Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Внутренние войска. » Войска НКВД в версии Дэвида Гланца


Войска НКВД в версии Дэвида Гланца

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Сообщение от Стражника
Интересный материал выложен на fedy-diary.ru:
Дэвид Гланц "Советское военное чудо 1941 – 1943. Возрождение Красной Армии" // Глава 5. ТЕНЕВАЯ АРМИЯ: ВОЙСКА НКВД
Глава 5 ТЕНЕВАЯ АРМИЯ: ВОЙСКА НКВД
Задачи и численность
Хотя в 1941 году за оборону Советского Союза в первую очередь отвечала Красная Армия, она была не единственной вооруженной силой, которой поручалась оборона советского государства. В дополнение к войскам Красной Армии, находящимся под управлением Народного Комиссариата Обороны (НКО), Народный Комиссариат Внутренних Дел, обычно обозначаемый в документах аббревиатурой НКВД, имел в своем распоряжении внушительную структуру сил безопасности, именуемую войсками НКВД или внутренними войсками.
Сталин и его Политбюро начали создавать эти новые силы безопасности в начале 1941 года с недвусмысленным намереньем использовать их для поддержки Красной Армии и для обеспечения безопасности государства в случае войны. Процесс этот начался 3 февраля, когда Президиум Верховного Совета СССР разделил бывший Народный Комиссариат Внутренних Дел наНКВД и новый Народный Комиссариат Государственной Безопасности, или НКГБ*. Через несколько дней, 8 февраля, Президиум Верховного Совета передал особые отделы** НКВД, отвечавшие за внутреннюю безопасность в Советских Вооруженных Силах, под прямое управление Народного Комиссариата Обороны и Народного Комиссариата Военно-Морского Флота (НКВМФ). После этого НКО и НКВМФ сформировали для выполнения задачи обеспечения внутренней безопасности собственные Третьи Управления, а третьи (особые) отделы были созданы во всех подчиненных им военных округах, армиях и других войсках вплоть до уровня полков.1
Во время этой февральской реорганизации Совет Народных Комиссаров санкционировал сохранение контроля девяти главных управлений НКВД — Главного Управления пограничных войск, охранных войск, железнодорожных войск, военного строительства, строительства аэродромов, главных дорог, военного снабжения и местной противовоздушной обороны (МПВО) — над уже созданными теми пограничными и охранными войсками НКВД. Наконец, 28 февраля 1941 года Совет Народных Комиссаров распорядился организовать 10-е (Оперативное) Управление НКВД, а также сформировать в этом управлении новые охранные войска.
Когда 22 июня началась война, общая численность войск НКВД составляла 334 900 человек, в том числе 173 ООО во внутренних войсках и 161 ООО — в пограничных войсках. Впоследствии численность и возможности войск НКВД постоянно увеличивались на протяжении всей войны. На 7 марта 1942 года их общая численность составила 493 379 человек, на 2 февраля 1943 года — 516 ООО человек и на 12 марта 1944 года — 540 ООО Человек.2
Государственный Комитет Обороны (ГКО) возложил на НКВД и его внутренние и пограничные войска задачи военного времени, состоящие в охране жизненно важных государствен
* Написано по-русски. Из приведенных ниже цифр следует, что на протяжении войны войска НКВД составляли не более 5-7% от общей численности советских вооруженных сил. (Прим. ред.) ** Написано по-русски.ных объектов-таких, как важные правительственные и партийные функционеры, правительственные и административные центры, здания и учреждения, транспортные артерии и узлы связи, а также главные промышленные и экономические центры. Кроме того, в обязанности сил НКВД вменялось и выполнение «других относящихся к службе задач». В число этих неконкретизи-рованных задач входили охрана границ Советского Союза, охрана и управление обширной системой исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ), борьба с вражеской разведкой (немецким абвером), разведывательная и диверсионная деятельность на советской территории, оккупированной неприятелем, проведение собственных контрразведывательных операций. Кроме того, внутренние войска НКВД отвечали за предотвращение бегства солдат Красной Армии с поля боя, за поддержание дисциплины в армейских рядах. Они помогали Красной Армии в «призыве» новобранцев на освобожденной ею территории (зачастую силой забирая на службу штатских), и при необходимости участвовали в активных боевых действиях, оказывая помощь регулярным полевым войскам Красной Армии.
В январе 1942 года ГКО в дополнение к перечисленным функциям поручил войскам НКВД охрану тыловых районов, в том числе возложив на них ответственность за обеспечение гарнизонами всех больших и малых городов, взятых войсками Красной Армии, а также за выявление и уничтожение оставленных отступающими немцами вражеских агентов и немецких пособников.3 Наконец, в апреле 1942 года ГКО учредил специальное управление, отвечающее за операции по обеспечению безопасности в тылу действующих фронтов Красной Армии. Оно было названо Управлением войск НКВД по обеспечению безопасности действующей армии и в мае 1943 года повышено в статусе, получив независимость от Главного управления. В то же самое время ГКО поручил этому новому управлению новую и расширенную задачу:
«В тесном сотрудничестве с войсками полевых армий войска НКВД должны поддерживать порядок в прифронтовой полосе, бороться с неприятельскими разведывательными идиверсионными группами, участвовать в строительстве оборонительных рубежей, эвакуировать промышленные предприятия, охранять и защищать важные коммуникации и объекты, конвоировать и охранять военнопленных, а также лиц, осужденных военными судами за тяжкие преступления».4
СТРУКТУРА ВОЙСК НКВД В 1941 ГОДУ
Когда началась война, структура войск НКВД была крайне сложной. Ее главными компонентами являлись пограничные войска, оперативные войска (переименованные в январе 1942 года во внутренние войска), войска охраны железных дорог, охранные войска (охранявшие важные экономические объекты), конвойные войска (которые также охраняли лагеря в ГУЛАГе) и войска, обеспечивавшие охрану системы связи ВЧ (шифрованного телеграфа)*. Численность этих компонентов войск НКВД выглядела на 1 июня 1941 года следующим образом:
Пограничные войска 167 582 человека (по другим источникам -
1 61 ООО человек)
Оперативные войска 27 300 человек (без учета военных училищ)
Железнодорожные войска 63 700 человек
Конвойные войска 38 300 человек
Охранные войска 29 300 человек
Другие войска 44 600 человек
Итого: 379 782 человека5
Пограничные войска
Пограничные войска представляли собой боевые части НКВД. Пограничные отряды, развернутые вдоль западных границ Советского Союза от Баренцева до Черного моря, в Закав-
* Последняя функция на НКВД была возложена только в 1942 году. (Прим. ред.)казье, Средней Азии и на Дальнем Востоке, насчитывали 167 582 человека, в том числе 3020 человек в пограничной авиации. Эти отряды состояли из легковооруженных бойцов пограничной охраны, составлявших гарнизоны пограничных застав. Они должны были тесно взаимодействовать с укрепленными районами* (УР), развернутыми Красной Армией вдоль советской границы.
Пограничные войска НКВД подразделялись на 17 пограничных округов, в составе которых находилось 96 сухопутных и 6 военно-морских пограничных отрядов, 18 отдельных пограничных комендатур*, один полк истребительной авиации и шесть истребительных эскадрилий. Кроме того, пограничные округа имели 52 специализированные части и подразделения, в том числе отряды ВМФ, батальоны пограничных катеров, авиаотряды, пограничные КПП, батальоны и роты связи, саперные и строительные роты и школы, а также курсы подготовки офицерского и сержантскодстаршинского состава.6
В июне 1941 года основная масса пограничных войск НКВД, в целом насчитывавшая 127 300 человек, была развернута вдоль западных границ Советского Союза. Эти войека были объединены в 8 пограничных округов, 47 сухопутных и 6 морских пограничных отрядов (последние подчинялись Народному Комиссариату Военно-Морского Флота), 9 отдельных комендатур и 11 полков оперативных войск НКВД (см. таблицу 5.1).
Хотя большая часть этих пограничных войск была вооружена лишь легким стрелковым оружием, противотанковыми ружьями и 50-мм минометами, в тех пограничных районах, которым грозила наибольшая опасность, пограничные отряды поддерживались танковыми, артиллерийскими и кавалерийскими подразделениями. В первую очередь это относилось к пограничных войскам на Дальнем Востоке, в Средней Азии и Забайкалье, где было мало оперативных войск НКВД. Например, 58-й и 59-й погранотряды, развернутые вдоль восточной границы с Манчжурией, имели по одной танковой роте; 43-й, 48-й и 54-й погранотряды в Казахстане, Средней Азии и Забайкалье имели
* Написано по-русски.ДэвиДМ. Гланц
кавалерийские эскадроны, а 54-й и 67-й погранотряды в Забайкалье и Казахстане — по артиллерийской батарее.7
Кроме того, 14 погранотрядов (86-88-й, 90-95-й, 97-й, 98-й и 105-107-й), развернутые вдоль западной границы, образовали специальные маневренные группы, именовавшиеся заставами оперативного реагирования*. В итоге эти отряды имели в своем составе по 2265 человек каждый. А 97-й, 105-й, 106-й и 107-й погранотряды, имевшие по 15 застав численностью в 42 бойца каждая, насчитывали почти по 3000 пограничников.8
Оперативные войска
Накануне войны оперативные войска НКВД состояли из одной моторизованной дивизии (базирующаяся в Москве Отдельная мотострелковая дивизия особого назначения имени Дзержинского), 18 отдельных полков НКВД (в том числе 13 мотострелковых), одного стрелкового и четырех кавалерийских полков (11 из которых базировались в западных пограничных округах), а также отдельной роты связи (см. таблицу 5.2). Эти войска должны были усилить регулярные войска Красной Армии в случае нарушения противником государственной границы. Общая численность оперативных войск НКВД постоянно росла — с 27 840 человек на 28 февраля 1941 года до 41 589 человек на 22 июня 1941 года.9
Сформированная в 1924 году как пехотная и преобразованная в 1937 году в моторизованную, дивизия особого назначения имени Ф. Э. Дзержинского в феврале 1941 года имела в своем составе 6725 человек. Первоначально дивизия состояла из трех мотострелковых полков, кавалерийского полка, одного танкового батальона, артиллерийского дивизиона и двух отдельных рот — связи и саперной. Однако еще до начала войны НКВД развернул свои танковый и артиллерийский батальоны до целых полков.10 После начала войны дивизия имени Дзержинского в июле 1941 года выделила из своего состава кадровое ядро для формирования 2-й мотострелковой дивизии НКВД.
* Написано по-русски.
После организации в 1930-х годах в структуре своих оперативных войск мотострелков-лх полков (4-й Киевский, 5-й Ростовский и 13-й Алма-Атинский) НКВД развернул их в районах больших городов, по которым они и получили свои обозначения. Однако за два предвоенных года руководство НКВД передислоцировало эти полки на запад, дав им новые названия. Например, 5-й Киевский полк стал 6-м Львовским мотострелковым полком НКВД, а 5-й Ростовский полк — 1-м Белостокским мотострелковым полком НКВД.11
Структура каждого мотострелкового полка НКВД зависела от поставленной перед ним задачи. Например, весной 1940 года 13-й и 14-й мотострелковые полки НКВД, сформированные и размещенные в Выборгском, Кексгольмском и Сортавальском районах Ленинградского пограничного округа, состояли лишь из двух мотострелковых батальонов, в то время как развернутый в Латвии отдельный мотострелковый полк состоял из четырех мотострелковых батальонов, танковой роты и артиллерийского дивизиона -то есть имел структуру, примерно аналогичную структуре стрелковой бригады Красной Армии. Руководство НКВД зачастую усиливало эти полки специальным вооружением, предоставленным Народным Комиссариатом Обороны — в том числе дополнительными минометами, танками БТ-7, бронемашинами БА-10 и артиллерийскими орудиями калибром до 152 мм.12 В результате к июню 1941 года эти полки в целом имели 167 легких танков БТ-7.
В начале июня 1941 года НКВД начал реорганизацию своих 11 мотострелковых полков, расположенных в трех западных военных округах, в три полные дивизии-21-ю мотострелковую дивизию НКВД в Прибалтийском особом военном округе, 22-ю — в Западном особом военном округе и 23-ю — в Киевском особом военном округе. Однако к началу войны эта реорганизация все еще оставалась незавершенной. Поскольку численность этих полков существенно различалась, то и численность дивизий тоже варьировалась от 4000 до 8000 человек в каждой и не шла в сравнение с численностью регулярных стрелковых дивизий Красной Армии.*
* Средняя численность стрелковой дивизии РККА в пограничных округах перед войной составляла 7-8 тысяч человек. (Прим. ред.)Сразу же после начала немецкого вторжения, 23 июня, НКО передал управление тремя стрелковыми дивизиями НКВД начальнику обеспечения безопасности тыла фронтов Красной Армии (см. таблицу 5.3).13 В то же время НКО также подчинил действующим фронтам Красной Армии многие из охранных и железнодорожных частей НКВД в западном пограничном регионе — хотя хаос, сопровождавший наступление вермахта, сделал эту меру бесполезной. Примерно в то же время НКВД с помощью призыва резервистов и новобранцев довел мотострелковую дивизию имени Дзержинского до полной численности военного времени.
К 5 июля 1942 года численность оперативных войск НКВД достигла 189 800 человек, имевших расширенную по сравнению с довоенной войсковую структуру. При этом численность пограничных войск НКВД к этому моменту упала до 96 900 человек — в основном потому, что вторжение вермахта привело к уничтожению либо расформированию частей пограничной охраны на западных границах Советского Союза.14
Железнодорожные войска
Накануне войны НКВД имел многочисленные охранные войска, отвечавшие за защиту жизненно важной сети коммуникаций страны, в первую очередь ее железных дорог, а также за сбор и транспортировку военнопленных, охрану ключевых правительственных учреждений и охрану обширной системы советских исправительных лагерей. Охранные войска НКВД в июне 1941 года были сведены в 13 дивизий и 18 бригад, в том числе 7 дивизий и 2 бригады в западных пограничных округах (см. таблицу 5.4).
Железнодорожные войска НКВД отвечали за охрану 1679 ключевых объектов, в первую очередь главных и второстепенных железнодорожных веток, узловых и конечных станций. Обеспечивали они это силами восьми дивизий и пяти отдельных бригад железнодорожных войск НКВД, насчитывавших в обшей сложности 63 700 бойцов. Эти силы имели в своем со
244 ставе 50 бронепоездных подразделений НКВД-25 бронепоездов, 32 бронированных артиллерийских площадок, 36 моторных броневагонов и семь бронемашин.15 Каждое подразделение носило тот же номер, что и его «родной» полк НКВД, в то время как сами полки входили в состав железнодорожных дивизий НКВД.
Например, в июне 1941 года приданные полкам 2-й железнодорожной дивизии НКВД подразделения бронепоездов и моторных броневагонов охраняли Кировскую, Октябрьскую и Ленинградскую железные дороги силами 11 200 бойцов. 3-я и 9-я железнодорожные дивизии НКВД (15 ООО человек) охраняли железные дороги в западных районах Советского Союза, а 4-я и Ю^я железнодорожные дивизии НКВД силами примерно той же численности охраняли железные дороги в Юго-западном регионе страны. 3-я железнодорожная дивизия НКВД, организация которой была типичной для подобной дивизии, имела 29-й, 53-й, 58-й, 76-й и 78-й батальоны бронепоездов. Наконец, 5-я, 6-я и 7-я железнодорожные дивизии НКВД охраняли советские железнодорожные коммуникации дальше на восток.16
Несмотря на серьезный урон, нанесенный вермахтом железнодорожным войскам НКВД, к 7 мая 1942 года численность этих войск возросла до 120 ООО человек.17
Конвойные войска
В дополнение к пограничным, оперативным и железнодорожным войскам НКВД накануне войны содержал существенные силы, ответственную за транспортировку и охрану военнопленных и осужденных*, а также за охрану и контроль над сложной системой исправительных лагерей, управляемой Главным Управлением Лагерей НКВД СССР-печально знаменитым ГУЛАГом.
* Непосредственную охрану лагерей осуществляли военизированные подразделения, комплектовавшиеся на основе вольного найма; части НКВД отвечали только за внешнюю охрану и конвоирование. (Прим. ред.)Конвойные войска подчинялись независимому Главному Управлению Конвойных Войск, которое было организовано в феврале 1939 года и комплектовалось личным составом по тем же принципам, что и Красная Армия, и войска НКВД. В задачу этого управления входило «конвоирование осужденных, военнопленных и лиц, подлежащих депортации, а также осуществление внешней охраны лагерей для военнопленных, тюрем и некоторых объектов, на которых использовался труд "спецконтинген-тов
Для выполнения этих задач НКВД в июне 1941 года распоряжался двумя дивизиями и семью бригадами конвойных войск общей численностью в 38 311 человек. В их число входили 13-я дивизия конвойных войск НКВД, расположенная в Западной Украине, 14-я дивизия конвойных войск, действующая в Московской области, и шесть отдельных конвойных бригад. В число этих бригад входили 41-я бригада конвойных войск на Северо-Западном направлении, 42-я бригада на западном направлении и 43-я бригада на Юго-Западном направлении.
На протяжении всей войны НКВД постоянно наращивал численность конвойных войск. Например, в августе 1942 года они уже составляли четыре дивизии и пять бригад, а общая численность конвойных войск возросла с 38 300 человек на 1 июня 1941 года до 44 800 на 5 июля 1943 года, и 151 200 человек на 15 августа 1945 года (см. таблицу 5.5).19
Охранные войска
Хотя численность войск НКВД, на которые возлагалась ответственность за охрану жизненно-важных политических и экономических объектов, за время войны постоянно увеличивалась, реальная структура этих сил широко варьировалась в зависимости от величины, важности и степени уязвимости охраняемого ими объекта. В целом НКВД структурно строил эти войска как дополнение к регулярным войскам Красной Армии, в задачу которых входила оборона подобных объектов — в соответствии с директивой ГКО от августа 1941 года, которая официальновозлагала на НКВД ответственность за оборону конкретных ключевых объектов.
После того, как началась война, 11-я и 12-я особые охранные дивизии НКВД охраняли объекты в Московской области, а 20-я особая охранная дивизия НКВД охраняла аналогичные объекты в Ленинграде и области. Эта 20-я дивизия НКВД состояла (по крайней мере, первоначально) из 1-й и 56-й особых охранных бригад НКВД, подразделявшихся в свою очередь на полки. В то же время 57-я и 71-я особые охранные бригады НКВД охраняли объекты на Украине, а еще одна неустановленная бригада защищала объекты в Сталинградской области.20
Многие из этих охранных войск были подчинены Главному Управлению Местной противовоздушной обороны (МПВО). В целом в начальный период войны охранные войска НКВД обороняли 145 жизненно важных объектов силами 29 300 человек. Эти силы тоже увеличились за время войны и к 5 июля 1942 года насчитывали 66 200 человек.21
ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙСК НКВД В ХОДЕ ВОЙНЫ
Накануне начала операции «Барбаросса» Политбюро коммунистической партии Союза ССР дало НКО указание численно усилить четыре фронта, на которые в случае войны ложилась основная тяжесть боевых действий: Северный, Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты, создав пятый фронт, названный Южным. Кроме того, предполагалось сформировать отдельное командование для управления так называемыми армиями второй линии. Штаб этого нового командования, которое Ставка 25 июня назвала Группой Резервных Армий, находился в Брянске и отвечал за поддержку передовой обороны Красной Армии вдоль западной границы Советского Союза.22 Командовать этой новой группой Ставка поручила 29 июня генерал-лейтенанту войск НКВД И. А. Богданову, назначив ему комиссаром С. Н. Круглова, комиссара государственной безопасности 3-го ранга.23
Накануне войны Политбюро распорядилось сформировать новые охранные войска НКВД для защиты тылов передовыхдействующих фронтов Красной Армии. Согласно этой директиве, НКВД должен был поддерживать каждый действующий фронт специально подобранным для данной цели комплексом дивизий, полков, батальонов и пограничных отрядов, подразделениями оперативных, железнодорожных и конвойных войск (см. таблицу 5.6). В конечном итоге 29 июня Ставка назначила пятерых генералов НКВД командовать войсками охраны тылов этих фронтов и «армий второй линии» и шестого — командовать Московским военным округом.24
Несмотря на страшный хаос, вызванный стремительным наступлением вермахта, и на массовое расстройство мобилизационной системы Красной Армии, НКВД приложил все усилия для выполнения распоряжений Политбюро. Сразу же после начала вторжения было завершено формирование 21 -й, 22-й и 23-й мотострелковых дивизий НКВД из 11 оперативных полков НКВД, дислоцированных на Северном, Северо-Западном и Юго-Западном фронтах, а также одного мотострелкового полка на Западном фронте.
Последующая мобилизация добавила к структуре НКВД 41 500 человек, 16 ООО которых были набраны в приграничных военных округах. Одновременно управления НКВД во внутренних военных округах Советского Союза формировали и укомплектовывали личным составом в соответствии с мобилизационными планами дополнительные соединения НКВД Однако из-за катастрофических потерь, понесенных Красной Армией в начальный период войны, Ставка была вынуждеш обратиться к НКВД с требованием передать дополнительнук живую силу, соединения и командные кадры на укрепление Красной Армии.25
Например, 29 июня 1941 года Ставка приказала НКВД «немедленно сформировать 15 новых дивизий, включая десяп стрелковых и пять мотострелковых дивизий», использовав в качестве ядра каждой новой дивизии по 1500 командиров и военнослужащих из пограничных и оперативных войск НКВД.26 Зг набор этих новых дивизий отвечал лично Народный Комисса} Внутренних Дел Л. П. Берия. Это были первые из в общей сложности 25 дивизий, которые НКО потребовал от НКВД сформировать к 17 июля 1941 года. В результате НКВД сформировал на Западном стратегическом направлении 243-ю, 244» ю, 246-ю, 247-ю, 249-ю, 250-ю, 251-ю, 252-ю, 254-ю и 256-ю стрелковые дивизии, на Северо-Западном направлении — 257-ю, 259-ю, 262-ю, 265-ю и 268-ю стрелковые дивизии, а на Южном направлении — 12-ю, 15-ю, 16-ю, 17-ю и 26-ю горнострелковую дивизии.27
В августе-сентябре 1941 года, когда вермахт угрожал Ленинграду окружением, командование Ленинградского фронта сформировало из имеющихся пограничных и других охранных войск три стрелковых дивизии НКВД, отдельную стрелковую бригаду НКВД и несколько полков НКВД. В их число входили 1-я, 20-я и 21-я стрелковые дивизии НКВД, которые в сентябре-октябре 1941 года приняли активное участие в обороне осажденного города.28
В начале декабря, после того, как войска вермахта взяли Харьков и угрожали Ростову, Юго-Западный фронт свел воедино остатки 91-го, 92-го, 94-го и 98-го погранотрядов с 6-м, 16-м и 28-м мотострелковыми полками НКВД, образовав 8-ю мотострелковую дивизию НКВД. В декабре 1941 — январе 1942 года эта новая дивизия в составе 21-й армии Юго-Западного фронта приняла участие в наступательных операциях близ Белгорода, и лишь в июле 1942 года ее передали Красной Армии как 63-ю стрелковую дивизию.29
Вслед за катастрофическими поражениями Красной Армии в начале октября 1941 года под Вязьмой и Брянском Главное Управление Внутренних Дел НКВД сформировало 12 октября 1941 года из оперативных, охранных и пограничных войск пять стрелковых и три мотострелковые дивизии.30 Эти дивизии, получившие обозначения 5-й и 6-й, 10-й, 11-й и 12-й стрелковых, 7-й, 8-й и 9-й мотострелковых дивизий НКВД, были сформированы в Тихвине, Калинине, Туле, Воронеже, Ростове, Сталинграде, Краснодаре и Саратове и отвечали за прикрытие этих районов и борьбу с вражеской агентурой. Однако ухудшающаяся оперативная обстановка вынудила Ставку преобразовать 10-ю и 11 -ю стрелковые, 8-ю и 9-ю мотострелковые дивизии НКВД в обычные дивизии Красной Армии, соответственно 181-ю стрелковую,2-ю гвардейскую стрелковую, 63-ю и 41-ю стрелковые дивизии, и использовать их в активных боевых действиях.31
В то время, когда войска вермахта летом 1942 года в ходе операции «Блау» стремительно продвигались к Сталинграду и Кавказу, ГКО распорядился организовать в структуре НКВД еще одну волну стрелковых дивизий, главной задачей которых должна была стать защита ключевых экономических объектов и транспортных артерий в подвергающихся угрозе районах. В число этих соединений вошли 10-я Сталинградская стрелковая дивизия НКВД и стрелковая дивизия внутренних войск НКВД имени Орджоникидзе. На последнюю возложили ответственность за оборону одноименного с ней города и Военно-Грузинской дороги, служившей жизненно важной пуповиной между Северным Кавказом и Закавказьем. В тот же период НКВД также сформировал Грозненскую, Сухумскую и Махачкалинскую стрелковые дивизии внутренних войск НКВД для выполнения схожих задач в других частях Кавказа.
В итоге на протяжении войны НКВД сформировал в рамках собственной структуры и выставлял на поле в общей сложности 53 дивизии, 20 бригад и несколько сотен полков различных родов войск-либо отдельных, либо приданных фронтам и армиям Красной Армии. Кроме того, были сформированы сотни более мелких частей и подразделений — таких, как батальоны и отряды НКВД, а также 30 бронепоездов.32 Из структуры НКВД в состав Красной Армии были переданы значительные силы, в том числе 103 ООО человек к августу 1941 года, 75 ООО — в 1942 году, три полных дивизии НКВД в конце 1942 года, а в начале 1943 года-отдельная армия войск НКВД, которую ГКО и Ставка сформировали в октябре 1942 года33 Получив в феврале 1943 года новое обозначение и став 70-й армией, это объединение состояло из шести стрелковых дивизий НКВД, сформированных из пограничников шести восточных военных округов (см. таблицу 5.7).
За лето наступающая немецкая армия уничтожила или нанесла тяжелые потери большинству погранотрядов НКВД на западных границах Советского Союза. В результате НКВД в середине сентября расформировал свои оставшиеся 13 погранот-рядов, 2 резервных полка и 4 пограничных комендатуры. 26 сентября вместо них были учреждены новые пограничные полки численностью по 1394 человека в каждом.34 Например, в Ленинградской области 104-й, 106-й, 6-й и 99-й пограничные полки НКВД пришли на смену бывшим 8-му, 106-му, 6-му и 99-му по-гранотрядам.35
Поскольку эти новые полки тоже оказались слишком хрупкими для эффективного обеспечения безопасности тыла или выполнения боевых задач, НКВД усилил некоторые из них артиллерийскими и минометными подразделениями, а также вооружил противотанковыми ружьями и автоматами. Другие полки были преобразованы в бригады или дивизии. Например, 6-й стрелковый полк НКВД воевал и как отдельный, и в составе 21-й дивизии НКВД.36 Когда эти полки не участвовали в активных боевых действиях, они охраняли тылы действующих фронтов, боролись с агентами и группами, засылаемыми немецким абвером (контрразведкой), и формировали заградительные отряды для пресечения бегства солдат Красной Армии.
В начале 1943 года Главное Управление войск НКВД реорганизовало подчиненные ему войска, разделив их на четыре основных управления в соответствии с поставленными перед ними задачами. В их число входили:
Управление пограничных войск;
Управление внутренних войск, включающее в себя внутренние (бывшие оперативные) войска, конвойные войска и железнодорожные и строительные войска;
Управление истребительных батальонов;
Управление пожарных бригад.
Кроме того, НКВД создал отдельное Управление особых отделов (или ОО), которое контролировало все особые отделы в действующих фронтах и армиях, организовывало контрразведывательные операции и действия агентов в тылу вермахта.
В то же самое время НКВД реорганизовал пограничные войска, разбив их на комендатуры, полки и отряды и возложив на них ответственность за обеспечение безопасности в пограничных областях Советского Союза. Теперь пограничный полк имел в своем составе 800-1000 человек, состоял из трех батальоновпо шесть-семь рот, разведроты, медицинского, транспортного взводов и взвода химзащиты. Такие полки служили основным «строительным материалом» новых пограничных войск НКВД. По оценкам немецкой разведки, пограничные войска НКВД к 1 января 1943 года имели в своем составе от 100 ООО до 160 ООО бойцов.
В конце 1943 года и в 1944 году НКВД сформировал дополнительные полки и отряды пограничных войск для охраны новых границ Советского Союза и обеспечения внутренней безопасности на территориях, освобожденных от немецкой оккупации, особенно в Прибалтийских республиках, Белоруссии и на Украине. Например, в августе 1944 года 1-й Белорусский фронт использовал 157-й, 127-й и 18 пограничные полки в восточной Польше против войск Комитета Польского Национального Освобождения, а 1-й Украинский фронт применял схожим образом 2-й, 16-й и 83-й пограничные полки для борьбы с силами украинских националистов в Западной Украине.37 С другой стороны, когда в последний год войны протяженность боевого фронта сильно сократилась, НКВД часто проводил сокращения своей войсковой структуры, сливая полки.38
К середине 1943 года Управление внутренних дел НКВД управляло наиболее важными войсками НКВД, включая внутренние, конвойные, железнодорожные и охранные войска. Управление свело эти войска в дивизии, бригады и полки — последние либо входили в состав дивизий, либо действовали отдельно. Эти дивизии, бригады и полки являлись полностью боеспособными войсками, развернутыми для поддержки фронтов Красной Армии либо действовавшими отдельно под началом Главного Управления войск НКВД. Структура стрелковых (и мотострелковых) дивизий НКВД была гибкой: каждая имела по восемь полков, в ряде случаев моторизованных и кавалерийских, а также различные отдельные батальоны. Кроме того, некоторые дивизии имели артиллерийский дивизион или даже полк, во всех дивизиях имелись отдельные части, в том числе противотанковый и саперный батальоны той же организации, что и в стрелковых дивизиях Красной Армии, а также отдельные разведывательные и снайперские роты. Численность этих дивизий варьировалась в диапазоне от 8000 до 14 000 человек.В военное время бригады НКВД первоначально формировались в составе нескольких полков, а позже — различного числа отдельных батальонов и вспомогательных подразделений, насчитывая примерно по 5000 бойцов каждая. Стрелковый полк НКВД состоял из штаба со взводами разведки, химической разведки и саперов, разведроты, трех стрелковых батальонов, противотанковой батареи (четыре 45-мм орудия), минометной роты (четыре 82-мм и восемь 50-мм минометов) и роты противотанковых ружей (27 штук). На самом нижнем командном уровне каждый из стрелковых батальонов состоял по меньшей мере из трех, а иной раз даже девяти стрелковых рот и пулеметного взвода общей численностью как минимум в 397 человек.
Вдобавок к дивизиям, бригадам и полкам внутренних войск, а также железнодорожных, конвойных и охранных войск НКВД сформировал несколько отдельных соединений, выполнявших на протяжении всей войны важные и высокоспециализированные, но куда менее заметные задачи. Наиболее важным из этих соединений была так называемая Отдельная мотострелковая бригада особого назначения* — или сокращенно ОМСБОН (ОМСБОН НКВД СССР).
ОМСБОН ведет свою историю от 27 июня 1941 года, когда Политбюро ЦК КПСС и НКО предписали НКВД создать особую группу отрядов, «предназначенных главным образом для ведения разведывательно-диверсионной деятельности в фашистском тылу». Первоначально эти войска состояли из двух бригад, а также саперно-подрывной и автотранспортной рот и роты связи. Однако в октябре 1941 года НКВД реорганизовал эти войска в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения, состоявшую из двух мотострелковых полков, отдельных рот боевого охранения, саперной и связной, медицинской и парашютно-десантной служб, нескольких училищ и авиачасти. В октябре 1943 года НКВД преобразовал ОМСБОН в Особый отряд для выполнения задач, поручаемых Центральным (Главным) Управлением НКВД, НКГБ (Народным Комиссариатом Государственной Безопасности) и командованием 2-й мотострелковой
* Написано по-русски.дивизией НКВД, в подчинении у которой бригада состояла с октября по декабрь 1941 года.39
Когда Особый отряд был полностью сформирован, он мог выделять из своего состава для поддержки действующих фронтов Красной Армии отряды численностью в 1000-1200 человек в каждом, специальные отряды по 30-100 человек и небольшие группы от 3 до 10 человек для ведения разведывательно-диверсионной деятельности в глубоком тылу врага. Особый отряд и подчиненные ему отряды и группы выполняли эти задания по поручению Ставки и Главного Разведывательного Управления (ГРУ) Генерального штаба по всему фронту на протяжении всей войны. Кроме того, с октября по декабрь 1941 года они выполняли те же задания по поручению командования Московской зоной обороны, в 1941 и 1942 годах — поддерживали Западный фронт и его 16-ю армию, в 1942 и 1943 годах действовали по поручению Главного штаба обороны Кавказа на Северном Кавказе, а также проводили операции на Брянском и Закавказском фронтах, в 1943 году — на Центральном фронте, в 1943 и 1944 годах — на 1-м Белорусском фронте, а в 1944 и 1945 годах — практически на всех фронтах Красной Армии.40
Центральное Управление НКВД на протяжении всей войны возлагало на ОМСБОН и сменивший ее Особый отряд выполнение широкого спектра различных задач. Наиболее распространенные задания, выполняемые этими войсками, включали в себя разведывательные и общевойсковые операции на фронте, особые задания (создание инженерно-минных заграждений и комбинированных систем с использованием новых технологий), установку и снятие минных полей вокруг важных государственных объектов, а также диверсии, разведывательные операции и воздушные десанты в глубоком тылу врага, проводимые силами подразделений, небольших групп и отдельных бойцов.41
С конца 1941 и по 1944 год ОМСБОН и Отдельный отряд обучили и подготовили внушительный набор специалистов по разведке и диверсиям — так называемый СПЕЦНАЗ (специального назначения*), в том числе 84 командиров среднего зве-
Написано по-русски, с искажением.на, 519 сержантов, 803 радистов, 534 инструкторов по подрывному делу, 5255 подрывников, 126 водителей, 107 минометчиков, 350 снайперов и свыше 3000 парашютистов. В свою очередь, это кадровое ядро высокопрофессиональных специалистов составило 212 специализированных отрядов и групп общим числом в 7316 человек, выполнявших широкий спектр самых разных задач на фронте и в тылу врага.
Кроме того, кадровые бойцы СПЕЦНАЗА обучили еще 580 специалистов по подрывной и диверсионной технике для других специализированных частей, действовавших под прямым руководством Ставки, а также сотни специалистов для партизанских отрядов.42 Например, в феврале, марте и апреле-1943 года подчиненные ОМСБОН отряды минеров очищали от мин важные районы недавно освобожденных городов, таких, как Харьков; в то время как три группы общей численностью в 500 человек восстанавливали и ремонтировали линии связи в Воронежской, Курской и Орловской областях.
Кроме ОМСБОН и Особого отряда, также диверсии в тылу у немцев под контролем НКВД проводило Инженерное Управление Красной Армии. В его войска входили разведывательно-диверсионные части 1-й гвардейской бригады минеров, которая подчинялась Московскому военному округу, а также отдельные гвардейские батальоны минеров, подчиненные индивидуальным действующим фронтам Красной Армии. 1-ю гвардейскую бригаду минеров Ставка сформировала в августе 1942 года, а в сентябре придала ее Московскому военному округу.
Одновременно она придала свои первые два батальона минеров (13-й и 15-й) Воронежскому и Северо-Кавказскому фронтам. К концу 1943 года практически каждый действующий фронт Красной Армии получил по собственному специализированному батальону минеров.
В начале войны Ставка потребовала от НКВД сформировать в дополнение к описанным выше разведывательно-диверсионным частям особые военизированные формирования, предназначенные для помощи регулярным охранным войскам НКВД. Летом 1941 года под контролем центрального и областных штабовНКВД было начато создание специальных истребительных* батальонов и полков. Эти силы в первую очередь отвечали за «охрану тылов от интриг вражеских агентов». В директивах, изданных позже, НКВД также потребовал от истребительных отрядов создавать в тылу у немцев партизанские отряды для выполнения заданий того же рода, какие выполняли отряды и группы ОМСБОН.43 Первоначально каждый истребительный батальон состоял из 100-200 человек, вооруженных стрелковым оружием, гранатами и легким пехотным оружием.** Всего за войну (но главным образом в первый ее год) НКВД сформировал сотни таких батальонов в каждом из своих штабов в республиках и областях* Советского Союза.
Помимо административных и охранных задач в системе ГУЛАГ, наиболее печально известные задачи, выполняемые войсками НКВД во время войны, были связаны с поддержанием дисциплины в действующих фронтах и армиях Красной Армии — в первую очередь путем пресечения дезертирства, а также с набором живой силы для действующих войск Красной Армии. Уже с конца 1941 года Ставка требовала от НКВД создавать и применять заградительные отряды*, в специфическую задачу которых входило пресекать бегство и дезертирство солдат Красной Армии, а также организовывать мобилизацию (в том числе и силой) в ряды Красной Армии гражданских лиц призывного возраста в освобожденных Красной Армией областях.
Удивительно/что, несмотря на внушительную численность, повсеместный характер и множество важнейших задач, выполняемых войсками НКВД Советского Союза за годы войны, ис
* Написано по-русски.
** По сути «истребительные батальоны» представляли собой иррегулярные формирования местного ополчения, собранные из мужчин непризывных возрастов (младше 18 и старше 50), имевшие своей задачей помощь регулярным охранным частям и органам правопорядка в борьбе с диверсантами и парашютистами. Никаких боевых задач этим батальонам обычно не ставилось; предполагалось, что при оккупации территории противником они станут ядром партизанских отрядов. (Прим. ред.)
Исторические труды полностью игнорируют их деятельность. Хотя эти войска сыграли лишь незначительную роль в оперативных и тактических боевых действиях, они проводили обширные и значительные разведывательно-диверсионные операции в тылу врага и выполняли равно важную роль в обеспечении безопасности в тылу действующих фронтов Красной Армии и в стране в целом. Более того, драконовские меры по наведению дисциплины, осуществляемые в рядах Красной Армии этими бойцами в черной форме*, помогли удержать Красную Армию от развала в критическое для нее время и в конечном итоге внесли существенный вклад в достижение победы.

http://www.fedy-diary.ru/?page_id=3776

0

2

Стражник, вот ты правильно говоришь - такими ссылками мы просто пиарим чужие ресурсы. К тому же засорённые рекламой. Не смог прочитать материал, потому что понавылазило куча роликов рекламных. Нажал на один из них, чтобы закрыть, наоборот, открылась вкладка, да ещё и антивирус выдал попытку атаки. Не, с такими материалами надо как-то по другому....

0

3

Предлагаю вниманию выдержку из книги Юрия Ненахова "ВОЙСКА СПЕЦНАЗНАЧЕНИЯ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ":

ОМСБОН

С начала 30-х годов в СССР активно разрабатывались операции на коммуникациях противника, в его глубоком тылу. Основными задачами диверсионных групп, предназначенных для таких рейдов, естественно, были дезорганизация управления и снабжения вражеских войск. Подготовка к действиям диверсионных групп на случай начала боевых действий осуществлялась двумя главными ведомствами — Разведывательным управлением Генерального штаба РККА, с одной стороны, и органами НКВД — НКГБ — с другой.

Приказом Народного комиссариата внутренних дел СССР от 27 июня 1941 года создан Учебный центр подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов для действий в тылу противника. В организационном смысле вся работа по координации указанной деятельности возлагалась на 4-е Управление НКВД — НКГБ СССР под руководством комиссара госбезопасности П. А. Судоплатова.

К осени 1941 года в составе центра числились две бригады и несколько отдельных рот: саперно-подрывная, связи и автомобильная. В октябре он переформирован в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН). Сам Судоплатов так описывает эти события: "В первый же день войны мне было поручено возглавить всю разведывательно-диверсионную работу в тылу германской армии по линии советских органов госбезопасности. Для этого в НКВД было сформировано специальное подразделение — Особая группа при наркоме внутренних дел. Приказом по наркомату мое назначение начальником группы было оформлено 5 июля 1941 года. Моими заместителями были Эйтингон, Мельников, Какучая. Начальниками ведущих направлений по борьбе с немецкими вооруженными силами, вторгшимися в Прибалтику, Белоруссию и на Украину, стали Серебрянский, Маклярский, Дроздов, Гудимович, Орлов, Киселев, Масся, Лебедев, Тимашков, Мордвинов. Начальники всех служб и подразделений НКВД приказом по наркомату были обязаны оказывать Особой группе содействие людьми, техникой, вооружением для развертывания разведывательно-диверсионной работы в ближних и дальних тылах немецких войск.

Главными задачами Особой группы были: ведение разведопераций против Германии и ее сателлитов, организация партизанской войны, создание агентурной сети на территориях, находящихся под немецкой оккупацией, руководство специальными радиоиграми с немецкой разведкой с целью дезинформации противника.

Мы сразу же создали войсковое соединение Особой группы — отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН НКВД СССР), которой командовали в разное время Гриднев и Орлов. По решению ЦК партии и Коминтерна всем политическим эмигрантам, находившимся в Советском Союзе, было предложено вступить в это соединение Особой группы НКВД. Бригада формировалась в первые дни на стадионе «Динамо». Под своим началом мы имели более двадцати пяти тысяч солдат и командиров, из них две тысячи иностранцев — немцев, австрийцев, испанцев, американцев, китайцев, вьетнамцев, поляков, чехов, болгар и румын. В нашем распоряжении находились лучшие советские спортсмены, в том числе чемпионы по боксу и легкой атлетике — они стали основой диверсионных формирований, посылавшихся на фронт и забрасывавшихся в тыл врага.

В октябре 1941 года Особая группа в связи с расширенным объемом работ была реорганизована в самостоятельный 2-й отдел НКВД по-прежнему в непосредственном подчинении Берии" (затем — 4-е Управление — Ю. Н.).

В состав ОМСБОН вошли:

— управление;

— 1-й и 2-й мотострелковые полки трехротного состава (в каждой роте три мотострелковых и пулеметный взводы);

— минометная и противотанковая батареи; инженерно-саперная рота;

— рота парашютно-десантной службы;

— рота связи;

— автомобильная рота и подразделения материально-технического обеспечения. Личный состав бригады комплектовался сотрудниками аппарата НКВД — НКГБ, в том числе из Главного управления пограничных войск, курсантами Высшей школы НКВД, личным составом органов милиции и пожарной охраны, добровольцами-спортсменами Центрального государственного института физической культуры, ЦДКА и общества «Динамо», а также мобилизованными по призыву ЦК ВЛКСМ комсомольцами. Небольшая, но очень важная часть, бригады была укомплектована иностранными коммунистами, состоявшими в Коминтерне. Первым командиром ОМСБОН стал полковник М.Ф. Орлов, ранее занимавший должность начальника Себежского военного училища войск НКВД. Для личного состава бригады разработали специальную программу боевой подготовки. В задачи ОМСБОН вошли устройство минно-инженерных заграждений, минирование и разминирование особо важных военных объектов, парашютно-десантные операции, проведение диверсионных и разведывательных рейдов. Кроме общей программы, бригада проводила подготовку специалистов для выполнения на передовой и за линией фронта особых задач.

По своей штатной организации бригада фактически являлась обычным мотострелковым соединением, каких в рядах войск НКВД в начале войны было много. Во время битвы за Москву ОМСБОН в составе 2-й мотострелковой дивизии войск НКВД особого назначения использовалась на передовой, но и в этот период в ее составе формировались боевые группы, предназначенные к заброске во вражеский тыл. В типовой состав группы входили командир, радист, подрывник, помощник подрывника, снайпер и два автоматчика. В зависимости от выполняемых задач боевые группы могли объединяться или дробиться.

В критический период боев за Москву, зимой 1941/1942 годов, мобильные отряды ОМСБОН провели множество дерзких рейдов и налетов в тылу немцев. Некоторые группы использовались для ведения разведки и диверсий в интересах штабов общевойсковых армий. Большинство рейдов закончилось успешно, но диверсанты понесли большие потери.

С 1942 года основной задачей бригады стала подготовка отрядов для действий в тылу противника. К началу осени в тыл врага было заброшено 58 таких отрядов. Как правило, выведенная в немецкий тыл разведгруппа становилась ядром для образования партизанского о гряда. Рост численности последнего был обусловлен притоком отставших в 1941 — 1942 голах от своих частей военнослужащих РККА, совершивших побег военнопленных, просто местных жителей, недовольных немецким оккупационным режимом. В конечном итоге многие отряды превратились в крупные партизанские соединения, достаточно уверенно контролировавшие обширные районы в глубоком немецком тылу. За время войны сформировано 212 отрядов и групп общей численностью 7316 человек. Всего же кадры ОМСБОН подготовили по различным специальностям свыше 11 000 командиров и красноармейцев. Основную часть из этого количества составляли подрывники (5255 человек) и десантники-парашютисты (более 3000 человек). В числе других военно-учетных специальностей числились радисты, инструкторы-подрывники, снайперы, минометчики, водители, санинструкторы и химики. Кроме того, инструкторы специальных опергрупп, действовавших в тылу противника за два-три года из гражданских лиц и партизан подготовили еще 3500 подрывников. На базах ОМСБОН диверсионно-разведывательную подготовку прошло 580 стажеров из личного состава гвардейских частей РГК (в основном десантников).

Парашютно-десантная служба бригады занималась материально-техническим и учебно-методическим обеспечением операций в тылу противника, а также снабжением находящихся за линией фронта групп. За всю войну самолетами Ли-2 и С-47 проведено 400 боевых вылетов, на оккупированные территории доставлено (с посадкой на партизанские аэродромы или на парашютах) 1372 человека, перевезено порядка 400 тонн спецгрузов.

Итогом боевой деятельности ОМСБОН за четыре года войны стало уничтожение 145 единиц танков и другой бронетехники, 51 самолета, 335 мостов, 1232 локомотивов и 13 181 вагона. Бойцы бригады осуществили 1415 крушений воинских эшелонов противника, вывели из строя 148 километров железнодорожных путей, провели около 400 иных диверсий. Кроме того, 135 опергрупп ОМСБОН передали 4418 разведывательных донесений, в том числе 1358 — в Генштаб, 619 — командующему Авиацией дальнего действия и 420 — командующим фронтами и Военным советам. В начале 1943 года ОМСБОН была переформирована в Отряд особого назначения при НКВД — НКГБ СССР (ОСНАЗ). Эта войсковая часть была более четко ориентирована на решение разведывательно-диверсионных задач. В конце 1945 года ОСНАЗ расформирован. Некоторые его функции перешли к спецотрядам МВД-МГБ, которые вели тяжелую «лесную войну» с отрядами прибалтийских и украинских националистов. Эти силы сосредоточили в своих рядах самый отборный личный состав: еще в разгар войны, при анализе тяжелых потерь, понесенных резведгруппами СД, Вальтер Шелленберг отметил "трудность противодействия специальным силам НКВД, чьи части почти на

100 % укомплектованы снайперами".

В 30-е годы в диверсанты были зачислены и служебные собаки. Зимой 1934 — 1935 годов в районе подмосковного городка Монино специалисты РККА провели ряд испытаний собак, обученных для осуществления диверсионных актов. Принцип их применения почти не отличался от использования в 40-е годы на фронте собак — истребителей танков. На спине, в устройстве седельного типа, каждый четвероногий диверсант перевозил заряд взрывчатки (общая масса седла с зарядом достигала 6 кг). Дот ставив груз к объекту диверсии, специально обученное животное с помощью челюстей приводило в действие устройство, которое освобождало шпильки крепления и сбрасывало седло. После отхода собаки часовой механизм приводил в действие подпружиненный боек, ударявший по капсюлю, и производил подрыв заряда. Таким образом, дорогостоящая служебная собака не погибала вместе с противником, а была готова к выполнению новых задач. Стремительно перемещавшиеся и небольшие по размерам собаки, к тому же не боящиеся погибнуть от огня охранения, по мысли руководства РККА, должны были заменить при проведении диверсий людей. В случае массовой заброски в места расположения, например, крупных авиабаз, собаки могли нанести серьезный урон вражеским ВВС. В тыл противника собаки должны были сбрасываться на парашютах — в этом случае животные находились внутри специальных контейнеров (после приземления последние автоматически раскрывались).

Во время упомянутых выше испытаний (конец декабря, — начало января) собаки были десантированы на Монинском аэродроме с целью проведения учебной атаки против самолетов-мишеней. Их действия подробно описывались в рапорте: «Две собаки породы немецкая овчарка, сброшенные с 300 метров, после раскрытия коробов уверенно пошли на цель. Альма немедленно сбросила седло рядом с целью, Арго не сумел сбросить из-за неисправности механизма». На следующий день испытания были продолжены: с 300-метровой высоты вновь были сброшены две овчарки, которые сбросили подрывные заряды на рельсы железной дороги. При этом собаки преодолели 400 метров по рыхлому снегу за 35 секунд; одна из них волокла в зубах седло, свалившееся с ее спины при раскрытии парашютного контейнера.

Результаты испытаний были признаны успешными. 4 января 1935 года заместитель начальника Штаба ВВС РККА Лавров направил на имя главкома авиации Я. Алксниса и Маршалов Советского Союза М. Тухачевского и А. Егорова доклад, в котором изложил следующие тезисы: "Проведенные испытания показали пригодность программы подготовки собак… для выполнения следующих актов диверсионного порядка в тылу противника:

— подрывы отдельных участков железнодорожных мостов и железнодорожного полотна, разных сооружений, автобронетанковых средств и т. д.;

— поджоги строений, складов, хранилищ жидких горючих веществ, нефтяных приисков, железнодорожных станций, штабов и правительственных учреждений; — отравление при помощи сбрасывания устройств с отравляющими веществами водоемов; скота и местности, когда сама собака является источником заразы, возможное распространение эпидемий.

Полагал бы целесообразным… организовать в 1935 г. школу Особого Назначения, доведя количество подготовленных людей до 500, а собак до 1000-1200… В целях предварительной охраны наших объектов оборонного значения от диверсионных собак теперь же дать директивные указания приграничным округам уничтожать собак в любом месте их появления, особенно в районе аэродромов, складов, железнодорожных линий и бензохранилищ…"

После фактической ликвидации в конце 30-х годов всех советских наработок в области диверсионно-партизанекой войны опыты с использованием служебных собак угасли. Второе рождение эта, безусловно любопытная, идея получила во время Великой Отечественной, когда в Красной Армии началась массированная подготовка собак — саперов, санитаров и истребителей танков.

Экипировка

В войсках НКВД снабжение оружием, боеприпасами и обмундированием было поставлено заметно лучше, чем в Красной Армии. В зафронтовых условиях широко использовалось трофейное оружие, особенно автоматы МР 38/40 и пулеметы MG 34/42. Подразделения ОМСБОН были насыщены пистолетами-пулеметами ППШ (затем ППС-43) практически на 100 %, за исключением пулеметчиков, бронебойщиков и некоторых других специалистов. Все военнослужащие носили, кроме автоматов, кобурное оружие: пистолеты ТТ либо револьверы, а также всевозможные трофейные образцы. Диверсанты из состава бригады, как и бойцы других подразделений глубинной разведки, в обязательном порядке вооружались так называемыми ножами разведчика (HP).

Униформа

Бойцы и командиры ОМСБОН носили форму войск НКВД: пограничных или внутренних (с цветными фуражками, кантами и приборным сукном, положенными этим родам войск). Свою форму с особыми знаками различия носили и сотрудники Главного управления госбезопасности НКВД, проходившие службу в опергруппах бригады. Следует заметить, что в целях конспирации часто вместо ведомственного обмундирования носилась униформа РККА.

Личный состав органов милиции, включенный в состав ОМСБОН, получил защитную форму одежды с милицейскими знаками различия. К голубым петлицам с красными кантами прикалывались эмалевые знаки различия, аналогичные армейским, но залитые голубой эмалью с красным металлическим бортиком. На локтевом сгибе левого рукава командиры носили цветное изображение герба СССР, а политработники — голубую суконную звезду с золотистыми кантом и изображением серпа и молота в центре. Голубой кант нашивался на боковые швы синих комсоставских галифе. В качестве головного убора мобилизованные на службу сотрудники милиции носили защитные фуражки с голубым околышем и таким же кантом на тулье. Кокарда — алая эмалевая звездочка с цветным изображением герба посредине (металлические части звезды и герба были латунными у командиров и никелированными у рядовых). Это обмундирование отменено после введения погон в феврале 1943 года, кроме того, большинство привлеченного из милиции личного состава к тому времени уже перевели в войска НКВД либо госбезопасность.

Советские десантники и спецназовцы располагали значительной номенклатурой летнего и зимнего камуфляжного обмундирования: халатами и костюмами. С конца 30-х годов в армии и войсках НКВД широко применялись так называемые мочальные маскировочные костюмы, изготовленные из пучков мочала и сухой травы как на фабриках, так и в кустарных условиях. Во время боев в степях это приспособление хорошо маскировало владельца в зарослях травы, что широко использовалось во время боев на озере Хасан и реке Халхин-Гол. Все прочие образцы костюмов, как белых, так и пятнистых, как правило, выполнялись из бязи — весьма непрочного, но дешевого материала.

В 30-е — начале 40-х годов встречалось два варианта рисунка ткани. Их официально именовали осенним и летним, хотя на практике в теплое время носили обмундирование с обоими вариантами расцветки. Летний камуфляж имел травянисто-зеленую основу с нанесенными на нее крупными амебооб-разными пятнами черного цвета. Осенний вариант отличался песочно-оливковой расцветкой с такими же по форме пятнами, но коричневого цвета.

До начала войны маскировочные костюмы широко применялись в ВДВ и пограничных войсках. С июня 1941 года ношение камуфляжного обмундирования распространено на подразделения войсковой разведки (в том числе и ОМСБОН), группы снайперов, подрывников и другие части специального назначения. Кроме того, оперативные части ВВ МВД СССР, после войны занимавшиеся ликвидацией националистических формирований в Прибалтике и на западе Украины, в обязательном порядке снабжались маскировочными костюмами. Расцветка обмундирования образца 1943 года была разработана под сильным влиянием мелкопятнистого эсэсовского камуфляжа: на базовую травянистую основу желтой или светло-оливковой краской наносились контуры веток и листьев. В некоторых случаях поверх этой композиции изображались амебообразные черные или коричневые пятна, как на старых масккостюмах.

Летний камуфляжный костюм состоял из свободной блузы и брюк. Застежка блузы доходила до середины груди; по бокам имелись два вместительных прорезных кармана. Полы и рукава снабжались затяжными тесемчатыми кулисами. Низки штанин заправлялись в кирзовые сапоги.

Летние маскировочные костюмы часто снабжались мешковатыми капюшонами: размеры последних позволяли натягивать их на стальной шлем. Капюшоны пришивались по окружности к плечам блузы. Вырез капюшона, одновременно являвшийся планкой блузы, застегивался на три-четыре пластмассовые пуговицы, а небольшая лицевая часть закрывалась частой марлевой сеткой в маскировочной окраске. В походном положении капюшон расстегивался до самого низа и отбрасывался за спину. В воздушно-десантных частях, в особенности до войны, часто носили блузы без капюшона: шейный вырез затягивался на кулиску.

Нередко в частях специального назначения вместо костюмов носили халаты: накидку с рукавами и капюшоном, которая спереди застегивалась на пуговицы до низа.

http://www.erlib.com/Юрий_Ненахов/Войска_спецназначения_во_второй_мировой_войне/21/

Полностью ознакомиться с книгой можно здесь: Nenahov_Voyska_spetsnaznacheniya_vo_vtoroy_mirovoy_voyne.39227.fb2

0


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Внутренние войска. » Войска НКВД в версии Дэвида Гланца