в 1939–1953 годах.
Националистические организации на Западной Украине и в Прибалтике организовались при содействии иностранных спецслужб в конце XIX—начале XX века. В ходе Первой мировой войны на их базе возникли вооруженные националистические формирования, боровшиеся в основном против стран Антанты. Революция в России способствовала укреплению этих формирований, поскольку они стали всемерно поддерживаться ведущими европейскими державами с целью использования их против советской власти. В межвоенный период националистические формирования в этих регионах перегили под контроль нацистских спецслужб, стремившихся использовать их в борьбе против Польши, Чехословакии и СССР.
Наибольший размах деятельность вооруженных националистических формирований приобрела с началом Второй мировой войны.
С воссоединением Западной Украины, Западной Белоруссии и Северной Буковины и вхождением Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР опиравшаяся на помощь немецкой разведки бывшая политическая элита не собиралась отдавать власть. К имевшимся ранее националистическим формированиям присоединились польские вооруженные отряды. В ходе проведения на присоединенных территориях национализации и аграрной реформы националистические формирования путем террора и запугивания пытались сорвать эти мероприятия. Разгул бандитизма принял такие размеры, что накануне Великой Отечественной войны советские власти провели выселение с территорий Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики активных деятелей бандформирований и националистического подполья, лиц, антисоветски настроенных, из числа представителей имущих классов населения.
В мае-июне 1941 г. из Западной Украины было выселено 11 тысяч человек, из Западной Белоруссии — около 21 тысячи. Из Литвы около 13 тысяч человек было направлено в ссылку и 4,6 тысячи — в лагеря, из Латвии — соответственно 10 и 5,5 тысячи, из Эстонии — 6 и 3,6 тысячи.
Война, прокатившаяся по территории Прибалтики, Белоруссии, Украины, и немецкий оккупационный режим заново создали, вооружили и укрепили вооруженные формирования националистов. При помощи оккупационных властей они превратились в хорошо вооруженные и многочисленные подразделения пособников фашистов. Среди членов этих формирований были и вступившие в эти формирования совершенно сознательно, и мобилизованные, и скомпрометированные перед советской властью, и просто дезертиры, мародеры, люди, научившиеся воевать и не желающие возвращаться к мирной жизни. Если на 1 июля 1941 г. органами НКВД по Западной Украине было учтено 94 вооруженных формирования националистов с 476 участниками в них и 1171 другой нелегал, а по Западной Белоруссии — 17 формирований с 90 участниками и 106 нелегалов (приложение № 1), то в 1945 г. на Западной Украине ликвидировано 890 вооруженных групп, при этом убито 44 тысячи и арестовано свыше 17 тысяч участников, в Западной Белоруссии ликвидировано 256 групп, убито 1335 участников и арестован 2701 человек .
О напряженности борьбы с националистическим подпольем свидетельствует число докладов, поступавших из НКВД-МВД СССР на имя руководителя страны И.В. Сталина. В марте-декабре 1944 г. таких докладов было 52, в 1945 г.-105, в 1946 г.-52.
В советской историографии эта тема не пользовалась вниманием. Ей занимались лишь историки спецслужб, органов внутренних дел и внутренних войск. Причиной такого положения являлась засекреченность советских источников по данной теме.
Руководители националистического движения, оказавшиеся в эмиграции, также не могли объективно освещать ход борьбы. Во-первых, ни один человек не в состоянии быть беспристрастным, тем более вскоре после событий, связанных с массовым насилием, гибелью родных, друзей, соратников. Во-вторых, они просто не располагали документами противоположной стороны. Это ограничивает ценность такого издания, как: Мирчук П. Украинская повстанческая армия. 1942–1952. Документы и материалы. — Мюнхен, 1953.
Изменение ситуации принесло массовое рассекречивание ранее недоступных документов, проводившееся в начале 1990-х годов как в России, так и в других республиках бывшего СССР. Однако большое количество материалов до сих пор продолжает оставаться на закрытом хранении. Отчасти это связано с объективными обстоятельствами — в условиях, когда Россия вновь ведет борьбу с незаконными вооруженными формированиями, раскрывать методы оперативной работы органов государственной безопасности преждевременно. Процесс предоставления гражданам нашей страны доступа к ретроспективной информации тормозят и субъективные факторы — Закон  «О государственной тайне» хотя и ввел 30-летний срок закрытого хранения документов, но не предусмотрел механизма, обеспечивающего соблюдение этого срока. Работа по рассекречиванию производится ведомствами, не располагающими должными силами и средствами, дайне всегда заинтересованными в открытии тайн прошлого.
Среди изданий последних лет, затрагивающих проблемы борьбы с националистическим подпольем, можно отметить сборники, вышедшие в странах ближнего зарубежья: Білас І.Г. Репрессивно-каральна система в Україні: 1917–1953. -Київ, 1994; The Anti-Soviet Resistance in the Baltic States. Anusauskas A. (ed). - Vilnius, 1999; Назауседы разам. Да 60-годдзя уз'яднання Заходняй Беларуа з БССР. — Мтск, 1999; Сергійчук В. Десять буремних літ. Західно-українські землі в 1944-1953роках. — Киів, 1998; Strods H. Latvijas nacionalo partizanu kars: 1944–1956. - Riga, 1996. - Vol. I; 1999. - Vol. II; 2003.  - Vol. Ill; Освобожденная Беларусь. Документы и материалы: в 2-хкн. — Кн. 1: Сентябрь 1943 — декабрь 1944/ Сост.: В.И. Адамушко и др. — Мн: НАРБ, 2004.
Сборник «Бандеровщина» (М., 2005) включает опубликованные ранее документы, но представляет несомненный интерес для российских исследователей, так как его составители А. Андреев и С. Шумов впервые переводят их на русский язык. К сожалению, работы, уже вышедшие и выходящие на Украине, доходят до России со значительными трудностями.
Среди работ отечественных историков одни уделяют основное внимание связям националистов с гитлеровской Германией, их объективному противостоянию не столько сталинскому режиму, но в основном освободительной борьбе народов против фашизма (Крысин М.Ю. Прибалтика между Сталиным и Гитлером.  — М., 2004; Романъко О.В. Коричневые тени в Полесье. Белоруссия: 1941–1945. — М., 2008; Семиряга М.И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. — М., 2000). Другие рассматривают деятельность органов государственной безопасности в борьбе с бандформированиями и националистическим подпольем (Литвинов М.Ю., Седунов А.В. Шпионы и диверсанты: Борьба с прибалтийским шпионажем и националистическими бандформированиями на Северо-Западе России. — Псков, 2005)
Затрагивают проблемы Сборника и работы российских историков по спецпоселенцам: Полян ИМ. Не по своей воле. История и география принудительных миграций в СССР. — М., 2001; Земское В.Н. Спецпоселенцы в СССР: 1930–1960. — М., 2003; История сталинского ГУЛАГА. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в семи томах. — Т. 5: Спецпереселенцы в СССР / Ответственный редактор и составитель Т.В. Царевская-Дякина. — М., 2004; Сталинские депортации. 1928–1953 / Составители: Н.Л. Поболь, ИМ. Полян. — М., 2005.
После освобождения Западной Украины, Западной Белоруссии и Республик Прибалтики от гитлеровской оккупации на их территории развернулась широкомасштабная вооруженная борьба. Особенно значительными были формирования националистов на западе Украины и в Литве (док. № 38–40,46,53,59, 68, 75). Однако они не имели никаких шансов на победу в открытом столкновении с военной мощью СССР. Заметим, что советское руководство очень редко использовало в боях с националистами части Красной Армии. Обычно в операциях использовались внутренние и пограничные войска, а также истребительные батальоны НКВД-МВД СССР.
Надежды националистов были связаны, в первую очередь, с возможным, как им казалось, началом войны США и Великобритании против СССР. Но, хотя отношения между недавними союзниками по антигитлеровской коалиции стремительно ухудшались и вскоре приняли характер затяжной «холодной войны», вступать в войну «горячую» ни США, ни Великобритания не были настроены.
Партизанская война националистов не могла привести их к военной победе, но могла бы продолжаться достаточно долго, не будь в арсенале властей СССР метода выселения лиц, являвшихся пособниками и питательной средой вооруженных националистических формирований. После проведенных выселений родственников и пособников националистическому подполью его участники лишались снабжения продовольствием, информации о мероприятиях властей, а также притока новых кадров. В 1944–1946 гг. выселения оформлялись решениями Особого совещания при НКВД-МВД СССР (док. № 93). Затем в 1947–1951 гг. был принят ряд постановлений Совета Министров СССР о выселении с территории Западной Украины, Западной Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии членов семей националистов либо просто зажиточного крестьянства, составлявшего классовую базу националистического движения (док. № 132,139, 143). В результате к 1953 г. на нелегальном положении остались только одиночные боевики.
«В Республиках Прибалтики только в 1941–1950 гг. формированиями националистов было совершено 3426 вооруженных нападений, в ходе которых погибли 5155 советских активистов. Органами госбезопасности и войсками было ликвидировано 878 вооруженных групп. В противоповстанческих операциях части внутренних войск НКВД потеряли 533 чел. убитыми и 784 ранеными, потери подразделений Красной Армии составили 42 чел. убитыми и 94 ранеными. Всего внутренние войска НКВД и подразделения Красной Армии потеряли убитыми 575 и ранеными 878 военнослужащих» .
«Всего за 1945–1953 гг. на территории западных областей Украины повстанцы совершили 14424 диверсионно-террористических акта. За 10 лет (1945–1955 гг.) ими было убито 17 тыс. советских граждан. Только в течение 1948–1955 гг. погибли 329 председателей сельских советов, 231 председатель колхоза, 436 работников райкомов партии, служащих районных организаций и активистов, а также 50 священников. Всего бойцы УПА уничтожили от 30 до 40 тыс. чел.
За весь период борьбы (1940–1956 гг.) с националистическим повстанческим движением в Прибалтике и нп территориях присоединенных западных областей Украины внутренние войска НКВД СССР и части Красной армии безвозвратно потеряли 6223 чел. (в том числе 5635 чел. убитыми, 588 чел. пропавшими без вести) и 8612 чел. ранеными  (Причем это данные без Белоруссии и без потерь органов НКВД-МВД-НКГБ-МГБ.)
Авторы данной публикации не берут на себя ответственность судить участников жестокой борьбы 1940-х−1950-х годов, определять правых и виноватых. Мы уважаем право любых наций − больших и малых − на самоопределение и право любого человека иметь свою точку зрения по национальному вопросу. Единственное, что не может иметь оправдания − это насилие, и с этой точки зрения мы осуждаемкак репрессии центральной власти, так и террор националистов. На наш взгляд, документы Сборника убедительно свидетельствуют: какими бы благородными не были провозглашаемые цели вооруженной борьбы за независимость, ее внутренняя логика ведет к экскалации жестокости и насилия, а идейные борцы нередко превращаются в рядовых бандитов.
В состав настоящего Сборника включено 158 документов, большая часть которых до недавнего времени находилась на секретном хранении. Часть документов дается в изложении в статьях. Основную источниковую базу составили документы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), рассекреченные в соответствии с Указом Президента РФ № 658 от 23 июня 1992 г. „О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека“. В первую очередь − это постановления Совета Народных Комиссаров − Совера Министров СССР о проведении массовых депортаций, приказы НКВД-МВД СССР об исполнении этих решений Правительства.
Следующую, наиболее объемную часть публикуемых документов, составили докладные записки НКВД-МВД СССР о ходе борьбы с националистическим подпольем, направленные высшему руководству страны. Как уже отмечалось выше, в 1944–1946 гг. число таких донесений было весьма велико, и в среднем каждую неделю на стол И.В.Сталину
Третью группу публикуемых документов составляют приказы НКВД-МВД СССР по организации борьбы с националистическим подпольем.
Наконец, процесс снятия ограничений с депортированных участников националистического движения отражен в ряде публикуемых Указов Президиума Верховного Совета СССР, постановлений Совета Министров СССР и принятых во исполнение этих актов приказах и распоряжениях МВД СССР, а также в ряде других документов.
Из Центрального архива Федеральной службы безопасности (ЦА ФСБ) в данном Сборнике представлены 15 документов за 1941–1943 гг., ранее рассекреченные и опубликованные в серии „Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне“ и других изданиях. Без сомнения, открытие новых документов этого архива, особенно за период 1947–1952 гг., когда вся работа по борьбе с националистическим подпольем была передана в органы госбезопасности, является необходимым условием восстановления полной исторической картины того времени.
Не включены в Сборник документы внутренних и пограничных войск, принимавших активное участие в боевых действиях против националистов. Авторы надеются, что недостаточное освещение этой стороны проблемы будет восполнено после планируемого выпуска Сборника документов Центрального архива внутренних войск МВД РФ.
Сборник построен по хронологически тематическому принципу. Каждый раздел включает краткую статью, затем идут публикуемые документы. В первой главе даны минимальные сведения по истории рассматриваемых регионов до 1939 г.
Вторая глава охватывает период нацистской оккупации (1941–1943 гг.). Ее неполнота связана с использованием, в основном документов, хранящихся в России. Безусловно, желающие рассмотреть данный период более подробно должны обращаться как к архивам Белоруссии, Украины, Прибалтийских республик, так и к документам Германии. Отдельные документы, связанные с расследованием злодеяний националистов были созданы несколько позднее в 1944–1945 гг. Однако по тематическому принципу они включены именно в эту главу (док. № 32–36).
Наиболее полно отражен период 1944–1946 гг., когда сразу после освобождения рассматриваемых регионов от нацистской оккупации началась жестокая борьба между советскими властями и националистическими формированиями. Соответственно, третья глава получилась наиболее объемной.
В четвертой главе рассмотрен период 1947–1952 гг., когда после проведения массовых депортаций сочувствующего населения вооруженная борьба националистов постепенно сошла на нет. По указанным выше причинам число документов за этот период не так велико.
Пятая глава посвящена органам НКВД-МВД, боровшимся с националистическим подпольем. Авторы сочли целесообразным не дробить этот материал по хронологическим отрезкам, а дать его за весь период 1939–1953 и.
В заключительной, шестой главе, показан процесс снятия ограничений по спецпоселению с граждан, выселенных из Западной Украины и Западной Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии. Она включает документы за 1954–1956 гг.
В приложении № 1 к Сборнику публикуется доклад о деятельности Главного управления борьбы с бандитизмом за три года Великой Отечественной войны. В этом весьма обширном документе к теме данного Сборника относится только часть текста, однако авторы сочли целесообразным поместить его полностью, что позволяет сравнить положение в изучаемых регионах с другими республиками СССР, более объективно оценить степень остроты происходившей борьбы с националистическим подпольем».

* * *

Подготовка настоящего Сборника документов осуществлена в соответствии с «Правилами издания исторических документов в СССР» (2-е изд., 1990).
Большинство документов публикуется полностью. В тех случаях, когда документ содержит значительный объем, не относящийся к теме сборника, эта часть текста опускается и отмечается отточием, а содержание при необходимости оговаривается в текстуальных примечаниях.
Текст публикуемых документов передан в соответствии с современными правилами орфографии и пунктуации, стилистические особенности документов сохраняются. Неисправности текста, не имеющие смыслового значения (опечатки, орфографические ошибки), исправлены в тексте без оговорок. Пропущенные в тексте документов и восстановленные составителями слова и части слов заключены в угловые скобки. Повторяющиеся сокращения и сокращенные слова раскрываются в списке сокращений.
Ошибки и неточности смыслового характера (неправильное построение фразы, искаженное написание фамилий, специальных терминов) оговариваются в скобках прямо в тексте (так в тексте.  — Ред.) или в сносках.
При выборе текста документов предпочтение отдавалось подлинникам, а при их отсутствии — заверенным копиям. Большинство подлинников представляют собой машинописные тексты с подписями-автографами, копии — также машинописные тексты, часть документов сохранилась в виде типографских экземпляров.
В ряде случаев документам даны авторские заголовки. При публикации директивных документов (постановления Совета Министров СССР, приказы и циркуляры НКВД-МВД СССР и т. д.) их заголовки приводятся в кавычках. В заголовках не указываются должности часто упоминаемых адресатов (И.В. Сталин, В.М. Молотов, Г.М. Маленков, Л.П. Берия).
Аббревиатуры НКВД, МВД и т. п. в заголовках не склоняются. При публикации директивных документов номер выносится в заголовок и больше не повторяется. Номера писем, докладных и т. п. воспроизводятся после заголовка и грифа секретности (если он имеется).
Дата документа, где бы она не располагалась в самом документе, помещается под заголовком и больше не воспроизводится. Даты, установленные составителями, помещаются в квадратные скобки.
Подписи под всеми документами соосраняются. Резолюции и пометы воспроизводятся вслед за текстом документа перед легендой, независимо от того, где они расположены в документе.
Каждый документ сопровождается легендой, в которой указывается название архива, в котором хранится документ, номер фонда, описи, дела, листа, подлинник или копия. В тех случаях, когда документы были ранее опубликованы, в легенде приводится ссылка на издание.
В состав научно-справочного аппарата входят: введение, приложения, комментарии к документам, именной указатель, список сокращений, географический указатель, биографические справки на руководителей ОББ-ГУББ НКВД-МВД СССР, перечень публикуемых документов.
В географический указатель вошли области Западной Украины и Западной Белоруссии, Республики Прибалтики на уровне районов (уездов) и городов. Более подробное (волостное) деление и названия деревень, местечек, поселков не приводятся. Для других регионов, упоминаемых, главным образом, как места расселения депортированных граждан, дается только общее указание краев и областей. Не приводятся топонимы из приложения, относящиеся к Кавказу, Крыму, другим регионам РСФСР, Республикам Закавказья и Средней Азии.
Авторы выражают признательность за помощь, оказанную в ходе работы над книгой, Ю.Н. Богданову, В.Ю. Воронову, А.Э. Гурьянову, В.В. Захарову, О.Н. Косенко, В Д. Кривцу, И.Ю. Леонову, Д.Л. Майорову, В.В. Нехотину, Д.Н. Нохотович, Н.В. Петрову, Н.А. Сидорову, К.В. Скоркину, И.В. Утенкову, С.М. Штутману. Отдельную благодарность мы выражаем Т.Н. Сенюхиной и И.Н. Серединой за большую работу по подготовке текстов документов к публикации.

Полностью здесь:  http://narod.ru/disk/62204390001.0d1d9b828bb68ee7b4bc6fdb7ae0535d/НКВД СССР в борьбе с националистами.rtf.html