Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



АЛЕКСАНДР ДЮКОВ. Деятельность НКВД в Эстонии

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Фрагменты из работы: АЛЕКСАНДР ДЮКОВ
ЭСТОНСКИЙ МИФ О «СОВЕТСКОЙ ОККУПАЦИИ»

Борьба с памятью о Великой Отечественной войне в Эстонии ведется уже давно, однако в последний год эта борьба вышла на принципиально иной уровень. От слов официальный Таллин перешел к делу, к искоренению символов Великой Победы. 30 ноября 2006 года правительство Эстонии одобрило поправку в Уложение о наказаниях, согласно которой публичное использование и распространение символов «оккупационных режимов, связанных с разжиганием национальной розни подлежит наказанию». Таким образом, серп и молот были законодательно приравнены к свастике; символика спасшей мир от нацизма Красной Армии - к нацистской символике. Это был плевок в лицо каждому ветерану Великой Отечественной, каждому, чьи деды и прадеды воевали под красным знаменем, каждому, кому дорога память о Великой войне.

Этим плевком дело не ограничилось; 10 января 2007 года парламент Эстонии принял «Закон о защите воинских захоронений». Новый законодательный акт разрешал перезахоронения останков солдат, коль скоро они были изначально похоронены в «неподходящих местах». Ни для кого не являлось секретом, что новый закон был направлен прежде всего против главного символа Победы в Эстонии - памятника павшим при освобождении Таллина советским воинам. И действительно, 15 февраля парламент принял поправку к «Закону о защите воинских сооружений», согласно которой правительство в течение 30 дней после вступления в силу закона должно переместить из центра Таллина «Бронзового солдата». Закрепляя достигнутый успех, эстонский парламент в тот же день принял законопроект, согласно которому 22 сентября - день освобождения Таллина от нацистских оккупантов - было переименовано в день борьбы и сопротивления. Лапидарнее всего смысл переименования праздника охарактеризовал эстонский президент Тоомас Ильвас: оказывается, никакого освобождения Эстонии не было; в сентябре 1944 года «группа бандитов-нацистов была изгнана другой шайкой - советскими войсками».

Несмотря на протесты русской общины, «Бронзовый солдат» был выкорчеван из центра Таллина. Еще через некоторое время эстонские власти перешли от оскорбления памяти павших солдат к преследованию живых; прокуратура передала в суд уголовное дело против Героя Советского Союза, председателя Антифашистского комитета Арнольда Мери. В решении суда сомневаться не приходится; Герою Советского Союза грозит пожизненное заключение по обвинению в «геноциде».

Чем же обосновывается такая ненависть к памяти о Победе? Почему освобождение Таллина от нацистских войск теперь в современной Эстонии рассматривают как акт агрессии?
....
2. ОБСТАНОВКА В ЭСТОНИИ В 1944-1945 ГОДАХ

Теперь перейдем к рассмотрению концепции «геноцида». Прежде всего нам необходимо понять, насколько репрессивная деятельность органов НКВД - НКГБ ЭССР была обоснованной. В сегодняшнем Таллине пытаются сделать вид, что репрессии 1944-1945 годов были ужасающим и ничем не обоснованным террором против эстонского народа. Однако факты говорят об обратном.

В годы нацистской оккупации значительное число эстонцев сотрудничало с оккупационными властями, охраняло многочисленные концлагеря на территории республики и за ее пределами, участвовало в карательных операциях против населения России и Белоруссии, воевало против советских войск на фронте.

Масштабы поддержки, которую нацисты получили в Эстонии, не могут не поражать. Уже к концу 1941 года в созданные немцами отряды «самообороны» - «Омакайтсе» - добровольно вступило 43 757 человек9. Члены «Омакайтсе» участвовали в облавах на оказавшихся в окружении советских военнослужащих и партизан, арестовывали и передавали немецким властям «подозрительных лиц», несли охрану концлагерей, участвовали в массовых расстрелах евреев и коммунистов. Конечно, в определенной мере это было всего лишь желанием выслужиться перед новой властью; как отмечается в одном из документов «Омакайтсе», «с приближением немецких войск недовольный элемент города [Таллин] стал подымать голову. Это были такие лица, которые во время советской власти перешли в подполье и скрывались от мобилизации или же по другим различным причинам предпочитали прятаться, отчасти же и такие лица, которые, в общем, ни в чем не были уличены, но ввиду создавшегося нового положения считали выгодным выйти на улицу и присоединиться к группам «Омакайтсе»10. Не все члены «Омакайтсе» были замешаны в преступлениях, но готовность к сотрудничеству с врагом ими была выражена достаточно ясно.

Помимо «Омакайтсе», немецкими оккупационными властями были сформировано 26 эстонских батальонов «вспомогательной полиции» общей численностью около 10 тысяч человек11. Поистине страшную славу приобрели эстонские каратели в России и Белоруссии! Еще около 15 тысяч эстонцев воевали в 20-й эстонской дивизии войск СС12.

Учитывая масштабы сотрудничества эстонцев с нацистами, следовало ожидать, что после освобождения Эстонии советскими войсками в ней развернутся действительно массовые (и вполне обоснованные) репрессии - тем более что на территории республики действовали вооруженные формирования «лесных братьев». Документы НКВД ЭССР свидетельствуют, что активность националистических вооруженных формирований была достаточно высока:

«Вооруженными бандгруппами и бандодиночками совершаются налеты и теракты.

Деятельность бандитствующих элементов в основном проявляется:

а) в налетах на здания волисполкомов, конно-прокатных пунктов, на отдельные совхозы и местные предприятия;

б) в нападениях на конвой и на места временного содержания захваченных бандитов с целью освобождения их из-под стражи;

в) в убийствах советско-партийного актива деревни, сельских уполномоченных, бойцов истребительных батальонов, участковых уполномоченных милиции и других лиц, помогающих органам советской власти;

д) в убийствах новоземельников, получивших кулацкую землю, инвентарь и скот от советской власти, физического истребления членов их семей, разорения и уничтожения хозяйства;

г) в налетах с целью овладения оружием и боеприпасами;

е) в обстрелах из засады и убийствах проезжающих офицеров и бойцов Красной Армии, сотрудников НКВД-НКГБ, других должностных лиц и советских служащих»13.

Только в апреле-августе 1945 года НКВД ЭССР было зарегистрировано 201 подобное бандпроявление14.

Таким образом, после освобождения Эстонии от немецких оккупантов перед органами НКВД-НКГБ республики встали две основные задачи: разоблачение и наказание сотрудничавших с нацистами коллаборационистов, во-первых, и борьба с формированиями «лесных братьев», во-вторых.

3. РЕПРЕССИИ 1944-1945 ГОДОВ

Как мы уже видели, авторы «Белой книги» и Март Лаар единодушно утверждают, что в 1944-1945 годах было арестовано около 10 тысяч человек, «половина из которых умерла в течение двух первых тюремных лет». Посмотрим, соответствует ли это утверждение действительности.

Прежде всего обратимся к опубликованной российским историком Олегом Мозохиным статистике репрессивной деятельности органов НКГБ-МГБ. Согласно этим данным, в 1945 году НКГБ ЭССР было арестовано 6569 человек15.

Безусловно, эти данные не являются исчерпывающими. Во-первых, отсутствует информация о количестве арестованных в 1944 году. Во-вторых, приведенные О. Мозохиным данные - результат деятельности органов НКГБ-МГБ. Однако борьба с бандитизмом (в том числе с формированиями эстонских «лесных братьев») велась органами НКВД - МВД; естественно, что ее результаты учитывались отдельно.

Обращение к архивным документам Государственного архива РФ позволяет нам в определенной степени восполнить эти пробелы.

Вот данные о советских репрессиях в Эстонии в 1944 году:

Таблица 1

РЕЗУЛЬТАТЫ БОРЬБЫ С АНТИСОВЕТСКИМ ПОДПОЛЬЕМ И ВООРУЖЕННЫМИ БАНДАМИ В ЭССР С 1 ОКТЯБРЯ ПО 31 ДЕКАБРЯ 1944 г.16

Категория Всего задержано Кроме того, убито при задержании

Бандитов, нелегалов, активных членов «Омакайтсе», полицейских и других изменников Родины 356 9

Дезертиров Красной Армии 319

Уклонившихся от регистрации и мобилизации в Красную Армию 100

Бывших военнослужащих немецкой армии 620

Военнослужащих Красной Армии, перешедших на сторону противника и служивших у немцев 161

Прочих лиц 333

Всего: 1955 9

Как видим, непосредственно после освобождения Эстонии от немецких войск в республике было задержано около 2000 человек. Однако необходимо учитывать, что «задержано» не значит «арестовано». Например, в первом квартале 1945 года НКВД Эстонии было задержано 1991 человек, из которых арестовано - 806, легализовано - 230, передано в военкоматы - 569, в военную прокуратуру - 96, в органы НКГБ и ГУКР «СМЕРШ» - 47 и на фильтрацию в проверочные лагеря - 24317. Так что численность арестованных в 1944 году без особого риска ошибиться мы можем определить примерно в 1000 человек.

Теперь обратимся к данным о репрессивной деятельности органов НКВД ЭССР. К сожалению, мы не располагаем полной статистикой за 1945 год. В обнаруженных нами документах содержатся данные о деятельности НКВД ЭССР лишь с 1 января до 25 августа 1945 года (см. табл. 2).

Таблица 2

ИТОГИ АГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ НКВД ЭССР С 1 ЯНВАРЯ ПО 25 АВГУСТА 1945 г.18

Категория Всего задержано (захвачено) Из них

Арестовано Легализовано Убито

1. Бандитов и нелегалов 1206 823 383 126

2. Бандпособн. 139 138 нет нет

3. Парашютист. и агентов противника 12 6 нет нет

4. Дезертиров Кр. Армии 447 112 88 6

5. Уклонителей от воинского учета и мобилизации 2097 190 911 2

6. Активных чл. «Омакайтсе», лиц, служивш. в немецкой армии 1083 347 26 нет

7. Прочих ставленников и пособников врага 264 264 нет нет

Итого: 5248 1840 1408 134

Как видим, из 5248 задержанных за восемь месяцев НКВД ЭССР было арестовано лишь 1840 человек (35%). Всего же в 1945 году было задержано 8736 человек, аресту из которых подверглось 373119.

Подведем промежуточные итоги. В 1944-м было арестовано около тысячи человек, в 1945-м - 6569 по линии НГКБ и 3731 по линии НКВД. Всего за 1944- 1945 годы - около 11 тысяч, как и утверждается в «Белой книге». Однако судьба арестованных на поверку оказывается гораздо менее трагичной, чем рассказывают в Таллине.

Прежде всего нам следует разобраться, сколько арестованных было осуждено. Эстонские историки со странным правовым нигилизмом игнорируют этот вопрос, по всей видимости, отождествляя арест и осуждение. Однако даже в Советском Союзе 30-40-х годов далеко не каждый арестованный становился осужденным.

Обратимся к данным о наличии эстонцев в лагерях и колониях ГУЛАГа (табл. 3).

Таблица 3

НАЛИЧИЕ ЭСТОНЦЕВ В ЛАГЕРЯХ И КОЛОНИЯХ ГУЛАГа, 1944-1947 гг.20

Год В лагерях В колониях Всего

1 января 1944 года 2933 1117 [4050]

1 января 1945 года 2880 нет нет

1 января 1946 года 9017 [2243] 11 260

1 января 1947 года 10 241 нет нет

С учетом данных о смертности среди заключенных ГУЛАГа (см. табл. 4) мы без труда можем определить число новых заключенных-эстонцев в 1944-1947 годах.

На 1 января 1944 года в системе ГУЛАГа содержалось 4050 эстонцев, из них 2933 - в ИТЛ и 1117 - в ИТК. Подавляющее большинство из этих заключенных было осуждено еще до войны, а заметная часть - до присоединения Эстонии к СССР. Среднестатистическая смертность заключенных в 1944 году составила 9,2%, т.е. из 2933 эстонцев-заключенных ИТЛ умерло около 270 человек, а из 4050 эстонцев-заключенных в целом - около 370 человек. Если бы в 1944 году в лагеря ГУЛАГа не поступило новых эстонцев, общая численность эстонцев-заключенных ИТЛ составила бы приблизительно 2660 человек. Однако по состоянию на 1 января 1945 года в ИТЛ содержалось 2880 эстонцев. Данные о количестве эстонцев в ИТК на 1 января 1945 года отсутствуют, но мы можем предположить, что баланс между умершими и вновь поступившими в колониях был таким же, как и в лагерях. Следовательно, в 1944 году к заключению в лагерях и колониях было осуждено около 300-350 эстонцев. Необходимо отметить, что эти данные охватывают весь 1944 год. Число эстонцев, осужденных после освобождения Эстонии (за последние три месяца 1945 г.) по всей видимости, не превышало 100 человек.

В 1945 году наблюдается резкий скачок численности эстонцев в системе ГУЛАГа. Если на 1 января в ИТЛ находилось 2880 эстонцев, то на 1 января 1946 года их было уже 9017. С учетом годовой смертности (5,95%) это говорит о том, что к заключению в ИТЛ было осуждено около 6300 эстонцев. В определении численности новых заключенных ИТК точные данные отсутствуют; однако если предположить, что в ИТК, как и в ИТЛ, общее число заключенных к 1 января 1945 года осталось примерно на уровне 1 января 1944 года, то получается, что в 1945 году в колонии поступило примерно 1200 новых заключенных.

Таким образом, общее число эстонцев, осужденных к заключению в лагерях и колониях ГУЛАГа в 1944-1945 годах, составляет около 7,5 тысячи человек из 10 тысяч, арестованных в этот период на территории Эстонии.

Точными данными об эстонцах, приговоренных к смертной казни, за этот период мы не располагаем. Однако общесоюзная статистика свидетельствует, что таких было немного. За весь 1944 год в СССР к ВМН было осуждено 3110 человек, 3027 из которых были расстреляны, а 83 - повешены. В 1945 году общее число смертных приговоров составило 2308 человек (2260 - расстрел, 48 - повешенье)21. Абсурдно предполагать, что эстонцы составляли значительное число среди казненных; скорее всего их было не больше 100-200 человек.

Полностью ложным оказывается и другое утверждение эстонских историков - о том, что около половины осужденных умерло в первые два года. На самом деле в 1945 году смертность среди заключенных составили 5,95%, в 1946-м - 2,2%, в 1947-м - 3,59%22. Как видим, о 50% смертности говорить не приходится.

4. РЕПРЕССИИ 1946-1953 ГОДОВ

Несмотря на мягкость советской репрессивной политики (а может быть, благодаря ей) на территории Эстонии после войны продолжали действовать формирования «лесных братьев» и антисоветское подполье. Только за два с половиной года (с октября 1944 по январь 1947 г.) «лесными братьями» было убито не менее 544 человек, 456 из которых были гражданскими лицами (см. табл. 4). Это ясно свидетельствует о том, что деятельность «лесных братьев» была направлена не столько против «оккупационных властей», сколько против собственных сограждан, поддерживавших советскую власть.

Таблица 4

ЧИСЛО УБИТЫХ В ХОДЕ БАНДПРОЯВЛЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ЭССР, ОКТЯБРЬ 1944 - ЯНВАРЬ 1947 гг.23

1944 г. 1945 г. 1946 г. Итого за три года Январь 1947 г. Всего

Работников МВД и МТБ — 14 1 15 — 15

Работников милиции — — 2 2 — 2

Офицеров войск МВД — 5 2 7 — 7

Сержантов и рядового состава войск МВД 23 6 29 29

Офицеров Советской Армии — — 2 2 — 2

Сержантов и рядового состава Советской Армии 3 3 3

Бойцов истребительных батальонов и др. местных формирований 2 28 30 30

Совпартактива 3 75 46 124 2 126

Других граждан 57 141 124 322 8 330

Всего: 62 258 214 534 10 544

Сухие цифры следует дополнить данными из ежедневных оперативных сводок Отдела по борьбе с бандитизмом НКВД ЭССР. Вот чем занимались эстонские бойцы за независимость:

«27.6.45 г. в вол. Куйгатси Валгамаского уезда на хуторе убита семья Комаровых (две женщины) и военнослужащий Савицкий.

29 апреля в вол. Тайвере Вильяндимаского уезда убит инструктор уездного комитета партии Вебер и ранен парторг волости Тайвере - Сепп. В этой же волости убит боец истребительного батальона»24.

«В ночь на 16 октября 1945 года в вол. Роела дер. Лииве бандитами Соне Рудольф и Либе Ян были убиты председатель сельсовета дер. Лииве - Линама Рудольф, его мать, жена, сын, дочь и вторая дочь ранена, последней были опознаны бандиты, совершившие убийство.

После убийства семьи Линама бандиты ограбили дом, забрали все вещи, зарезали свинью, двух баранов, запрягли хозяйскую лошадь и скрылись»25.

«20 декабря [1945 года], в деревне Ойстюля Лайуской волости [Тартуского уезда] бандгруппой ГЖЕЛЬМА Отто в составе 6 участников совершены ограбление магазина сельпо, откуда захвачен ящик водки, а также нападение на маслозавод.

На заводе бандиты убили бойца истреббатальона ПЫГА, ранили работницу ВИИК А. и захватили ящик масла.

После этого бандиты встретили ехавшего на подводе председателя Лайуского волисполкома депутатов трудящихся КАЛЬЮ Р., ранили его и скрылись»**26.

«29 декабря [1945 года], в 20 часов, в деревне Соси Касаритской волости [Вируского уезда] тремя бандитами убиты хуторянин КЫИВ и его жена.

Установлено, что это убийство совершено бандитами за то, что КЫИВ сообщил в органы МВД об ограблении его хутора теми же бандитами в ноябре 1946 года»27.

Естественно, что органы НКВД-НКГБ Эстонской ССР продолжали борьбу с «лесными братьями» - равно как и выявление нацистских преступников. В 1946 году органами внутренних дел Эстонской ССР было арестовано 573 представителя антисоветского элемента («лесных братьев», членов националистических организаций и нацистских пособников) и 314 грабителей и дезертиров. Документы свидетельствуют, что деятельность НКВД ЭССР была дифференцированной; значительное число участников националистических формирований, дезертиров, немецких пособников легализовывалось и не несло наказания. В общей сложности из 3987 человек, задержанных в 1946 году НКВД ЭССР, аресту подверглись всего 887 человек (22%), а 2825 человек (71%) было легализовано (см. табл. 5-6).

Таблица 5

РЕЗУЛЬТАТЫ БОРЬБЫ НКВД ЭССР С АНТИСОВЕТСКИМ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИМ ПОДПОЛЬЕМ, 1946 г.28

Категория Всего Из них

Убито Арест. Легал. Перед. в др. орг.

Участники антисоветских организаций и групп 608 176 296 136 нет

Участники банд, связанных с антисоветским подпольем 224 35 133 52 4

Немецкие ставленники и пособники 1050 11 30 993 16

Пособники и укрыватели антисоветского и бандитского элементов 203 7 114 81 1

Итого: 2085 229 573 1262 21

Таблица 6

РЕЗУЛЬТАТЫ БОРЬБЫ НКВД ЭССР С БАНДИТИЗМОМ И ДЕЗЕРТИРСТВОМ, 1946 г.29

Категория Из них

Всего Убито Арест. Легал. Перед. в др. орг.

Участники банд- грабительских групп 220 9 143 — 68

Бандодиночки и прочий преступный элемент 163 5 92 66 —

Дезертиры из Советской Армии 730 1 39 601 89

Уклоняющиеся от службы в Советской Армии 918 24 893 1

Пособники и укрыватели преступного элемента 115 — 16 3 96

Итого: 2146 15 314 1563 254

Приведенные выше данные характеризуют деятельность НКВД ЭССР. В свою очередь, органами НКГБ ЭССР в 1946 году было арестовано 690 человек30.

Таким образом, в целом по Эстонии в 1946 году было арестовано 1577 человек - в шесть раз меньше, чем в предыдущем году. Это подтверждается и статистикой движения заключенных в системе ГУЛАГа; за 1946 год численность эстонцев в лагерях и колониях увеличилась примерно на 1,5 тысячи человек31.

Репрессии 1947-1953 годов по линии НКГБ ЭССР характеризуются данными, приведенными в табл. 7.

Таблица 7

СТАТИСТИКА РЕПРЕССИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НГКБ-МГБ НА ТЕРРИТОРИИ ЭССР И ПО ОТНОШЕНИЮ К ГРАЖДАНАМ ЭСТОНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ, 1946-1953 гг.32

Год Арестовано органами ГБ ЭССР В том числе за антисоветскую деятельность

1947 587 527

1948 1531 1478

1949 1490 1447

1950 2229 2213

1951 1779 1766

1952 466 462

1953 380 380

Итого: 8462 8273

Данные о деятельности НКВД ЭССР за аналогичный период, к сожалению, не выявлены. Известно только, что в 1948 - первой половине 1949 года было арестовано 938 членов антисоветских организаций, бандформирований и их пособников33.

Впрочем, данные о численности эстонцев в системе ГУЛАГа позволяют сделать некоторые оценки о репрессиях по линии НКВД ЭССР. С 1 января 1947 по 1 января 1951 года численность эстонцев в лагерях ГУЛАГа увеличилась с 10 241 человека до 18 185 человек. В целом по лагерям и колониям ГУЛАГа за это время численность эстонцев увеличилась с 14-15 тысяч до 24 618 человек34. Таким образом, с учетом смертности число заключенных эстонцев увеличилось примерно на 9-10 тысяч человек, из которых около 6 тысяч было арестовано и осуждено органами НКГБ. Таким образом, соотношение между осужденными по линии НГКБ/ МГБ и НКВД/МВД ЭССР - приблизительно два к одному. Однако в 50-х годах это соотношение должно было измениться в пользу органов МГБ - в связи с завершением деятельности «лесных братьев».

Общее число арестованных по Эстонии в 1947- 1953 годы можно определить примерно в 11 - 12 тысяч, а в целом за 1946-1953 годы - примерно в 12- 13 тысяч. При этом большая часть арестованных была осуждена. Смертность среди заключенных в системе ГУЛАГа за этот период составила около 14% в целом (см. табл. 4).

http://www.xliby.ru/istorija/velikaja_o … a_2/p7.php

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/

0

2

Тяжело, наверно, сейчас в Эстонии бывшим НКВДшникам, если кто в живых остался? Хотя, наверно, уже и нет никого. Сужу по прочитанному на ПР, долгожителей среди сотрудников крайне мало, если вообще они есть.

0

3

Уверен, что не тяжело, а невозможно. Пример - трагическая судьба героя-партизана Василия Кононова
Один из отзывов об этой расправе:
Европейский суд по правам человека удовлетворил апелляцию латвийских властей, которые оспорили вердикт суда о незаконном осуждении советского партизана Василия Кононова. Как стало известно в понедельник, Большая палата суда отменила решение Малой палаты, которая два года назад посчитала, что приговор Латвии в отношении Кононова незаконен.
Эта старая история начавшаяся аж в 1998 году (помню прекрасно!) всё никак не может закончится. Тогда Кононов был современной РФ абсолютно не интересен и за него вписались Нацболы, которые провели целую серию акций прямого действия, за что некоторые из них получили в Латвии реальные сроки. Спустя несколько лет, Путин барским жестом, дал ветерану Российское гражданство, но Кононов остался жить за границей. Всё это время шли суды, которые признавали бывшего советского партизана, то виновным в геноциде мирного латвийского населения, то не виновным. Дело, безусловно стало политическим и получило широкую огласку! Всем, кому в 1998 году было на старика наплевать, вдруг стало не всё равно! Патриотом стало быть модно и все стали патриотами!

Для меня во всей этой истории очевидно, что Война для некоторых людей так и не закончилась. Дело Кононова, далеко не единственный пример, то очередного охранника концлагеря опознают, то ещё кого-то из карательных отрядов и до сих пор не найденных нацистских функционеров, то бывших советских НКВДэшников, которые кого-то там когда-то где-то расстреляли, в очередной раз вычислят...  Скажите мне, ну как можно быть на Войне и не убивать??? Никого не убивали наверное, только штабные крысы, да и те наверняка расстреливали пленных и "предателей". Ну так что теперь, всех сажать? Понятно, что есть Военное Право, есть солдаты, есть мирные жители, партизаны и т.д..  Ну, давайте тогда разбираться спустя 65 лет, были ли те кого расстрелял отряд Кононова вооружены или не были? И какой статус был у самого этого отряда? И стрелял ли сам Василий? И признавать или не признавать действие в 1944 году на территории Латвии законов Рейха, так как других там тогда не было?
...
http://adromy4.livejournal.com/32132.html

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/

0

4

Я тоже прекрасно помню эту эпопею с Кононовым, поэтому и спросила. И я с тобой на все 1000 согласна. Я, не сумела бы сама так чётко сформулировать, но чувствую так же. Прибалтика, это вообще отдельная тема. Иногда кажется, что там всё это вскипает от желания отвлечь граждан от всех навалившихся на них проблем.

0