Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Уголовная преступность » Бандитский король периода гражданской войны


Бандитский король периода гражданской войны

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Московская правда. Александр Тарасов. Бандитский король

Российским органам правопорядка в начале двадцатых годов немало хлопот доставляли матерые уголовники, "гастролировавшие" по стране. По уцелевшим с тех пор документам можно точно восстановить, как была разгромлена шайка Осипова-Ершова.

Закат этой бандгруппы пришелся на первый месяц осени 1923-го. В один из сентябрьских дней вооруженному налету подвергся в городе Уфе комиссионный магазин Разуваева. Пятеро уголовников вломились в комиссионку после ее открытия, когда там было малолюдно.
Направив револьверные дула на находившихся в помещении людей - владельца торговой точки, продавцов и трех покупателей, бандиты спеленали всех. Жертвы с кляпами во рту и со связанными руками лежали под прилавком на полу, образовав полукруг из тел, а налетчики в это время набивали в мешок золотые и серебряные изделия.
Вдруг порог переступил местный священник. Батюшка был столь крепок телом, что бандит-"стремник", метнувшийся ему навстречу, не смог удержать богатыря. Вырвавшись из рук преступника, священнослужитель выбежал на улицу и зычно гаркнул:
- Караул! Грабят!..
Налетчики высыпали из комиссионного магазина и попытались рассеяться. Однако оказавшийся поблизости агент ОУР Якин догнал одного из удиравших и скрутил его, а подоспевшие на помощь оперативнику граждане поймали еще двух участников вооруженного грабежа, в том числе и женщину.
У схваченных с поличным преступников изъяли оружие и похищенные ценности. Поимка трех членов бандшайки стала большой удачей для угрозыска, поскольку среди задержанных оказался молодой человек интеллигентной наружности, с густой шевелюрой темных волнистых волос.
...За бандой Мишки Культяпого, имевшего еще и кличку Интеллигент, продолжительное время безуспешно охотились сыщики из Москвы, Орловской губернии, Сибири и Башкирии, где "гастролировали" преступники. И, наконец, осенью 1923 года в столицу из Уфы пришла телеграмма о том, что во время ограбления комиссионного магазина захватили нескольких бандитов. Верховодил ими мужчина, представившийся Ершовым. Милицейские работники начали устанавливать личность задержанного. И довольно быстро выяснили, что под стражу в Уфимский исправительный дом угодил не кто иной, как сам Мишка Культяпый.

Получив это донесение, руководство ОУР Центрального административного управления НКВД направило в Башкирию группу оперативников во главе с начальником Орловского губрозыска Филиппом Варгановым. В Уфу они успели вовремя, "Король бандитов" едва не вырвался со второй попытки на волю. О том, как была предотвращена повторная попытка Культяпого удариться в бега, Варганов доложил начальнику Отдела уголовного розыска ЦАУ НКВД на нескольких листах.

Из доклада Варганова руководителю УРР - Уголовного розыска Республики:

"В связи с задержанием в г. Уфе Михаила Осипова по кличке Мишка Культяпый (разыскивается по делу шайки сибирских бандитов) мне была поручена срочная командировка в Башкирский Центророзыск для приемки арестованного и доставки в Москву. Нужно было определить местонахождение остальных членов шайки Осипова.

По прибытии в гор. Уфу я со своим сотрудником тов. Радченко и уполномоченным Секретной части УРР тов. Савичем установили деловой контакт с начальником Башцентророзыска тов. Прохоровым. Решили сразу проехать в Уфимский исправдом, проверить надежность охраны и условия содержания Осипова-Культяпого, так как у меня были серьезные опасения о возможной организации им побега. В исправдом направились четверо, т. е. я, т. Савич, начальник Башцентророзыска тов. Прохоров и инспектор т. Козлов. По дороге в исправдом я дал задание инспектору Козлову по прибытии в камеру Осипова сразу его обыскать. В одиночной камере Осипова тов. Козлов в нашем присутствии приступил к личному обыску. Осипов быстро выхватил из кармана пачку записок и начал их запихивать себе в рот. Тогда я схватил Осипова за горло и повалил на кровать. Козлов и Прохоров начали отнимать записки. Часть записок, которая осталась у Осипова в руках, с большим трудом, в изорванном и измятом виде, была отобрана, а часть их Осипов проглотил. Отобранные записки были написаны карандашом, частью буквами, а частью зашифрованы цифрами. По обрывкам записки, написанной по-русски, можно было прочесть фразы:

"...Отдай 100 мил. (миллионов. - А. Т.)...", "понедельник побегу...", "...если не согласится, ты его постращай бузой, но не проси..." Из всего этого мы... (поняли, что Осипов-Культяпый занят. - А. Т.) подготовкой организованного побега".

Арестанта перевели в другую камеру и приставили к нему караул.

Я немедленно приступил к расшифрованию записок.

Одна из отобранных записок сохранилась целиком и в левом верхнем углу ее с одной стороны стояла цифра 1, а с другой в том же углу цифра 2. Из этого я заключил, что цифра 1 обозначает первую страницу, и, таким образом, нашел начало записки. Зная по делу, что Михаил Осипов никогда не расстается со своей сожительницей Шурой Низковской, я пришел к заключению, что он пишет безусловно ей, а следовательно, свое письмо, по всей вероятности, начнет обычными "милая" или "дорогая Шурочка". Дальнейшая работа в этом направлении мои предположения подтвердила. Письмо начиналось словами: "Милая доченька"; и таким образом сразу было расшифровано пять букв, а затем мне удалось расшифровать целых 13. К этому времени пришел начальник Секретной части Башцентророзыска тов. Ветлугин, который оказался знаком с этим шифром. Записки были расшифрованы. В заговоре с целью освобождения Осипова участвовал надзиратель Фролов".

В записке бандит сообщал: "Милая доченька. Целую тебя 10000 раз. Ксиву получил; человеку тому побоялся довериться. Ты сама знаешь, это не шутка, а ты, наверно, его ждала, и напрасно. Доченька, дела мои очень скверны. Без помощи мента уйти невозможно, а ему довериться нельзя. Даже если отдать ему деньги, он не поможет. Милая дочь, я ведь здесь с ума схожу, все планирую день и ночь. Только черту известно, как строго меня держат. Если мент поможет, то в ограде придется только одного мента шлепать, второго, может, и не потребуется. На улице тоже, я думаю, не придется шлепать, но если без помощи мента, то надо будет шлепать четверых в корпусе и двоих в ограде, не считая на улице еще..."

В докладе начальник Орловского губернского угрозыска изложил, как были схвачены подручные Мишки Культяпого:

"На допросе Фролов показал, что записки Осипова относил на Тобольскую улицу Шуре, а от нее - Осипову. Записки Фролов носил еще какой-то Женьке, кроме нее, там живут трое мужчин, и там часто бывает сожительница Осипова - Шурка. В результате проверки этих сведений в д. 106 по Тобольской ул. были арестованы члены шайки Осипова, назвавшиеся Михаилом Котляровым и Евгенией Семеновой, и установлен адрес сожительницы Осипова - Александры Низковской. Последняя проживала в д. 6 по Преображенской ул., где и была задержана".

Филипп Варганов счел, что Мишка Культяпый не блефовал, написав в шифровке, что при побеге, в зависимости от обстоятельств, готов "шлепнуть" сотрудников Уфимского исправдома. В трех камерах, в которых поочередно содержался "король бандитов", Варганов и Савич провели обыски. Они показали, что Осипов не просто был одержим мыслью выскользнуть на свободу, а деятельно готовился к этому.

Начальник губрозыска и уполномоченный Секретной части УРР отыскали устроенные арестантом тайники. Тут хранились в заделанном хлебом углублении под кроватью два ключа от дверей, ведущих из корпуса в тюремный двор. Английский бурав тоже был тщательно заделан хлебом в выщербленной неровности. Но, что самое поразительное, Варганов и Савич обнаружили револьвер с семью боевыми патронами. Оружие и боеприпасы были замурованы у отопительной батареи.

Подводя итог командировки в Башкирию, Варганов сообщил: "Дознанием было установлено, что остальные члены шайки Осипова уехали из Уфы в Казань, дальнейшая оперативная работа по Уфе приостановлена".

Пойманных преступников переправили в столицу, где проводилось дальнейшее следствие по уголовному делу "короля бандитов" и членов его шайки.

По данным угрозыска, банда Мишки Культяпого совершила не менее 78 убийств. Особо свирепствовали уголовники в Екатеринбурге и в некоторых местностях Сибири. Однажды  банда Культяпого отличилась неслыханной жестокостью, убив сразу 22 человека.

Вооруженные уголовники обходили стороной дома для заезжих и гостиницы. Останавливались где-нибудь в частном секторе. Или же специально покупали дом, в котором тихо размещались и не привлекали к себе внимания. Совершив очередной грабеж, преступники исчезли. Милицейские работники долго не могли вый-ти на их след. До события в комиссионном магазине Разуваева.

Угрозыск довершил разгром преступного сообщества в Казани и ее окрестностях. Там переловили всех уголовников, объявленных в розыск по делу банды Культяпого.

Почему в уголовной среде за Осиповым-Ершовым закрепилась грозная слава "короля бандитов"? Он был сыном крестьянки и сапожника. Выходец из низов, Михаил Осипов умудрился до революции получить высшее образование. Однако ученая карьера не прельстила парня из Березовской волости, и он решил испытать судьбу на ниве уголовщины, получив среди бандитов кличку Интеллигент.

Сначала Миша-Интеллигент промышлял крупными кражами.

Еще в дореволюционные годы у Интеллигента стала проявляться склонность к садизму. До поры до времени он сдерживал себя, но затем уступил темным инстинктам.

В послереволюционной период он отметился чередой убийств. В преступном мире не было аналога чудовищному изобретению "короля бандитов". Мишка Культяпый, согнав жертвы в одно помещение, связывал их бечевкою. Потом Осипов укладывал обреченных так, что они образовывали как бы веер: ноги одного потерпевшего ложились на ноги другого, а тела несчастных размещались под углом... Переходя от одного потерпевшего к другому, Мишка Культяпый острием топора мозжил головы жертв. Как заметил в предисловии к книге "Преступный мир Москвы" профессор Михаил Гернет, "после таких убийств место совершения преступления походило на поле битвы". Осипов предпочитал самолично расправляться с жертвами, хотя убивать готовы были подручные "короля бандитов". Его шайка насчитывала свыше восьмидесяти уголовников...

В архиве сохранилась фотография, на обороте которой Осипов, представленный еще и "королем современных преступников", 5 декабря 1923 года в Москве оставил последнее собственноручное послание. Мишке Культяпому очень хотелось красиво распрощаться с жизнью, поэтому он, по его выражению, "в память о борьбе двух миров" обратился к Филиппу Ивановичу Варганову с показным философствованием:

"Для того чтобы успешно бороться с преступностью, нужно искренне ненавидеть причины порождения преступления.

...Большая заслуга перед человечеством раскрывать преступления и уметь ловить преступников. Но еще большая заслуга перед человечеством уметь их исправлять. Эти качества я у вас вижу и я глубоко ценю, и если бы мы встретились раньше (...), моя жизнь пошла бы по другому пути.

Мой совет вам таков: не изменяйте своей тактике и проводите ее в жизнь. Только такими путями возможно бороться с преступностью".

Суд над бандитами, входившими в шайку Мишки Культяпого, состоялся в Москве. "Король бандитов" Михаил Матвеевич Осипов (Ершов) и восемь его ближайших сообщников были приговорены к высшей мере наказания, а остальным подсудимым назначили кару в виде лишения свободы на различные сроки. Московские ученые еще с весны 1923 года изучали "население арестных домов". Разоблачение массового убийцы-"веерщика" Осипова-Культяпого внесено ими в историю криминалистики.

автор: Александр Тарасов 27.07.2012 02:20:26
http://mospravda.ru/crime/article/bandi … e_id=22988

0

2

Вообще, материал очень напоминает одно из изданий  Башкнигоиздата. Даже не одно.
Вот книга из литературы по данной теме:
Еникеев А.Х. Уголовный  розыск Республики  БаШКОРТОСТАН. Очерки истории. Уфа 2000.
Автор пишет:
"В архивных материалах по НКВД есть отчет Прохорова за июль 1922 года о работе Башцентророзыска и его уездных отделений. Документ очень грамотный, обстоятельный, толковый. Составлен по разделам: по административной работе, оперативному сыску, кадрам, по обстановке, делопроизводству.
Летом 1923 года в Уфе после ограбления ювелирного магазина по горячим следам был задержан один из преступников. При проверке выяснилось, что это главарь банды Михаил Осипов - рецидивист с еще дореволюционным стажем. Гастролером заинтересовалась Москва. Вместе с прибывшими оттуда сотрудниками НКВД РСФСР Прохоров со своими помощниками принимал активное участие в полном разоблачении Осипова и его банды".
А.Х. Еникеев. УГОЛОВНЫЙ  РОЗЫСК РЕСПУБЛИКИ  БАШКОРТОСТАН. Очерки истории. Уфа 2000. С.14.

В книге приведен документ Отчет НАЧАЛЬНИКа ОРЛОВСКОГО ГУБРОЗЫСКА:
Приложение № 2

КОПИЯ

НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА
Ц.А.У. НКВД

ДОКЛАД
В связи с задержанием в г. Уфе Михаила ОСИПОВА, по кличке "Мишка Культяпый" /разыскивается по делу шайки сибирских бандитов/, мне была дана УРР срочная командировка в Башкирский Центророзыск, для приема означенного арестованного, доставления его в Москву и проведения оперативно-розыскной работы по выявлению местонахождения и арестом остальных членов шайки ОСИПОВА.
В г. Уфу я со своим сотрудником тов. РАДЧЕНКО и уполномочен-ным Секретной части УРР тов. САВИЧЕМ прибыл 16 ноября с.г.
Немедленно по прибытии, нами был установлен деловой контакт с начальником Башцентророзыска тов. ПРОХОРОВЫМ. Решили немедленно проехать в Уфимский исправдом, проверить надежность охраны и условия содержания ОСИПОВА - Культяпого, так как у меня возникли серьезные опасения о возможности организованного побега. В исправдом направились четверо, т.е. я, тов. САВИЧ, Нач-башцентророзыска тов. ПРОХОРОВ и инспектор тов. КОЗЛОВ. По дороге в исправдом я дал задание инспектору КОЗЛОВУ по прибытии в камеру ОСИПОВА немедленно и внезапно его обыскать. В одиночной камере ОСИПОВА тов. КОЗЛОВ в нашем и пом. начальника Уфимского исправдома присутствии приступил к личному обыску. ОСИПОВ быстро выхватил из кармана пачку записок и начал их запихивать себе в рот. Тогда я схватил ОСИПОВА одной рукой за горло, а другой за волосы и повалил на кровать, т. т. КОЗЛОВ и ПРОХОРОВ схватили в это время ОСИПОВА за руки и начали отнимать записки. Часть за-писок, которые остались у ОСИПОВА в руках с большим трудом, в изорванном и измятом виде, была отобрана, а часть их, которая находилась во рту, несмотря на принятые нами меры, была ОСИПОВЫМ проглочена. Отобранные записки были написаны карандашом, частью буквами, а частью были зашифрованы цифрами. По обрывкам записок, написанной буквами, по-русски, можно было прочитать следующие фразы: "...Отдай 100 млн..."," ...понедельник побегу...", "...если не согласиться, ты его постращай бузой, но не проси...". Из всего этого мы сделали заключение, что имеем дело с подготовкой организованного побега из исправдома, в целях его предотвращения, приняли соответствующие меры, т.е. арестованного ОСИПОВА перевели в другую камеру и приставили к нему специ-альный военный караул. По изъятии от ОСИПОВА части записок к тов. ПРОХОРОВУ подошел надзиратель ФРОЛОВ, обслуживающий камеру ОСИПОВА и конфиденциально сообщил, что записки от ОСИПОВА на почту должен был снести он, Фролов, что для этого он принес ОСИПОВУ конверт и имел в виду это письмо передать, для просмотра, в Башцентророзыск. Я лично, сразу же заподозрил ФРОЛОВА в соучастии, так как логикой вещей напрашивался следующий вывод: если бы дело обстояло так в действительности, то прежде чем передать в камеру конверт, ФРОЛОВ донес бы об этом своему начальнику и, по дороге в камеру ОСИПОВА, поставил бы в известность об этом и нас, если же он этого не сделал, то значит он безусловно поддерживает связь ОСИПОВА с волей и его заявление тов. ПРОХОРОВУ вызвано было исключительно опасением, что в отобранных от ОСИПОВА записках может фигурировать его фамилия.  Исходя из таких соображений, я предложил ФРОЛОВА немедленно же арестовать, но тов. ПРОХОРОВ попросил меня обождать с арестом до вечера, для того, что бы проследить что из этого выйдет.
По возвращении в Башцентророзыск, я немедленно приступил к расшифрованию записок. Одна из отобранных записок сохранилась целиком и в левом верхнем углу ее, с одной стороны, очерченной, стояла цифра 1, а с другой, в том же углу цифра 2. Из этого я заключил, что цифра 1 обозначает первую страницу и, таким образом, нашел начало записки. Зная по делу, что Михаил ОСИПОВ никогда не расстается со своей сожительницей, Шурой НИЗКОВСКОЙ, я пришел к заключению, что он пишет безусловно ей, а следовательно свое письмо, по всей вероятности, начнет обычными "милая" или "дорогая Шурочка". Дальнейшая работа в этом направлении, мои предположения в этом направлении подтвердила. Письмо начиналось словами: "Милая доченька", и таким образом сразу было расшифровано 5-ть букв, а затем мне удалось расшифровать целых 13. К этому времени пришел Начальник Секретной Части Башцентророзыска тов. ВЕТЛУГИН, ко-торый оказался случайно знакомым с этим шифром и дал мне к нему ключ, благодаря чему все записки, в течении 2-х часов были нами расшифрованы и их содержание стало известным. Наше предположение о наличии в Исправдоме заговора, ставящего себе целью освобождение ОСИПОВА, подтвердилось полностью и участие в нем надзирателя ФРОЛОВА для всех стало ясным. Готовился чрезвычайно смелый побег, с убийством 6-ти человек надзирателей, для чего ОСИПОВУ был передан в камеру револьвер и ключи от дверей, выходящих из одиночного корпуса во двор. Надзиратель ФРОЛОВ был немедленно арестован и за исправдомом, помимо усиления охраны, было установлено негласное наблюдение от Башцентророзыска. На допросе ФРОЛОВ в пособничестве ОСИПОВУ сознался и указал, что записки ОСИПОВА он обычно передавал какой-то Шуре, а от нее ОСИПОВУ. За записками Шура приходит к нему по вечерам на квартиру или встречается с ним на центральной улице. После этого ФРОЛОВ был отведен к себе домой и в его квартире оставлена засада, просидевшая безрезультатно до вечера следующего дня. Из этого я пришел к заключению, что НИЗКОВСКАЯ о случившемся кем то предупреждена и нашу тактику, в соответствии с этим, необходимо изменить. Прибыв с тов. ПРОХОРОВЫМ на квартиру ФРОЛОВА мы сели с ним разговаривать. В это время в комнату входит сосед ФРОЛОВА /тоже надзиратель Исправдома/, по фамилии КОТОВ, и, не зная нас, несмотря на предостерегающие знаки ФРОЛОВА, сказал, ему буквально следующее: "... Ну, брат, видел я твою шмару, сказал я ей, что ты арестован и к камере ОСИПОВА приставлен военный караул...", после чего для нас стало совершенно ясным, что подготовленная нами операция КОТОВЫМ сорвана и дальнейшим допросом ФРОЛОВА удалось установить, что первые записки ОСИПОВА он носил на Тобольскую ул. в д.№ 106 какой то "Женьке", что в этом доме, кроме Женьки, живут еще каких то трое мужчин, и там бывает на правах зна-комой, сожительница ОСИПОВА – Шурка. В результате проверки этих сведений в д. № 106 по ул. Тобольской были арестованы члены шайки ОСИПОВА, назвавшиеся Михаилом КОТЛЯРОВЫМ и Евгенией СЕМЕНОВОЙ и установлен адрес сожительницы ОСИПОВА – Александры НИЗКОВСКОЙ. Последняя проживала в доме № 6 по Преображенской улице, где и была нами задержана. По делу было произведено дознание, а обысками в трех камерах, в коих до этого содержался Михаил ОСИПОВ, лично мною и тов. САВИЧЕМ были обнаружены : револьвер системы "наган" с семью боевыми патронами, замурованной в стене в отдушине для парового отопления, 2/ два ключа от дверей, ведущих из одиночного корпуса в тюремный двор, заделанные хлебом в углублении на цементном полу, под кроватью и 3/ английский бурав, заделанный также в отдушине.
Ввиду того, что дознанием было вполне установлено, что остальные члены шайки ОСИПОВА из г. Уфы уехали в Казань, дальнейшая оперативная работа по Уфе была приостановлена, арестованные ОСИПОВ и НИЗКОВСКАЯ были нами доставлены в УРР, а остальные – КОТЛЯРОВ, СЕМЕНОВА  и ФРОЛОВ направлены в Москву этапным нарядом. ОСИПОВА и НИЗКОВСКУЮ конвоировали в пути и благополучно доставили в УРР, кроме меня следующие т.т. САВИЧ, ПРОХОРОВ, РАДЧЕНКО, КОЗЛОВ и БЕЛОБЕРДИН.
Содействие и поддержку со стороны Башцентророзыска в лице его начальника тов. ПРОХОРОВА мы встретили полную.
НАЧАЛЬНИК ОРЛОВСКОГО ГУБРОЗЫСКА
/подпись/                  /ВАРГАНОВ/.       "_____" ноября 1923 год.

С.65.

0

3

Стражник написал(а):

http://mospravda.ru/

Что-то у меня не то открывается. Страж, проверь сам ссылку!

Стражник написал(а):

Но, что самое поразительное, Варганов и Савич обнаружили револьвер с семью боевыми патронами. Оружие и боеприпасы были замурованы у отопительной батареи.

А можно пояснить хомячку, разве патроны не могли от нагревания от отопительной батареи начать взрываться, или стрелять... короче, вы понимаете что я хочу спросить.

0


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Уголовная преступность » Бандитский король периода гражданской войны