Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дело Овечкиных: бежать из страны или умереть

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1988 год. Сообщение ТАСС: «8 марта группой вооруженных преступников совершена попытка захватить самолет Ту-154, выполнявший рейс Иркутск-Курган-Ленинград с целью угона за границу. Принятыми мерами преступники обезврежены. Погибли бортпроводница и три пассажира. Имеются пострадавшие».
Когда стало известно, что захватчики — большая семья из Иркутска, музыкальный коллектив, что среди них дети, а руководила группой террористов женщина, награжденная орденом «Мать-героиня», вся страна замерла в шоке.
http://sh.uploads.ru/t/NtdHP.png

Нинель Сергеевна Овечкина

Это была женщина тяжелой судьбы. Отец погиб на фронте, мать застрелил колхозный сторож когда женщина пыталась накопать картошки на колхозном поле (в мешке убитой нашли восемь картофелин).
Нина в 20 лет вышла замуж, родила дочь. Второй ребенок – девочка родилась мертвой. На могиле убитая горем мать поклялась, что не убьет ни одной жизни, родит и воспитает всех детей, сколько бы ни послал ей Бог. Бог подарил ей 7 сыновей и 4 дочерей.
Жили Овечкины трудно. Спасал огород в 8 соток, держали коров, свиней, кроликов, кур. Никто из них не пил, не курил – некогда было,  работали от зари до зари. Нинель Сергеевна, как и все другие матери, мечтала о лучшей доли для детей. Только где она, эта «лучшая доля»? 

«Семь Симеонов»

Первым в музыкальный кружок записался старший сын Василий. Он привел за собой и всех остальных братьев. Василий, Дмитрий и Олег выросли и пошли в музыкальное училище. Мать радовалась: играть – это вам не тяжелый крестьянский труд. Да и на свадьбах (похоронах) всегда можно зашибить дополнительную живую копейку.
В 1983 году у Василия родилась мысль создать джазовый ансамбль. В училище оценили идею, в которой действительно была «изюминка»: семь братьев-музыкантов, старшему 21 год, а младший Сережа ростом чуть больше банджо, на котором играет. Так появился джаз-бэнд «Семь Симеонов».

http://sd.uploads.ru/t/xOMLl.png

В городском отделе культуры ансамбль заметили и начали усиленно раскручивать. «Семь Симеонов» стали визитной карточкой Иркутска, его гордостью. Он представлял город на всевозможных мероприятиях и фестивалях, у ребят начались гастроли. Они попали на телевидение, о них сняли документальный фильм, в 1985 году «Симеоны» вышли на международную орбиту - ансамбль стал участником Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Город выделил Овечкиным две 3-комнатные квартиры на одной площадке.
И все же это была не сказка. Отец умер. Оставался тяжелый крестьянский труд на семейной ферме, все заработанные деньги уходили на ансамбль: покупали музыкальные инструменты, концертные костюмы. Всесоюзная слава денег не приносила, а с платными концертами выступать им не разрешили. Предстоял многолетний путь на вершину материального благополучия. Но Овечкины не хотели ждать.

Голубая мечта

Переломным стал ноябрь 1987 год, когда диксиленд в составе городской делегации посетил Канадзаву - японский город-побратим Иркутска.
Ребята были ошарашены. Залитый неоновыми огнями город поразил их. Полки, забитые товарами, музыкальные магнитофоны, плееры. Вот она, страна изобилия, страна мечты! В Японии некто встретился с ними и от имени звукозаписывающей фирмы предложил крупный контракт.

Что это было: провокация иностранных спецслужб, или же ансамблем действительно заинтересовались? Как бы то ни было, но ребята поверили, что их здесь ждут. Родилась мечта о семейном кафе, где женщины возьмут на себя кухню, а мужчины будут по вечерам играть в зале джаз.

В один из вечеров «Симеоны» собрались в номере отеля и шептались: «так что, остаемся?» Но старший Василий сказал: «Нет. Мать и сестер не бросим. Бежать – так всем вместе». Братья вернулись в Иркутск, но с крепко засевшей в голове идеей, что «из совка надо валить». Однако все решала мама. Если бы она сказала «нет», все сложилось бы по-другому, но Нинель Сергеевна сказала: «Конечно».

Подготовка

На семейном совете из всех вариантов выбрали угон самолета. Поставили все точки над «i»: с применением оружия, захватом и при необходимости расстрелом заложников. Приняли и страшное решение: если побег не удастся, покончить жизнь самоубийством - или мы на Западе, или мертвы, и никакого третьего варианта.
Пройдет совсем немного времени – и в стране появятся и семейные кафе, и рестораны, по стране будут колесить сотни групп, не спрашивая ничьих разрешений на проведение концерта, рухнет Железный занавес и на Запад ломанутся толпы эмигрантов. Но Овечкины этого не знали, и никто этого тогда еще не знал.

Торопились. Александру и Игорю подходил срок армейской службы. Достали два охотничьих ружья, изготовили из них обрезы. Собрали три бомбы, для проверки взорвали одну – годится. На контрабас установили массивный металлический звукосниматель – теперь при досмотре в аэропорту инструмент по габаритам не проходил  через интроскоп.

Для проверки братья слетали с переделанным инструментом в Ленинград и убедились, что идея что называется, работает.  8 марта в контрабасе они пронесут на борт самолета оружие.

http://s8.uploads.ru/t/sa9vN.jpg

8 марта 1988 года

В тот день в аэропорт г. Иркутска приехала вся семья Овечкиных. Сотрудники «Аэрофлота» их узнали, улыбались. Обычно мать с сестрами приезжали провожать ребят, но в этот раз Овечкины предъявили 11 билетов: летели все.

На контроле Александр положил контрабас на ленту транспортера, уже зная, что инструмент в камеру не пройдет. Сотрудница спецконтроля попросила положить инструмент на стол. Дернула молнию чехла… и махнула рукой: «Проходите». Впоследствии против нее будет возбуждено уголовное дело.

Когда Ту-154 оторвался от земли, на его борту находились 8 членов экипажа и 65 пассажиров, среди которых Нинель Овечкина и ее 10 детей: Ольга (28 лет), Василий (26), Дмитрий (24), Олег (21), Александр (19), Игорь (17), Татьяна (14), Михаил (13), Ульяна (10), самому младшему Сереже недавно исполнилось 9. На земле осталась старшая Людмила, у которой была своя семья, и которую решили ни во что не посвящать.

Курс на Лондон!

- Валентин Иванович, вот просили Вам передать, - бортпроводница протянула командиру экипажа листок в клеточку: «Следовать в Лондон. Иначе взорвем самолет. Вы под нашим контролем».
- Шутка? – с улыбкой спросила стюардесса.
- Может и шутка, - ответил командир. - Выйди, посмотри, что там, доложи по внутренней связи. В кабину больше не заходи.
Когда бортпроводница вышла, он запер дверь и доложил на землю о захвате судна террористами.

Великобритания еще в начале 70-х ратифицировала Конвенцию о борьбе с незаконным захватом воздушных судов. Долети Овечкины, как планировали, до Лондона - их неминуемо ждала бы скамья подсудимых, вместо «заграничного рая» - тюремные нары на многие годы. Судьба террористов, сменивших виртуальную советскую  тюрьму на реальную британскую, могла стать грозным предостережением для будущих угонщиков.

Но кто-то наверху решил иначе: в стране перестройка, гласность, весь советский народ… в едином порыве… Запад в восторге от миляшки Горби – и вдруг обласканные властью музыканты бегут из «советского рая»! В небо поднялось звено перехватчиков с приказом «В случае попытки пересечь государственную границу самолет уничтожить».

Бортпроводница Тамара Жаркая

Овечкины потребовали, чтобы рядом с ними постоянно находилась бортпроводница, через которую они будут вести переговоры. Бортпроводниц на борту три: Тамара Жаркая, Ирина Васильева и Валентина Николаева. Кто встанет под обрез террористов? Кто пойдет в заложники? Тамара сказала: «Пойду я. Я опытнее и, в конце концов, я старше по званию. И не спорьте».

Через Жаркую Овечкиным сообщают: самолету не хватит топлива до Лондона, необходима дозаправка. Террористы ставят условие: посадка только в капиталистической стране. Тамара передает Овечкиным, что самолет сядет в аэропорту финского города Котка. Ту-154 начинает снижение.

Жаркая как опытная бортпроводница не могла не понять, что до границы они не долетели, но до последнего момента вводила террористов в заблуждение, веря, что «так надо».

Аэропорт в Вещево

Роль финского аэропорта должен был сыграть военный аэродром в Вещево. Часы показывают 16:05.В марте темнеет рано, расчет был на то, что в сумерках Овечкины не смогут распознать обман. Но старшие братья разглядели военных на краю взлетной полосы. Они служили в армии и сразу узнали советское обмундирование. Дмитрий гневно развернулся к Тамаре:  «Финляндия?!» - и в упор выстрелил в нее из обреза.

Олег с Василием бросаются к пилотской кабине, стреляют в нее, пытаются выбить стремянкой. Бронированная дверь не поддается. Нинель Овечкина кричит: «Скажите им, что мы будем расстреливать пассажиров каждые два часа! Нам терять нечего!»
Это кричала женщина, когда-то поклявшаяся не убить ни одной жизни.

К самолету подъезжает заправщик, бортинженер вылезает на крыло и вставляет шланг в горловину. Но датчики топлива на приборной доске самолета даже не дергаются. Летчики понимают: это всего лишь имитация заправки и никуда самолет из Вещево не полетит, военные просто тянут время и готовят штурм.

А в это время из Ленинграда в Вещево прилетает группа захвата. Страна еще не имеет опыта борьбы с террористами и в роли спецназа выступят сотрудники спецподразделения ППС, абсолютно к этому не готовые: их обучали к действиям в условиях уличных беспорядков, но никак не захватывать самолеты. Это и сыграет свою трагическую роль.

Кровавая бойня в самолете

Как только самолет тронулся с места, имитируя разгон для взлета, две группы начали штурм. Милиционеры, проникнувшие в кабину пилотов через форточку, распахнули дверь и открыли огонь. Пассажиры с криками падали на пол, закрывая головы руками. Но Олег Овечкин, стреляя из обреза, не дал милиционерам даже выйти из кабины, ранив двоих.

Вторая группа попыталась проникнуть в самолет через багажное отделение в хвостовом отсеке – и не смогла из-за ковровой дорожки, закрывавшей люки. Милиционеры открыли огонь вслепую, Дмитрий отстреливался. Маленький Сережа забился в углу и кричал.
Штурм провалился. Милиционеры отступили.

План Б

Овечкины поняли, что ни в какой Лондон они не попадут. Они могут расстрелять всех пассажиров и взорвать самолет, но из СССР их не выпустят. Сыновья собрались вокруг матери. Дочери и самые младшие отошли в сторону. Александр достал бомбу и соединил провода.

Взрыв оказался недостаточно сильным, чтобы всех убить. Дмитрий сунул под подбородок ствол обреза и нажал на спуск. 17-летний Игорь попятился и бросился в глубь салона: он не хочет умирать! За Дмитрием застрелился Александр, затем Олег.

Что в этот момент чувствовала их мать? Она так хотела счастья своим детям, что готова была оплатить его ценой жизни других людей. Она так желала им счастья! А вместо счастья ее сыновья умирали один за другим у нее на глазах. «Василий, стреляй в меня», - сказала она старшему. Тот поднял обрез, приставил к голове матери, нажал на курок.

Выстрел снес женщине половину головы. Василий обернулся в сторону забившихся в угол Миши и Сережи: «Бегите, вы маленькие, вам ничего не будет» - и направил обрез на себя. Прогрохотал выстрел.

«Успешная» операция

От взрыва бомбы в салоне начался пожар. Кто-то из пассажиров сумел открыть аварийный люк. Пассажиры ползком и на четвереньках пробирались к спасительному выходу. Люди прыгали с высоты 4 метров прямо на бетонную полосу, калечились, ломали руки и ноги.

В 20:00 руководители операции докладывали в Москву об успешном завершении операции: попытка побега предотвращена, 9 убитых (5 террористов, один член экипажа и три пассажира), более трех десятков серьезно пострадавших, самолет сгорел.
Оставшаяся в живых Ольга Овечкина получила 6 лет, Игорь – 8. Малолетних Сережу, Мишу, Улю и Таню взяла к себе старшая сестра Людмила, не принимавшая участия в преступлении.

Трагедия 8 марта 1988 года практически поломала жизнь всем Овечкиным - и тем, кто был участником, и тем, кто был просто свидетелем. Ольга спилась и погибла от руки пьяного сожителя. Игорь, освободившись, скоро снова попал в тюрьму, где его убили сокамерники. Ульяна несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством, бросилась под автомобиль, стала инвалидом. Следы Сергея затерялись.

Единственным, кто смог исполнить семейную мечту уехать за границу, был Михаил. В 2013 году журналисты ЦТ нашли его в Испании, в Барселоне. После перенесенного инсульта одинокий, без родственников и друзей, он жил в хосписе для престарелых. В беседе с журналистом Михаил признался, что мечтает вернуться в Россию.

Клим Подкова
Материалы по теме:

Сборка материалов о семье Овечкиных с dic.academic.ru

Никто не хотел убивать.  Док. фильм НТВ о захвате самолета

Террористы, вылетевшие из Иркутска (По захвату Овечкиными)

Жили-были «Семь Симеонов». Док. фильм, 1989 г.

Захват самолета 8 марта 1988 года

+1

2

****.

+1

3

KlimPodkova,спасибо! Про Овечкиных я читала на нашем форуме, но Ваше повествование более эмоциональное и яркое!

+1

4

Долорес написал(а):

KlimPodkova,спасибо! Про Овечкиных я читала на нашем форуме, но Ваше повествование более эмоциональное и яркое!

Спасибо. Надеюсь ещё не раз порадовать посетителей форума своими историями.

+1

5

Вырастила ублюдков. Мать рОдную грохнули ни мало сумняшеся.****.Когда в семье 10 детей, это ненормально. http://www.kolobok.us/smiles/standart/mosking.gif

0

6

KlimPodkova написал(а):

Михаил признался, что мечтает вернуться в Россию.

А его кто-то не пускает?

0

7

Клим, спасибо за дополнение темы, она вызывает интерес и обсуждалась в сообществе. Но, заметил не точность:

KlimPodkova написал(а):

Переломным стал ноябрь 1987 год, когда диксиленд в составе городской делегации посетил Канадзаву - японский город-побратим Иркутска.  ..... В один из вечеров «Симеоны» собрались в номере отеля и шептались: «так что, остаемся?» Но старший Василий сказал: «Нет. Мать и сестер не бросим. Бежать – так всем вместе».

Из материалов следствия, известно, что старшие попытались "свалить" еще в Японии. Братья искали, как добраться до посольства США в Японии, что бы попросить там убежища. То, что они якобы "отказались от побега (измены)", переживая за оставшуюся на родине часть семьи - не правда. Они не владели ни английским, ни японским и не смогли объяснить таксистам, куда именно их надо отвезти. Только убедившись, что самостоятельно до посольства США им не добраться, Овечкины приняли решение вернуться домой.

KlimPodkova написал(а):

Оставался тяжелый крестьянский труд на семейной ферме, все заработанные деньги уходили на ансамбль: покупали музыкальные инструменты, концертные костюмы. Всесоюзная слава денег не приносила, а с платными концертами выступать им не разрешили.

Семионы стали "звездами" и пользовались звездным статусом. В Иркутске семье выделили, фактически, отдельный этаж - две соединенных трехкомнатных квартиры на этаже. Парней на полный государственный счет устроили в элитное музыкальное училище им. Гнесиных. Известно, что если музыкальный талант у них и намечался, то требовал шлифовки, роста. Возможно, они не затмили бы оркестры Лундстрема и Утесова, но выпускник гнесинки - это знак качества. Фактически, лучшее в СССР музыкальное образование. Только учись, играй на фестивалях, гуляй по столице, общайся, кадри москвичек (чем большая часть московских студеозусов свободное время занималось, занимается и будет заниматься).
Ни о каком тяжелом крестьянском труде речи уже не шло. Мать осталась в Иркутске, но смотрела за хозяйством не под угрозой нищеты, а по привычке - не ехать же и ей с дочерьми в гнесинку. Впрочем, и здесь не было границ, в 87-м можно было бы продать домик и обменять две квартиры в Иркутске на что нибудь поближе к столице - было бы желание.
То, что парни предпочли блестящей, или добротной, музыкальной карьере попытку организовать "чес" в "мире чистогана" - никак не следствие "безысходности крестьянского труда и гнетущей нищеты". По мне, эту злосчастную семью, как и жертв теракта, погубил ход, воплощение перестройки ....

+1

8

Стражник написал(а):

По мне, эту злосчастную семью, как и жертв теракта, погубил ход, воплощение перестройки ....

ИМХО, согласен. Но что у них было в башке на самом деле - :dontknow:

0

9

В башке навеянная смидурками каша была.

0