Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Органы транспортной безопасности. » Жандармские полицейские управления железных дорог буржуазного периода


Жандармские полицейские управления железных дорог буржуазного периода

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

История транспортной полиции России до 1919 года
В первых числах января 1867 года последовал Приказ № 6 по корпусу жандармов, значительно расширяющий права и обязанности ЖПУ ж/д. 16 марта 1867 года Величайшим повелением были утверждены структура и штаты Жандармских полицейских управлений железных дорог. С этой даты можно говорить о жандармской железнодорожной полиции как о самостоятельном институте обеспечения правопорядка на железнодорожном транспорте. Вследствие бурного развития железнодорожной сети ЖПУ железных дорог к началу XX века стали самыми крупными подразделениями корпуса жандармов, превзойдя по численности личного состава все остальные части корпуса вместе взятые. Основной задачей жандармской железнодорожной полиции считалась борьба с хищениями грузов на железной дороге и предотвращение транспортных происшествий. В своей деятельности транспортная жандармерия руководствовалась и наблюдала за исполнением «Полицейских железнодорожных правил». Этот акт определял весь порядок работы железных дорог – от формирования поездов до способа подачи аварийных сигналов. Поэтому жандармы следили за исправностью пути, чистотой на перронах, правильностью составления грузовой документации, сохранностью пломб на дверях вагонов, имели право отстранить от работы поездную бригаду в случае ее нетрезвости и так далее. Словом, представляли собой как бы вторую администрацию дороги.
Интересно, что в 1910 году для чинов железнодорожной жандармерии была даже издана специальная брошюра с описанием способов и методов хищения грузов. В ней давались практические рекомендации по предупреждению и раскрытию замаскированных хищений. Авторами этого издания обращалось внимание полицейских и жандармов на то, что в подобных преступлениях почти всегда участвуют служащие железной дороги, и они должны включаться в число подозреваемых в первую очередь.

Во главе ЖПУ ж/д стояли начальники на правах командиров полков в чине генерал-майоров или полковников, назначались они приказами по Отдельному корпусу жандармов. Личный состав жандармерии состоял главным образом из офицеров и унтер-офицеров. Рядовых почти не было, так как младшие чины комплектовались преимущественно из прошедших сверхсрочную службу в кавалерийских частях – жандармы считались принадлежащими к кавалерии. Офицерский состав имел военные кавалерийские звания: корнет вместо подпоручика, штабс-ротмистр вместо капитана. Среди унтер-офицерского состава также было кавалерийское звание: вахмистр вместо фельдфебеля.
Комплектование офицерского состава осуществлялось преимущественно офицерами гвардейской кавалерии, вынужденными уйти из полка по тем или иным причинам. Переход гвардейца-офицера в жандармерию обычно был связан с необходимостью замять ту или иную некрасивую историю, в которой он был замешан, или с отсутствием у него достаточных средств для продвижения по дорогостоящей службе в гвардии: жандармы получали оклады значительно выше, чем офицеры в полках, а, кроме того, в их распоряжении находились различные специальные ассигнования, о трате которых отчета не требовалось.
Переходя на службу в жандармерию, офицер формально числился на военной службе, но обратного пути в полк у него уже не было. Несмотря на все могущество жандармерии – самого доверенного и всесильного аппарата царской власти, жандармский офицер оказывался вне общества, к которому принадлежал по рождению и прежней службе в армии. Жандармов не только боялись, но и презирали, прежде всего, те круги – аристократия, высшая чиновничья власть, офицерство – защиту социальных и имущественных интересов которых и обеспечивала жандармерия.
По свидетельству современников, в структуре МВД Российской империи и Департамента полиции жандармская железнодорожная полиция была самым дисциплинированным и профессионально подготовленным подразделением. Из своего гвардейского прошлого жандармские офицеры брали внешний лоск и щеголеватость, отличавшие их от полицейских. Отличительный вид придавала им и форма, по крою схожая с гвардейскими мундирами. 
Повседневной формой жандарма был китель обычного кавалерийского типа с треугольными обшлагами. На нем серебряные погоны с красным кантом и голубым просветом. При высоких сапогах носили серые с красным кантом суженки или полугалифе. Со штиблетами – брюки навыпуск. На сапогах и штиблетах обязательно были шпоры, на штиблетах – накаблучные, винтовые, без ремня. Жандармские офицеры носили фуражки с темно-синим околышем и голубой тульей. Голубой цвет был особого бирюзового оттенка, который так и назывался «голубой жандармский». Канты на фуражке – красные, кокарда обычная офицерская. У унтер-офицеров жандармерии фуражки были той же расцветки, как у офицеров, но с солдатской кокардой. Отличительным признаком жандармской формы были аксельбанты на правом плече – в военных частях аксельбанты носили только адъютанты.
Как и кавалеристы, все жандармы носили кавалерийские шашки и темляки, а в парадных случаях – изогнутые палаши в никелированных ножнах. Жандармские офицеры почти никогда не снимали знаки кадетских корпусов, юнкерских училищ и знаки своих бывших полков. Часто щеголяли в браслетах из цепочки со срезанными плоскими звеньями.
Каждодневную форму жандарма составляли: гимнастерка общевоенного типа с застежкой из четырех пуговиц на левую сторону, погоны на гимнастерке – красные с голубым кантом, серые брюки – суженки, сапоги со шпорами, ремень затяжной с пряжкой на один зубец, красные шерстяные аксельбанты с медными наконечниками на правом плече.
Вооружались жандармы кроме кавалерийских шашек на коричневой перевязи также наганом или револьвером «Смит и Вессон». Револьвер в черной кобуре висел на поясе, прикрепленный к красному шерстяному шейному шнурку. Шинель у жандармов была общекавалерийского образца с петлями как у офицеров. Она имела один ряд фальшивых пуговиц и застегивалась на крючки.
Так как жандармский состав вербовался из унтер-офицеров – сверхсрочников, то возраст его колебался от тридцати до пятидесяти лет. Станционные жандармы несли караульную службу на вокзалах и пристанях, другие производили аресты и конвоировали арестованных. На политических процессах жандармы стояли в карауле у скамьи подсудимых. В отличие от городовых жандармы не несли дежурство на постах, а появлялись на городских улицах лишь в исключительных случаях, обычно в конном строю с винтовками через плечо.
Форма обращения, существовавшая в жандармских подразделениях, как и в царской армии, подчеркивала ее классовый характер. Все вышестоящие чины от ефрейтора до генерала обращались к солдату на «ты» и называли его «рядовой» или по фамилии. Солдат должен был обращаться на «вы» к военнослужащим в звании унтер-офицера и выше и говорить «господин ефрейтор», «господин унтер-офицер». К офицерам – от прапорщика до капитана включительно – обращались со словами «ваше благородие», к подполковникам и полковникам «ваше высокоблагородие», к генерал-майорам и генерал-лейтенантам «ваше превосходительство», к полным генералам – от инфантерии, артиллерии, кавалерии, инженер-генералам – «ваше высокопревосходительство».
Офицеры к унтер-офицерскому составу обращались на «ты» и по фамилии, часто не упоминая звания, если же упоминали звание, то без фамилии. Ни солдатам, ни унтер-офицерам офицеры, тем более генералы, руки не подавали. В то же время к вольноопределяющимся – выходцам из привилегированных классов дворянства и купечества – обращались «господин вольноопределяющийся» и на «вы». Также на «вы» и «господин» обращались к юнкерам и кадетам – будущим офицерам.
Офицеры высшие и низшие по чину обращались друг к другу одинаково «господин поручик», «господин капитан», «господин полковник». К генералам офицеры обращались с титулом «ваше превосходительство» или «ваше высокопревосходительство». Форма «господин генерал» не употреблялась. В обращении генералов друг к другу также употреблялось титулование. Если офицер или генерал имел графский или княжеский титул, то подчиненные обращались к ним по титулу «ваше сиятельство», «ваша светлость». Начальник же обращался к ним «граф» или «князь». 

В июне 1867 года в России впервые была образована речная полиция, ставшая частью системы наружной полиции. Как особый орган для патрулирования на водных пространствах столицы империи – Санкт-Петербурга, она наводила порядок в размещении и следовании судов, а также боролась с воровством и пожарами на воде.

Законом от 19 мая 1871 года был закреплен порядок действия чинов жандармских полицейских управлений железных дорог по расследованию преступлений и «проступков общего характера» в подведомственных районах. Вплоть до 1906 года ЖПУ железных дорог не принимали непосредственного участия в производстве дознаний по государственным преступлениям, в политическом сыске и наблюдении. В августе 1880 году могущественное Третье отделение упраздняется, а его функции передаются в Департамент государственной полиции МВД (с 1883 года – Департамент полиции МВД). Министр внутренних дел становится одновременно шефом Отдельного корпуса жандармов.

К концу ХIХ века строительство железных дорог приняло столь интенсивный характер, что стало не хватать рабочих. И тогда по решению правительства в марте 1894 года на строительство были направлены лица, отбывавшие наказание в местах лишения свободы. Вполне естественно, что эта категория лиц часто совершала преступления, а потому требовала к себе особого внимания со стороны полиции. Во многом благодаря усилиям осужденных была построена и сдана в эксплуатацию Транссибирская магистраль протяженностью свыше восьми тысяч километров.
В процессе дальнейшего развития в начале ХХ века общее руководство, или высшее «начальствование над отдельным корпусом жандармов» осуществлял Министр внутренних дел Российской Империи, являвшийся шефом жандармов. В рамках одной или нескольких железных дорог учреждались жандармские полицейские управления. В целом железнодорожная полиция решала задачи «охранения внешнего порядка, благочиния и общественной безопасности в районе действия жандармских полицейских управлений железных дорог» и защиты интересов железнодорожного транспорта от криминального воздействия посторонних лиц и от незаконных действий самих железнодорожников.

В 1903 году рассматривалось предложение о создании жандармской железнодорожной конно-полицейской стражи, но по финансовым соображениям от его реализации отказались. Зато некоторое распространение в последующие годы получило использование специально обученных сыскных собак, так называемых «собак-сыщиков».

Революционное движение 1905 года и его дальнейший рост, активная роль, которую сыграли железнодорожники и служащие в придании Октябрьской стачке всероссийского всеобщего характера, заставили правительство принять срочные меры и привлечь жандармских полицейских управлений железных дорог борьбе с революционными выступлениями. Приказом по Отдельному корпусу жандармов от 28 июля 1906 года № 14528 на чинов ЖПУ ж/д были возложены обязанности производства дознаний обо всех «преступных действиях» политического характера, совершенных в полосе отчуждения железных дорог. При производстве дознаний начальники жандармских полицейских управлений железных дорог подчинялись начальникам губернских жандармских управлений. В результате ЖПУ ж/д стали выполнять функции политической полиции. На железных дорогах был создан также секретно-агентурный надзор, что обязывало ЖПУ железных дорог иметь собственную агентуру.
http://vs.utmvd.ru/struktura/istoriya/i … t_policii/

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/

0

2

Любопытна белорусская дорожная история-быль. Суть ее вот в чем. Барановичские старожилы категорически утверждают, что писатель, гордость земли русской Лев Николаевич Толстой, проезжая в свое время через станцию Барановичи, написал жалобу на местных железнодорожников.
Потом, когда разобрались, выяснилось, что железнодорожники здесь ни при чем. Курьезный случай произошел по вине станционного жандарма.
Подошедший поезд стоял на путях, а блюститель порядка все время с подозрением приглядывался к благообразному старику с окладистой бородой в подпоясанной холщовой рубахе, по виду крестьянину, не понимая, что ему нужно на перроне среди «чистой публики». Но старик вел себя смирно, ничего не позволял лишнего, и жандарм, скрепя сердце, смирился.
Но вдруг заметил, что старик бодро направился к поезду. Да не куда-нибудь, а к вагонам первого класса. «Мужик, а туда же. Так дело не пойдет!» - возмутился жандарм и бросился следом. Старика догнали, когда тот по ступенькам поднимался в вагон.
- Куда прешь, борода?! Осади назад! Произошло бурное объяснение.
Старик (это был Лев Николаевич) был настолько возмущен действиями жандарма, что направился в здание вокзала, потребовал у дежурного книгу и изложил в ней свою жалобу-протест. И уехал в вагоне первого класса.

http://zanuda.offtopic.su/viewtopic.php?id=2648

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/

0

3

О! Таких историй с Львом Николаевичем было много! Один раз его чуть было не пустили в театр на собственную премьеру пьесы "Плоды посвящения". "Куда ты, дедушка?! Куда? Тут господа только ходят. Иди через чёрный ход". Но кто-то вышел из театра, кто знал Толстого и всё прояснил.  Другой случай: на перроне стоит барыня с кучей багажа, а носильщиков нет. Увидела старичка "крестьянина" и попросила вещи донести, пообещав заплатить четвертной. Толстой донёс, взял денежку и ушёл. А потом барыня увидела Толстого на литературном собрании, поняла как оплошала и долго извинялась и краснела.

0

4

И при всей своей простоте, его сиятельство граф, автор "исправленного" евангелия уехал первым классом ... А на бедолагу служивого, который, ко всем своим тяготам, был обязан постоянно пешком несколько верст пути обходить ... то есть физически не имел времени для чтения  литературных журналов, накатал таки обиженный граф телегу.
Вот же как он близок к народу, этот критик монархии, зеркало русской революции ...

Отредактировано Досмотровый (2013-07-28 23:00:23)

0

5

Досмотровый написал(а):

Вот же как он близок к народу, этот критик монархии, зеркало русской революции ...

Видимо, жандармов, Толстой не причислял к тому народу, к какому он был близок. Крестьяне, рабочие, это да, народ. А жандармы слуги режима, ИМХО, конечно. А потом, Досмотровый, сам же знаешь, у служивых не принято рассказывать о тяготах своей службы, разве только среди своих, а для посторонних застёгнуты на все пуговицы и всё у нас нормально! Потому многие думают, что вы все в шоколаде, и властью данной вам пользуетесь по своему усмотрению и творите что хотите, и сам чёрт вам не брат. А Толстой думаешь вникал? Военные ему были близки и понятны, а про слуг закона и порядка даже вспомнить не могу, чтобы как-то писал. Может я забыла, или не читала, но не припоминается. И потом, может я фантазирую, но вот военные, они командиры в армии, а полицейские имеют (при необходимости) власть над всеми, или почти всеми, и кого-то это, возможно, напрягает.

0


Вы здесь » От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни » Органы транспортной безопасности. » Жандармские полицейские управления железных дорог буржуазного периода