Кстати, в журнале "Вестник онлайн" Номер 15(274) 17 июля 2001 г., есть очень интересный материал по А.М. Дижбиту:
Надежда КРАМОВА Бостон. Мы еще встретимся:

vestnik.com/issues/2001/0717/koi/kramova.htm

Фрагмент из воспоминаний:
"Я прошла по коридору мимо пустых купе и юркнула в последнее. Поезд стоял, он стоял долго, и мне казалось, что скамейка подо мной раскаляется. Теперь дома уже, конечно, знают, вокзал прочесывают, могут добраться и до этого состава... Наконец, в коридоре раздались голоса, шаги... В купе вошел военный, в проеме двери обри-совалась высокая фигура. Он не сел, а плюхнулся на про-тивоположную скамью, как беспредельно усталый человек, не заметив меня в темноте. Я пыталась не дышать, молясь, чтобы поезд, наконец, тронулся. Но поезд стоял.
Военный внезапно выпрямился и наклонился в мою сторону.
- Кто здесь?
Я молчала. Он слегка отодвинул штору и увидел меня, вдавившуюся в угол.
- Кто вы? Кто вас впустил?
Он вскочил, вышел в коридор и окликнул часового. Сейчас меня высадят. Господи, сейчас меня высадят ... И в этот момент поезд тронулся.
Военный вернулся в купе и резко поднял штору. Он был не в обычной шинели, а в черной блестящей коже, перетянутый крест-накрест ремнями, и, вероятно, поэтому облик его показался мне устрашающим. Не глядя на меня, он снял пояс с пристегнутой кобурой, вынул из кобуры револьвер и положил его на столик. Потом, взглянув на меня, вложил револьвер обратно в кобуру.
- Солдат сказал, что у вас пропуск. Покажите.
Я протянула вспотевшую вместе со мной бумажку.
- Странно, - сказал он, - здесь почему-то нет моей под-писи.
Меня словно ударило ребром ладони по горлу.
- Вы... вы... это вы... Дижбит? А.М.?
- Именно - А.М.- усмехнулся он. - А еще какие документы у вас есть?
- Командировка. Вот...
Он поднес бланк к окну и посмотрел его на свет.
- Это липа?
- Да, - тихо подтвердила я.
- Кто подделал печать? Вы?
- Да, - еще тише выдохнула я.
И тут он впервые посмотрел мне прямо в лицо. Глаза его, светлые, серовато-голубые с черной окантовкой, точно прикнопили меня к стене.
….
Я сняла сапоги, легла поверх одеяла и накрылась пальто. Дижбит сел за стол и уткнулся в ворох бумаг. Я впервые могла украдкой рассмотреть его лицо. Трудно описывать лицо человека, если в нем нет никаких изъянов. Дижбит был похож на плакатного витязя скандинава - белокур, светлоглаз, красив. Он был, вероятно, моложе, чем вы-глядел сейчас от усталости и борьбы с одолевающим его сном. Я присела на кровати.
- Ложитесь, а я посижу.
Поймав его недоуменный взгляд, я поспешно продолжала:
- Понимаю, вы на это не согласитесь. Тогда... ложитесь тоже, я подвинусь. Это же несправедливо, что вы из-за меня так маетесь.
- Я не сплю уже третьи сутки, - словно оправдываясь, сказал он, посмотрев на разбросанные бумаги. - Я, пожа-луй, действительно прилягу - все равно ничего не выхо-дит. Спасибо вам, - он вдруг впервые улыбнулся. ***".

Что интересно - автор далеко не патриотка советской власти. Однако, насколько искренна.

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/