Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны. » Милиция Ворошиловградщины в годы Великой Отечественной войны.


Милиция Ворошиловградщины в годы Великой Отечественной войны.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Милиция Ворошиловградщины в годы трудных испытаний Великой Отечественной Войной 1941-1945 гг.

Сотрудники милиции внесли огромный вклад в победу советского народа в Великой Отечественной войне. Не случайно, а вполне заслуженно, все, кто работал в милиции в войну, были награждены медалью «За победу над Германией», многие – боевыми орденами и медалями. И переоценить этот подвиг трудно, ибо он был повседневным, тяжелым, часто связанным с риском для жизни. Не одна тысяча сотрудников погибла в период войны, выполняя свой милицейский долг.
Милиции Луганской области пришлось вынести на своих плечах все тяготы и лишения, которые испытало население нашей, тогда Ворошиловградской, области.
В силу своего географического положения и экономического потенциала, она занимала видное место не только на Украине, но и в Советском Союзе.
После выхода из состава Донецкой области в июне 1938 года на территории нашей области в 26.647 кв. км насчитывалось 1.837 тыс. человек населения.
Примечание:
Наименование области начиная с 1938 г. несколько раз менялось:
- 1938-1958 гг. – Ворошиловградская;
- 1958-1970 гг. – Луганская;
- 1970-1990 гг. – Ворошиловградская;
- с 1990 – Луганская.

В последнем довоенном году в области было 7460 промышленных предприятий, вырабатывавших различной продукции на 1.850.217 тыс. рублей в год. В этом же году здесь было добыто 34.633,2 тыс. тонн угля, выплавлено 872,6 тыс. тонн чугуна, 418,5 тыс. тонн стали. Ворошиловградский паровозостроительный завод им. Октябрьской революции выпускал 70% всех паровозов, строившихся в стране. Локомотивы его производства получили на Всемирной выставке в Париже в 1937 году первую премию.
Управление рабоче-крестьянской милиции области (начальник – капитан милиции Квасников Николай Иванович) входило в структуру Управления НКВД по Ворошиловградской области и имело структурные подразделения в каждом районе в составе районного отдела
НКВД. Кроме того, на каждом крупном предприятии были подразделения промышленной милиции.

Руководство управления НКВД по Ворошиловградской области (сидят слева на право: начальник управления милиции Горбенко М.Н. и заместитель начальника Ступницкий И.В.)
http://s3.uploads.ru/3oVpF.jpg

Грянула война. Область, как и страна, переходила на военные рельсы. Теперь все, чем занималась милиция, приобретало совершенно иные измерения. Кроме того, появилось много совершенно новых проблем, которые требовали и новых подходов, и новой степени ответственности. Критериями общественного поведения стали патриотизм, ответственность, ненависть к врагам, подозрительность. Уровень общественного сознания среди сотрудников милиции, подготовлен ный всей предыдущей борьбой за установление новых человеческих отношений, работой по строительству социалистического государства, системой политической работы и воспитания,
был очень высоким. И не случайно в первый же день войны сотни сотрудников обратились с рапортом о направлении их на фронт.
В городах и селах было организовано военное обучение. 4 июля 1941 года Ворошиловградским горкомом КП(б)У был организован городской штаб народного ополчения. Командиром Ворошиловградского полка народного ополчения был назначен И.Х. Сила. Перед народоополченцами стояла задача – подготовить область к обороне. В системе обучения – военное дело и политические занятия. Занятия проводились ежедневно по 4 часа, по воскресным дням – не менее 10 часов, включая сюда и подготовку окопов для обороны города. От своей непосредственной работы никто из ополченцев освобожден не был. Рабочие обучались в зависимости от того, в какую смену они находились на производстве.
В августе 1941 года была создана Ворошиловградская городская дивизия ополченцев (командир Н.А. Довгаль), в которую вошли 3 полка.
К осени 1941 года в области насчитывалось уже 3 дивизии, 30 полков и 59 отрядов народного ополчения, в которых было около 150 тыс. человек.

25 июня 1941 года в соответствии с приказом НКВД СССР началось создание истребительных батальонов. Было приказано в 24 часа организовать в городах и районах специальные батальоны по борьбе с парашютными десантами и диверсионными группами противника.

Численность батальонов была в пределах 100-200 человек. В силу возлагаемых на истребительные батальоны задач, подход к их комплектованию был очень серьезный. В батальоны отбирались преимущественно коммунисты, комсомольцы, не попавшие по каким-либо причинам под мобилизацию и оставленные на рабочих местах. Партийные комитеты городов и районов совместно с руководителями организаций несли персональную ответственность за комплектование, обучение и боеспособность батальонов. Вот что сказано, например, в постановлении Беловодского райкома ВКП(б)У от 7.07.1941 г.:

«1. Обязать секретаря райкома КП(б)У по кадрам в 2-дневный срок пересмотреть личный состав батальона, отсеять случайно попавших и пополнить его за счет коммунистов, военнообязанных комсомольцев и молодых призывников.
2. Не позже 8.07.1941 г. укомплектовать штаб батальона, комсостав рот и взводов, а также принять меры, обеспечивающие ежедневное обучение бойцов. Особенное внимание необходимо обратить на изучение устава, материальной части винтовки и пулемета, владение ими, а также на политическую подготовку бойцов».
По мере приобретения определенного боевого опыта, особенно на оккупированных территориях, штаб истребительных батальонов области усложнил и систему обучения.


Так, в соответствии с директивой от 30.04.1942 г. в учебный план включались такие темы: «Ликвидация групп вражеских диверсантов», «Оборона населенного пункта», «Действия группы истребителей танков», «Переход линии фронта для действий в тылу», «Действия партизан из засады», «Выход из боя партизанского отряда в результате внезапного нападения превосходящих сил противника».

Сотрудники Новопсковского РОВД

http://s3.uploads.ru/vEySf.jpg

Начальниками истребительных батальонов были назначены оперативные работники НКВД, преимущественно оперативные работники милиции, которые продолжали работать без оставления службы. Для расквартирования выделялось помещение, обеспечивающее в случае необходимости перевод на казарменное положение. В Ворошиловградской области было создано 36 батальонов численностью 7753 человека. В г. Краснодоне и Краснодонском районе истребительный батальон насчитывал 1200 человек. Бойцом истребительного батальона стал и 15-летний Клим Михайлович Иванцов (Ким Иванцов) – брат сестер Нины и Ольги Иванцовых, членов «Молодой гвардии». Затем Клим Михайлович воевал в рядах Красной Армии, был ранен, дважды контужен. После демобилизации в 1950 году работал на заводе «ОР», член Союза писателей СССР, автор книг художественно-исторического жанра, публицист.

На 1 апреля 1942 года в районах нашей области действовало 36 батальонов численностью 2797 человек. На вооружении батальоны имели: 1627 винтовок, 28 снайперских винтовок, 81 револьвер, 938 различных гранат, 37 ручных пулеметов, 4273 бутылки с горючей смесью. Оружие было в основном иностранного производства.

г. Луганск. Красная Площадь. 1942 г.

http://s3.uploads.ru/d2ByM.jpg

Бремя подготовки и организации деятельности истребительных батальонов ложилось не только на руководителей районных отделов НКВД и милиции, но и на областной аппарат Управления милиции, который с целью контроля и практической помощи был закреплен за
низовыми подразделениями.

Примеров добросовестного отношения к этому важному делу было немало. Так, в феврале 1942 г. начальник УНКВД по Ворошиловградской области Марковский своим приказом поощрил начальника отделения УНКВД Борисова Н.И. и помощника начальника Серговского ГО НКВД Бельского К.И. за проявленную самоотверженность, инициативу, настойчивость и добросовестное выполнение оперативных заданий по боевой подготовке и переброске в тыл противника партизанских отрядов, истребительных и разведывательно-диверсионных групп и агентуры.

Батальоны были укомплектованы старшим и средним начальствующим составом, для своевременного сбора личного состава были созданы группы связи. Одновременно в крупных населенных пунктах, колхозах и совхозах на добровольных началах при участии работников милиции создавались группы и отряды содействия истребительным батальонам. По области таких групп было создано 398. Они охраняли заводы, фабрики, колхозное добро, вели борьбу с вражескими парашютистами и диверсантами, особенно в районе железных дорог, мостов и сообщали об этом в штабы истребительных батальонов.

24 декабря 1941 г. группа бойцов истребительного батальона Славяносербского района под руководством старшего группы милиционера Славяносербского РОМ П.П. Косинского пленила экипаж подбитого самолета «Юнкерс-88», совершившего вынужденную посадку в поле. Немцы пытались завязать бой, уничтожить группу русских и скрыться. Павел метким выстрелом убил одного фашиста, остальные залегли. Один из бойцов, воспользовавшись замешательством врагов, в одно мгновение оказался у них в тылу. Метким выстрелом был убит пулеметчик, два остальных немца подняли руки вверх. За героизм и отвагу группа истребительного батальона была представлена к правительственной награде, а П.П. Косинский награжден орденом «Знак Почета».

Косинский П.П.
http://s3.uploads.ru/UbCBy.jpg

В результате оперативной деятельности истребительных батальонов Ворошиловградской области за период с октября 1941 г. по июнь 1942 г. было задержано:

Дезертиров – 1733 чел.,
Подозрительных лиц – 819 чел.,
Без документов – 731 чел.,
Уклоняющихся от мобилизации РККА – 4920 чел.,
Мародеров – 26 чел.,
Отобрано у мародеров похищенных лошадей – 860,
Рогатого скота – 516,
Изъято винтовок – 26,
Револьверов – 3,
Гранат – 15.

http://s3.uploads.ru/v6Ozf.jpg

Война поставила перед работниками милиции много новых задач. Прежде всего новое звучание приобрела задача охраны общественного порядка, которая теперь была сопряжена с поиском дезертиров и лиц, уклоняющихся от призыва на воинскую службу, основной упор теперь делался на задержание подозрительных лиц и их фильтровку.

Выполняя требования директивы НКВД УССР о принятии решительных мер к соблюдению светомаскировочного режима, работники милиции развернули работу и в этом направлении. Постовые, патрульные милиционеры, инспектора ГАИ и другие работники милиции следили за тем, чтобы население, учреждения, предприятия выполняли правила светомаскировки, нарушителей привлекали к ответственности по законам военного времени.

В связи с продвижением фронта вглубь страны, в УНКВД по Ворошиловградской области стали прибывать прикомандированные сотрудники УНКВД оккупированных областей.

В сентябре 1941 г. из числа прикомандированных сотрудников были созданы войсковые подразделения, которые были переведены на казарменное положение. А 20 октября 1941 г. в связи с угрозой немецкого вторжения в пределы области весь личный состав УНКВД и Управления милиции был переведен на полное казарменное положение. Помещения для отдыха личного состава в нерабочее время были расположены в зданиях УНКВД и УРКМ.

В связи с угрозой фашистской оккупации органы советской власти начали проводить работу по эвакуации важных объектов, населения и материальных ценностей. С сентября по декабрь 1941 г. из области было эвакуировано 150 промышленных предприятий союзного, республиканского и местного значения и около 269380 человек. Сотрудники милиции обеспечивали сохранность грузов при их сопровождении в тыл страны. Некоторые гибли при бомбежках, некоторые оставались в партизанах или уходили в действующую армию, отказываясь от «брони».

По мере приближения фронта росло число лиц, уклоняющихся от мобилизации или дезертировавших из воинских частей. Нарушив законы военного времени, они находились фактически на нелегальном положении, были вооружены и добывали средства к существованию с помощью оружия.

Одна из таких банд численностью до 30 человек действовала в Сватовском районе. В мае 1942 г. милицией района во главе с начальником С.М. Заблодским была предпринята попытка ее ликвидации в с. Ковалевка. В результате столкновения погиб старший участковый уполномоченный Сергиенко Т.П. и тяжело ранен начальник милиции Заблодский С.М. Это преступление было раскрыто работниками УМ и виновные понесли заслуженную кару.

Существовало много и других видов бандитизма. Учитывая сложившуюся ситуацию, в соответствии с приказом НКВД СССР №001414 от 17.03.1942 г. в УНКВД 2 апреля 1942 г. было создано отделение по борьбе с бандитизмом в количестве 6 человек, которое возглавил заместитель начальника отдела уголовного розыска Управления милиции младший лейтенант милиции Трофимов Михаил Никитович. В состав отделения вошли работники уголовного розыска Буравлев А.Ф., Никитин П.Ф., а также работники госбезопасности.

http://s3.uploads.ru/w3M1W.jpg  http://s3.uploads.ru/Z7qE6.jpg
Трофимов М.Н.                                               Буравлев А.Ф.

Перед вновь созданным подразделением были поставлены задачи:

организация агентурно-оперативной и следственной работы по борьбе с бандитизмом, выявление и ликвидация всех бандитских формирований, банд одиночек и изъятие их пособников;
изъятие нелегально хранящегося у населения огнестрельного оружия.
Начальникам отделов УНКВД предписывалось передать в отделение по борьбе с бандитизмом все имеющиеся по этой линии действующие агентурные разработки, наблюдательные и следственные дела, оперативный учет. А также агентов и осведомителей, располагающих возможностями по разработке бандитского элемента, при проведении операции по ликвидации бандформирований использовать истребительные батальоны.

Оперативная обстановка начального периода войны требовала проведения неотложных профилактических мер по пресечению и предупреждению уголовных проявлений.

Все дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности, рассматривались военными трибуналами. Провокаторы, шпионы и диверсанты подлежали расстрелу на месте преступления. Не обходилось и без инцидентов головотяпства. Например, 20 ноября 1941 г. начальник Лисичанского РО НКВД Н.Д. Дубовой получил распоряжение Военного Трибунала о немедленном приведении приговоров в исполнение над осужденными к высшей мере наказания – расстрелу – группы бандитов в количестве 8 человек. Однако, трое преступников, воспользовавшись недочетами в организации, убив старшего оперуполномоченного милиции Прохорова, сбежали.

Большая нагрузка легла на участковых уполномоченных и работников паспортной службы. Проверки паспортного режима велись постоянно с целью выявления как разыскиваемых, так и скрывающихся. 21.02.1942 г. было принято постановление ГКО о перерегистрации паспортов граждан, проживавших в режимных местностях. В паспорта вклеивался контрольный лист. Перерегистрация позволила выявить немало лиц, которым по закону запрещалось жить в этих районах. Только 17.05.1942 г. работники милиции задержали без паспортов 24 человека и 5 лиц, уклонившихся от мобилизации. За период с октября 1941 г. по 1 июля 1942 г. по области был задержан 731 нарушитель паспортного режима.

Таким образом, в невероятно сложных условиях милиции приходилось обеспечивать общественный порядок. Для этой работы широко использовались и прикомандированные лица. К сожалению, не все из них относились к порученному делу добросовестно. Например, как это вытекает из приказа начальника УНКВД №632 от 28.12.1941 г., прикомандированный из Сталинской области начальник Константиновского ГО НКВД Афонин П.С., выполняя функции руководителя по фильтрации задержанных подозрительных лиц, к работе отнесся недобросовестно, на работу являлся нерегулярно, к фильтровке относился несерьезно. Так, 16 декабря 1941 г. в Управление милиции был доставлен задержанный Розенко, которого Афонин после поверхностного опроса передал работникам милиции, заявив, что у него больше вопросов нет. Старший оперуполномоченный ОУР УМ сержант милиции Буравлев А.Ф., вникнув в детали объяснений Розенко, заподозрил его и через сутки изобличил последнего как немецкого агента.

Бдительность стала нормой работы милиции. Например, в марте 1942 г. милиционеру 1-го городского отделения милиции г. Ворошиловграда Попову было поручено проверить подозрительную квартиру гр. Доценко. Последняя, несмотря на настойчивые требования, не открывала дверь и отказывалась впустить милиционера. Во время разговора внезапно из квартиры выбежало двое неизвестных, причем один выстрелил в Попова, ранив его в живот и руку. Несмотря на ранение Попов, рискуя жизнью, бросился за убегавшими и задержал одного из них – дезертира из Красной Армии.

Сотрудники милиции оказывали повсеместное содействие местным органам власти в проведении мобилизации населения для отбывания трудовых повинностей. Так, в июле-августе 1941 г. органы милиции и ГАИ обеспечивали рабочей силой и транспортом строительство узкоколейки и дорог, а также заготовку крепежного леса. В районе Кременного и Рубежного даже строились по сыпучим пескам жердевые дороги. В сентябре того же года организовали мобилизацию трудоспособного населения (мужчин от 17 и женщин от 18 лет) для выполнения работ по строительству оборонительных сооружений

Абсолютное большинство работников милиции добросовестно относилось к выполнению все увеличивающихся и усложняющихся задач.

История сохранила для нас немало фактов честного отношения к службе.

Так, приказом начальника УНКВД от 13.04.1942 г. участковому уполномоченному 5-го отделения милиции г. Ворошиловграда А.В. Бондарю за проявленную оперативную находчивость, инициативу и сознательное отношение к выполнению своего служебного долга была объявлена благодарность и выдана премия – 450 рублей. Не считаясь со временем, Бондарь систематически производил обходы участка – задержал 15 дезертиров из Красной Армии, привлек на оборонительные работы 250 человек. 22 марта 1942 г. он задержал двух неизвестных, пытавшихся ограбить гр-ку. Я., и доставил в отделение милиции. На месте ограбления был обнаружен револьвер.

Также решительно действовал и милиционер Ф.С. Губанов, который во время дежурства на улице зашел в фойе кинотеатра «Красный Маяк». Подбежавший к нему военнослужащий заявил, что у него из сумки было похищено 6000 рублей. Милиционер дал задание контролерам закрыть все двери, а после окончания сеанса выпускать зрителей только через одну дверь. В присутствии понятых Губанов стал производить обыск, и кто-то выбросил в зале указанные деньги, которые и были возвращены потерпевшему.

При участии работников милиции производилось размещение лиц, эвакуированных из других областей. Только за один день 28 июля 1941 г. в Ворошиловградскую область прибыло 37632 чел. А с апреля по июнь 1942 г. работники милиции разместили из 11 населенных пунктов 33816 чел. Большое передвижение войск и населения, скученность привели к ухудшению санитарного состояния отдельных районов, угрожавшему возникновением эпидемических заболеваний. Не единичными стали случаи сыпного тифа, поэтому была усилена охрана водопроводов, улучшена санитарная обработка воды.

Всемерная забота работников милиции проявлялась к судьбе беспризорных и безнадзорных детей, число которых многократно увеличилось. Сотрудники работали в специальных комиссиях при исполкомах по устройству детей, подбирали и препровождали детей в специальные детские комнаты или определяли под патронат в семьи рабочих, служащих, колхозников, за которыми они затем осуществляли контроль.

При Управлении НКВД были созданы 3 приемника-распределителя на 200 мест. В Управлении милиции был создан отдел по борьбе с детской беспризорностью, с участием которого только за неполных 3 месяца 1942 г. было подобрано 111 беспризорных и 74 безнадзорных ребенка.

http://s3.uploads.ru/IC8SQ.jpg     http://s3.uploads.ru/IMX6R.jpg
Строкач Т.А.                                  Здание санатория в Красном Яру (г. Ворошиловград). В котором располагалась спецшкола                   
                                                                         НКВД. 1941-1942 гг.

В связи со стремительным наступлением немецких войск летом 1942 года и отступлением Красной Армии отходили и подразделения милиции, и органы НКВД. В этот период главное внимание милиция концентрировала на выполнение решений военного командования, а по мере приближения немецко-фашистских захватчиков сотрудники милиции и бойцы истребительных батальонов принимали активное участие в боевых действиях на фронте и при обороне населенных пунктов. Многие из работников милиции, даже имея так называемую «бронь», уходили добровольцами в формируемую тогда в Ворошиловграде, 395-ю Шахтерскую дивизию. В составе этой дивизии сотни милиционеров принимали участие в кровопролитных боях на Миус-фронте.

По мере приближения фронта и усиления угрозы захвата территории области руководство УНКВД и партийные комитеты вели крупномасштабную подготовку сил сопротивления – подпольно-диверсионных групп и партизанских отрядов.

Особую роль в этом играл и Украинский штаб партизанского движения под руководством Г.А. Строкача – заместителя наркома внутренних дел УССР. В 1942 г. Штаб располагался в п. Меловое нашей области. Многие армейские территориальные разведорганы также базировались и действовали в областном центре. Для обеспечения радиосвязи с действующими партизанскими отрядами, в Ворошиловграде была оборудована и запущена в эксплуатацию радиостанция мощностью 250 ватт.

Постановлением ЦК ВКП(б)У в первых числах октября 1941 г. в г. Лисичанске была организована спецшкола по подготовке партизан и подпольщиков, пропускная способность которой определялась – 200 чел. На тот момент это была самая большая школа на Украине. Школа подготовила свыше 1200 человек для подпольной работы.

При Штабе Юго-Западного Фронта в марте была создана Ворошиловградская школа особого назначения, которая располагалась в Красном Яру на территории Дома отдыха «Зеленая роща». Всего за годы войны эта школа выпустила 7344 человека, из них 769 радистов,
1913 подрывников, 572 командира спецподразделения, 14 шифровальщиков. Школа не все время была в Красном Яру. В июле 1942 г. она была эвакуирована последовательно в г. Сталинград, Энгельс, Саратов и в 1944 в Киев.

Период, когда школа работала в г. Ворошиловграде, стал для неё самым сложным и напряженным. Не взирая на близость фронта, в невероятно сложных условиях в 1942 г. школа подготовила 221 радиста, 1203 подрывника, в основном из уроженцев нашей области. Многие выпускники школы проявили отвагу и героизм в боевых условиях в партизанских отрядах и в действующей армии. Это из них в основном комплектовались партизанские отряды, действовавшие на территории нашей области, значительную часть которых возглавляли работники милиции.

Гордостью школы стали молодогвардейцы Виктор Третьякевич, Юрий Алексенцев, Владимир Сериков, Владимир Загоруйко, Василий и Сергей Левашовы. Скульптурный портрет Героя Советского Союза, члена подпольной организации «Молодая гвардия» Любови Григорьевны Шевцовой ныне занимает достойное место в областном музее милиции как символ самоотверженности, героизма и подвигов, совершенных многими из тех, кто боролся с врагами, пройдя милицейскую школу особого назначения.

http://s3.uploads.ru/iqRAt.jpg http://s3.uploads.ru/bgWs2.jpg http://s3.uploads.ru/YUyO8.jpg   http://s3.uploads.ru/QYh46.jpg

     Третьякевич В.                    Левашов С.                       Левашов И.                        Загоруйко В.

Боевая биография Любы Шевцовой сложилась неудачно. После успешного окончания школы, она была назначена в разведывательно-диверсионную группу Кузьмина (условное название группы – «Буря», подпольная кличка Л.Шевцовой – Григорьева). Группа была оставлена для работы в г. Ворошиловграде, но с самого начала ее деятельности начались осложнения. В начале, перед самым вступлением вражеских войск в город, хозяин конспиративной квартиры отказался хранить рацию. Затем Люба, в силу маломощности своей портативной коротковолновой станции, не смогла передавать разведывательную информацию. Понимая, что без связи с центром работа группы теряет всякий смысл, Кузьмин принимает решение передать данные за линию фронта через связника Авдеева, а Любе предложил покинуть на время Ворошиловград. Но Авдеев отказался выполнить приказ, ссылаясь на плохое состояние здоровья. В этой ситуации Кузьмин принял решение уничтожить радиостанцию и покинуть город.

http://s3.uploads.ru/wuxMV.jpg
          Любовь Шевцова

Оставшись одна, потеряв надежду на встречу с командиром и членами группы, Люба ушла домой в г. Краснодон, оставив условную записку для Кузьмина. Однако, тот, как оказалось, выехал вместе с женой в Новопсковский район, где и проживал до освобождения города от немцев. Таким образом, Л. Шевцова оказалась в оккупированном Краснодоне в кругу своих сверстников и окунулась в работу подпольной организации «Молодая гвардия». Но, следуя чувству долга и верности, присяге партизана, данной в школе НКВД, она каждый месяц по несколько раз приходила в г. Ворошиловград, пытаясь найти Кузьмина. Однако попытки не увенчались успехом. Не обнаружил Кузьмина в условленных местах и посланный из центра связной Михайлов, который был выброшен на парашюте в районе Ворошиловграда. Уже после освобождения области, анализируя причины бездействия и провалов советских разведчиков, оставленных на оккупированной территории, чекисты установили, что многие из них были преданы Шпаком – выпускником Ворошиловградской спецшколы, переметнувшимся на сторону врага. За Л. Шевцовой, как и за другими нашими разведчиками, охотилась агентура немецкой контрразведки. Вот почему после ареста 1 января 1943 г. как члена штаба «Молодой гвардии» Любовь Шевцову сразу увезли в Ворошиловград. Однако, в силу отсутствия прямых улик (мать уничтожила все бумаги по просьбе Любы и произведенный обыск ничего не дал) доказать причастность ее к советской разведке немцам не удалось и ее отправили в гестапо г. Ровеньки, занимавшегося подпольной организацией «Молодая Гвардия».

Выпускником Ворошиловградской спецшколы был и Владимир Седашов, который стал одним из лучших радистов Штаба партизанского движения. В январе 1943 г. В. Седашов в составе организационной группы был заброшен в тыл врага для организации партизанского движения в лесах Житомирской области. Группа состояла из 8 человек, шестеро из которых были ворошиловградцами: начальник штаба Павел Голдобин, заместитель командира по разведке Федосей Задорожний, разведчики Виктор Цитович, Иван Мороз, радисты Владимир Седашов и Василий Гончаров. Командиром группы был назначен Андрей Грабчак, а комиссаром - Николай Подкорытов.

http://s3.uploads.ru/HKGa2.jpg http://s3.uploads.ru/SGA3n.jpg http://s3.uploads.ru/gcuT4.jpg
            Цитович В.А.                                     Сиренко Г.М.                                Михайличенко Н.П.

К этому времени все они имели значительный боевой опыт и прошли партизанскую закалку.

Достойно несли славу Ворошиловградской земли: Ф. Задорожний – родной брат участника антифашистского подполья, казненного в 1942 г. фашистами в Беловодском районе, Виктор Цитович – оперуполномоченный Управления милиции г. Ворошиловграда, сын А. Цитовича, известного участника революционного движения в г. Луганске и гражданской войны.

Со временем группа выросла в большое партизанское соединение. Во многих боевых операциях принимали участие наши ворошиловградцы. Одной из таких операций был подрыв фашистского поезда на участке железной дороги Ракитно-Коростень, при крушении которого уничтожены 2 паровоза и 10 вагонов. В дальнейшем деморализованный противник отказался от эксплуатации этого участка пути. Взрывы на железной дороге под Олевском уничтожили много эшелонов с живой силой и техникой врага. Готовились партизаны взорвать и мост возле самого города. Задача была непростой, так как охрана моста осуществлялась днем и ночью; были построены доты, а две линейные команды по 90 солдат каждая, раскатывали на бронедрезинах от Олевска до станции Пояски. Взорвать мост надо было во чтобы то ни стало, так как через него фашисты перевозили резервы своих войск, сражающихся на Курской дуге. После долгих раздумий было решено похитить у фашистов авиабомбы (по 100 кг каждая), изготовить в отряде дрезину и установить на нее эти бомбы со взрывным устройством. Взрыв моста стал своеобразным подарком партизан к годовщине Октябрьской революции. Из шести ворошиловградцев, вылетевших в тыл врага на ответственное задание в январе 1943 г., трое не вернулись домой. В г. Олевске Житомирской области на памятнике в честь героев-партизан ныне высечены имена Виктора Цитовича, Ивана Мороза, Владимира Седашова, отдавших жизнь за свою Родину.

Руководство УНКВД и Управления милиции по Ворошиловградской области по заданию Украинского штаба партизанского движения активно готовило на случай оккупации силы сопротивления на территории области. Четвёртый отдел УНКВД занимался непосредственной разработкой системы ведения партизанской борьбы с учетом географического положения населенных пунктов, а также разработкой штатов и их комплектованием. Упор был сделан на проверенные кадры, преимущественно имеющие опыт чекистской или милицейской работы, а также – партийно-хозяйственный актив. Решающая роль в подборе кадров была за партийными организациями и комитетами.

Первые партизанские отряды были сформированы в ноябре 1941 г. Руководителями отрядов были назначены: начальник Лозно-Александровского РОМ Геращенко И.К., бывший начальник Сватовского РОМ Бондарев М.И., Быкадоров В.И. – инспектор Ивановского
района; Сиренко Г.М. - работник милиции Серговского РОМ; Михайличенко Н.П. – работник Попаснянского депо и другие.

Одновременно создавалась материальная и продовольственная базы партизанских отрядов. Однако, стабилизация боевой обстановки и приостановление дальнейшего продвижения немцев на Миус-фронте, стали причиной того, что некоторые партизанские отряды, за исключением Попаснянского (Кагановичского) и Серговского (Кадиевского), командирами которых были Михайличенко и Сиренко, не были введены в боевые действия. Многие, из назначенных в состав отрядов, партизаны были призваны в Красную Армию, и партизанские отряды фактически распались. Но работа по укреплению партизанского движения со стороны УНКВД продолжалась.

Действующие партизанские отряды много сделали для сдерживания наступающего противника.

Так, первым встретил прорвавшиеся к г. Попасная немецкие войска, местный партизанский отряд, который первоначально состоял из 10 сотрудников милиции и 17 бойцов истребительного батальона. В первом же бою, 16 ноября 1941 г., погибли работники милиции И.П. Шевченко., П. Шияненко и 6 бойцов батальона. Причиной бытрого нападения немцев на партизанский отряд стало предательство одного из бойцов отряда. Отойдя с боем на левый берег реки Северский Донец, отряд соединился с частями Красной Армии. После 24.11.1941 г. он вновь участвовал в боях по заданию командования Красной Армии. Вскоре отряд прекратил свое существование, так как в ходе боевых операций многие члены отряда были убиты, ранены и захвачены немцами. Командир отряда Н.П. Михайличенко, раненый в бою в феврале 1942 г., после излечения в госпитале, в апреле 1942 г. вместе с остатками своего отряда вошел в формируемый в г. Ворошиловграде партизанский отряд, командиром которого был назначен Я.И. Сиворонов.

http://s3.uploads.ru/1JZdB.jpg
           Сиворонов Я. И.

Сиворонов Яков Иванович 1912 г. рождения, в органах НКВД с 1939 г., оперуполномоченный ГО НКВД г. Кривой Рог. С оккупацией г. Кривого Рога он был откомандирован в УНКВД Ворошиловградской области, с сентября 1941 г. - оперуполномоченный IV отдела УНКВД. Сиворонов Я.И., обладая военной выучкой (в 1934 г. он окончил школу среднего начсостава) и опытом политической работы (в 1939 г. – заведовал отделом горкома комсомола г. Днепропетровска) принимал непосредственное участие в подготовке бойцов и партизан, занимался переброской партизанских отрядов и агентуры в тыл противника. Порученное дело выполнял добросовестно, проявляя инициативу и находчивость.

25 апреля 1942 г. приказом УНКВД по Ворошиловградской облоасти был сформирован партизанский отряд в составе 76 человек. Командиром отряда был назначен Сиворонов Я.И., комиссаром – Макаров Е.Ф. (оперуполномоченный 4-го отдела УНКВД, также прибывший из органов милиции Днепропетровской области). Начальником штаба, как имеющий боевой партизанский опыт, был утвержден Михайличенко Н.П. Вначале планировалась переброска отряда в тыл врага. 13 июля 1942 г. отряд был передан из органов НКВД в НКО и обеспечен всем необходимым, но перебросить отряд за линию фронта самолетами не удалось. Было принято решение о его базировании на левом берегу Северского Донца в районе станции Кондрашовка.

Перед отрядом ставились задачи: сковать силы противника на территории Ворошиловградской области, нанести ему ощутимые потери в живой силе и технике, бороться с предателями советской власти, укреплять моральный дух местных жителей.

15 июля 1942 г. отряд оказался на оккупированной территории. За время боевой деятельности в тылу противника на территории Станично-Луганского, Славяносербского, Кременского районов и Сталинской области отряд осуществил 37 боевых операций, в результате которых было уничтожено 657 чел. противника, в т.ч. 13 полицейских, 6 автомашин, 1 бронемашина, более 4 км телефонно-телеграфного кабеля, пущен под откос железнодорожный эшелон, добыто большое количество оружия и боеприпасов, а также лошадей, быков, повозок и другого имущества. Отряд Сиворонова Я.И. стал своего рода аккумулирующим для других, действовавших разрозненно небольших партизанских отрядов и групп.

http://s3.uploads.ru/0QeS2.jpg
Партизаны в районе г. Кременное

К концу августа 1942 г. к отряду присоединились партизанские группы, действовавшие на территории области, Подтирайло Е.А., Агафонова М.Е., Мележика К.Д., Ищенко Г.А. и группа бойцов-окруженцев РККА во главе с командиром 2-го батальона 410 с.п. 102-ой стрелковой дивизии 37-ой армии капитаном Хайрудиновым. Отряд оттянул на себя большие силы немцев в Кременских лесах. В течение октября-декабря 1942 г. отряд вел бои с карательными отрядами численностью до 500 человек, нанося им ощутимые потери. Действия партизан по уничтожению немцев и полицаев с радостью воспринималось населением, вселяли в них уверенность в скорейшем освобождении.

http://s3.uploads.ru/NVy9U.jpg
Бойцы соединения “Грозный”

Партизанами Сиворонова были уничтожены: инспектор полиции, немецкий комендант г. Рубежное капитан Бауман и предатели – бухгалтер-инструктор райземуправления, работник Рубежанского гестапо Ромашев. Благодаря захваченным документам удалось спасти от уничтожения свыше 100 человек партработников и актива. Только в одном бою у сел Суровцовка и Гнилая Балка Кременского района, отряд уничтожил 134 вражеских солдата и сжег 2 автомашины. В селе Серебрянка Сталинской области было разгромлено полицейское управление, 2 полицая убиты, 4 взяты в плен.

http://s3.uploads.ru/MlFmD.jpg
Руководящий состав соединения «Грозный» (слева на право: помощник командира по разведке Н.Т. Тимофеенко, комисар Н.П. Михайличенко, начальник штаба Г.П. Примаков и командир соединения Я.И. Сиворонов )

С января 1943 г., после подхода Красной Армии, отряд Сиворонова выполнял отдельные задания в прифронтовой полосе, а в конце июля 1943 г. из состава отряда была сформирована группа оперативных работников, которую 2 августа 1943 г. перебросили самолетами в тыл врага, с заданием парализовать железнодорожный транспорт на Правобережьи Украины. Район дислокации был выбран на запад от
г. Черкассы, где Украинским штабом партизанского движения уже были сконцентрированы 10 организационно-партизанских групп, и которые стали основой партизанского соединения «Грозный». Командиром соединения был назначен Сиворонов Я.И., комиссаром Михайличенко Н.П., начальником штаба Примаков Г.П. В ноябре 1943 г. численность соединения достигла более 860 человек. Отрядами соединения были проведены 71 боевая операция, уничтожены 2 танка, 17 автомашин, 63 склада; взорвано – 21 эшелон, 2 железнодорожных и 5 шоссейных мостов. После встречи с частями Красной Армии, 11 ноября 1943 г. соединение было расформировано.

http://s3.uploads.ru/l2XxN.jpg http://s3.uploads.ru/aQCP6.jpg http://s3.uploads.ru/Jr2gx.jpg
           Быкадоров В.И.                              Пшечук С.В.                                         Орлов И.С.

В партизанском движении участвовало много сотрудников милиции. Например, заместитель начальника штаба местной противовоздушной обороны г. Ворошиловграда В.И. Быкадоров с июля 1942 г. возглавлял Ивановский партизанский отряд, который объединял 38 человек. За три месяца боевых действий отряд провел несколько успешных операций по ликвидации живой силы противника, полицейских. В сентябре 1942 г. партизаны заминировали и подорвали железнодорожный путь и дрезину у станции Штеровка, движение поездов было прервано на 14 часов. В октябре 1942 г. отряд заминировал железную дорогу на перегоне Колпаково-Штеровка. Взрывом были уничтожены 2 платформы, а движение поездов остановлено на сутки. Немцы и полицейские начали преследование отряда. После нескольких боев, 16 октября 1942 г. отряд был окружен в районе с. Малониколаевка. В результате боя 6 партизан погибло и 3 было ранено. Оставшиеся в живых, потеряв связь между собой, скрылись. Раненых немцы привезли в пос. Ивановку, где их пытали, а затем расстреляли. В Краснолучской тюрьме после долгих пыток был расстрелян командир одной из групп отряда И.В. Пацюк.

Война разбросала Ворошиловградских милиционеров по всему Советскому Союзу. Горя желанием скорейшего приближения победы над фашистами, милиционер 1-го отделения милиции г. Ворошиловграда С.В. Пшечук, прикомандированный, в связи с эвакуацией, к управлению милиции Ставропольского края, вместе с местными сотрудниками сражался в партизанском отряде. 25 декабря 1942 г. он был арестован немецкими властями, 7 суток его держали в полиции, а после пыток и истязаний расстрели.

11 февраля 1943 г. был расстрелян немцами, как партизан, милиционер Свердловского РОМ И.С. Орлов.

В партизанском отряде Г.Ф. Кононенко, действовавшем в г. Кадиевке, воевали и сотрудники милиции. Отрядом было осуществлено 32 боевые операции, сожжен немецкий продовольственный склад, выведена из строя Кадиевская электростанция, взорвана водокачка, сожжен молокозавод, уничтожено свыше 20 немецких солдат, выпущено 100 листовок.

Всего на территории области за период с 17 июля 1942 г. по сентябрь 1943 г. действиями партизанских отрядов было:

убито вражеских солдат и офицеров 2461 чел;
ранено свыше 770 вражеских солдат и полицейских;
взято в плен 904 чел;
уничтожено: самолетов – 2, танков – 1, автомашин – 27, складов с боеприпасами и продовольствием – 5, зерна – 1500т, горючего – 300т, тракторов – 57, взорвано мостов – 15, полотно железной дороги подрывалось 29 раз.
По-разному сложилась судьба многих сотрудников милиции, которые по различным причинам не были мобилизованы в Красную Армию, спецподразделения и кому не пришлось воевать в партизанских отрядах. Как правило, они до последнего часа, перед вступлением фашистских войск, выполняли свою работу; часто действуя по велению долга, они последними, под вражескими пулями и снарядами, покидали территорию городов и районов, погрузив на конные повозки нехитрое милицейское имущество. Но главная задача – не оставлять врагу того, что могло быть им использовано, выполнялось до конца. Все, что не было вывезено, уничтожалось. Затем работники милиции поступали в распоряжение других местных НКВД.

Учитывая важность восстановления советской власти на бывших оккупированных территориях, Государственный Комитет Обороны шел на то, чтобы возвратить на освобожденные территории бывших работников милиции, находившихся в партизанских отрядах и действующей армии.

На работу в милицию в этот период было направлено и много военнослужащих действующей армии, которые по состоянию здоровья, после ранения или контузии переводились в запас. Из них, в основном, и шло комплектование милицейских подразделений области в 1943-1944 годы.

Задачи, которые ставились перед органами НКВД и милицией на бывших оккупированных территориях, были еще более сложными, чем перед оккупацией. В первую очередь нужно было очистить территорию области от оставшихся предателей, лиц, сотрудничавших с оккупационными властями, шпионов. Восстановление органов правопорядка шло по такой схеме: вместе с частями Красной Армии в освобожденные районы вступали оперативные группы НКВД. По своему организационному составу они строились: 1,2,3 группы - управление, 4-я – ЭКО, 5-я – 4 отдел, с 6 по 9 группы – спецотделы, 10-я – секретариат, 11-я – отдел кадров, 12-я – административно-хозяйственное управление, 13-я - МПВО, 14-я – управление пожарной охраны, 15-я – тюремное управление, 16-я – милиция.

Кроме своих функциональных обязанностей работники милиции занимались фильтрацией лиц, перемещающихся по территории области; оперативная группа обеспечивала сохранность имущества, оставленного фашистами; организовывала наружную службу, пресекала беспорядки в городе; организовывала сбор и изъятие оружия, взрывчатых веществ, в т.ч. и у граждан. Для охраны общественного порядка на улицах выставлялись наружные посты, под охрану милицией брались государственные учреждения и предприятия. Работники милиции организовывали детские приемники-распределители, оказывали помощь в восстановлении транспорта, связи, заводов, больниц и т.д.

Выполняя постановление ЦК ВКП(б) «О работе чрезвычайно-государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков» от 5.03.1943 г. и приказ НКВД СССР №001683 «Об оперативно-чекистском обслуживании местностей, освобожденных от противника» от 12.10.1941 г., милиция изучала и докладывала вышестоящим организациям о состоянии территории к моменту вступления на нее советских частей. В докладах отражалось состояние населенных пунктов по их внешнему виду, количество в них оставшегося населения, сколько выявлено и арестовано полицейских и других пособников врага, наличие посевов зерновых культур и их состояние.

Органами советской власти нашей области при активной помощи работников милиции было подсчитано, что за время оккупации немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками разрушено, сожжено и уничтожено 847 школ, 30 техникумов, 4 института, 463 библиотеки (полностью), 792 клуба, 4 драмтеатра, 313 кинотеатров, 17 дворцов культуры, 2 областных музея. Общая сумма ущерба по всем культурно-просветительным учреждениям составила 3019743 тыс. рублей. Здравоохранению области был нанесен ущерб - 115,7 млн. рублей. Разрушено полностью 24 больницы и амбулатории, 25 детских яслей, 12149 жилых домов; угнано 13560 голов коров, 171 быков, 316 лошадей; вывезено 1.977.100 кг зерна. Общее количество расстрелянных и замученных граждан Ворошиловграда составило 8 тыс. чел. Общий ущерб народному хозяйству области составил 17.420.206.900 руб.

Человек долга.
Рассказ о начальнике Белолуцкого райотдела милиции Иване Геращенко

http://s3.uploads.ru/7jCJN.jpg
       И. Геращенко

Геращенко Иван Кузьмич родился 31 декабря 1905 г. в г. Бахмут Екатеринославской губернии (в настоящее время г. Артёмовск Донецкой области). Отец его, Кузьма Захарович, до и после революции имел пару лошадей, пролётку, работал извозчиком в г. Бахмут. Мать, Геращенко Татьяна Демьяновна, была домохозяйкой. Семья Геращенко была большая: две дочери – Анна и Марфа и четыре сына – Емельян, Дмитрий, Василий и Иван. Иван закончил 9 классов сельской школы. Детство его было нелёгким. Когда Ивану исполнилось 14 лет, он начал работать батраком у кулаков. Затем работал и чернорабочим на скотобойне, и при заготконторе «Хлебопродукт» г. Бахмут, и забойщиком глины на карьерах Часов-Яра.

В сентябре 1927 г. Геращенко был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию, где он окончил полковую школу младшего комсостава при 239-ом стрелковом полку 80-ой дивизии им. Донбасса в г. Славянске. По приказу командования был отправлен в г. Харьков, в 34-ю стрелковую роту местных войск, где служил в должности командира отделения. В августе 1929 г. Иван Кузьмич был демобилизован домой по состоянию здоровья. По приезду домой он поступил работать в органы Рабоче-Крестьянской милиции и вся его дальнейшая трудовая биография связана только с милицией.

С 1929 г. по 1930 г. Геращенко работал милиционером проммилиции Лисичанского райотдела, с 1930 г. – участковым уполномоченным.

В 1932 г. – учился в школе начсостава милиции им. Чубаря в г. Киеве.

После её окончания был направлен на работу в Менский райотдел НКВД Черниговской области на должность помощника оперуполномоченного. В 1933 г. был переведён в Луганскую область на должность помощника оперуполномоченного отделения уголовного розыска Лисичанского райотдела НКВД.

С 1939 г. и до 1942 г. Иван Кузьмич работал начальником Лозно-Александровского райотдела милиции Луганской области. Он был человеком выдержанным, энергичным, смелым и решительным. В 1939 г. Геращенко выявил вооружённую банду грабителей, состоявшую из 5 человек, которые были задержаны и осуждены на разные сроки.

Он уделял много внимания своим подчинённым: заботился об их бытовых условиях, улучшении их жизни, об обеспечении их земельными наделами и посевным материалом.

Во время войны семья Геращенко была эвакуирована в тыл – в г. Усть-Каменогорск Казахской ССР. А Иван Кузьмич был направлен оперуполномоченным уголовного розыска в г. Сталинград, где приобрёл большой опыт оперативно-следственной работы.

В деле проявил себя, как волевой, смелый работник. В проводимых оперативно-следственных мероприятиях Геращенко проявлял инициативу, находчивость, смекалку, самоотверженность.

Иван Геращенко после освобождения территории Ворошиловградской области от немецких оккупантов вновь был направлен на Ворошиловградщину – назначение начальником милиции первого населённого пункта, освобождённого от фашистов на Украине – пгт. Меловое состоялось ещё до того, как произошло само освобождение. Он шёл в первых рядах освободителей.

В декабре 1942 г. был назначен начальником райотдела милиции Меловского района, в августе 1943 г. – начальником райотдела НКВД Свердловского района.

За 1944 -1945 гг. под руководством Геращенко в районе ликвидировано: 4 бандгруппы численностью в 16 человек, задержано 35 человек дезертиров Красной Армии. Как начальник, Иван Кузьмич проделал значительную работу по борьбе с расхитителями социалистической собственности, по борьбе с хулиганством и другими преступлениями.

В феврале 1945 г. Иван Геращенко был назначен начальником Марковского райотдела НКВД Ворошиловградской области. Он повседневно занимался оперативным розыском уголовников, сбежавших из мест заключения и проживающих на нелегальном положении. За 5 месяцев 1950 г. было задержано 4 человека беглецов, которые были привлечены к уголовной ответственности.

В связи с реорганизацией райорганов МВД, в январе 1951 г. Иван Кузьмич был назначен начальником Белолуцкого райотделения милиции МГБ Ворошиловградской области. Проработал в этой должности 8 лет. Это, если посчитать, был пятый отдел милиции, который он
возглавил, отдавая свой долг Родине.

За этот период Геращенко провёл большую работу по очистке района от преступников. А в колхозах, МТС, совхозах и культурно-просветительских учреждениях было проведено ряд профилактических мероприятий и обследований в противопожарном отношении. В 50 колхозах были организованы добровольные пожарные дружины из местного населения и организовано их постоянное дежурство.

Иван Кузьмич пользовался большим авторитетом среди сотрудников райотдела милиции и населения района. Обладал организаторскими способностями, своим личным примером мобилизовал личный состав на борьбу с преступностью.

В его райотделении была 100% раскрываемость преступлений. Наряду с выполнением своей основной работы Геращенко принимал активное участие в общественной жизни района. Неоднократно избирался депутатом районного Совета депутатов трудящихся.

В сентябре 1958 г. он был уволен в запас в звании майора.

За доблестную и безупречную службу в органах МВД Иван Кузьмич Геращенко был награждён правительственными наградами: орденом Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «30 лет Советской Армии и Флота», «За доблестный труд».

http://www.lugmia.gov.ua/museum/static/ … 5_gg..html

0

2

День Добрый!

Правильно ли я понял что данная статья предоставлена музеем МВД Луганска?
К кому можно обратиться, очень хотелось бы знать информацию о Борисове Н.И.( второй абзац после фото г.Луганск Красная площадь 1942)?

0


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны. » Милиция Ворошиловградщины в годы Великой Отечественной войны.