Сегодня:

От НКВД Советской России - к МВД СССР. Грозовые будни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Авторские рассказы форумчанина Trooper

Сообщений 1 страница 30 из 89

1

Знающим меня реально и виртуально людям хорошо известно, что я больше "про заек", нежели поэт. Соответственно, и тема будет о различных историях, основанных на воспоминаниях из прошлого, где "зайки" взяты совсем не из сказок.

Обсуждение рассказов Trooper:
Trooper. О вреде блуда

Trooper. Груз Громова

+1

2

Trooper, а еще будут рассказы ???? Очень интересно, выкладывай еще.. :)

0

3

Pifulya написал(а):

еще будут рассказы ????

Сегодня ещё выставлю три истории из цикла "Груз Громова". Trooper. Груз Громова

0

4

Trooper, спасибо за интересные рассказы :) http://www.kolobok.us/smiles/standart/good.gif

0

5

Выставлю ещё один рассказ на конвойную тему.

ТЁЩИНА СОСЕДКА.
Часть 1.

Свернутый текст

Давно это было, но чистая правда. Лето, жара. В солнечное июльское воскресенье попал на дежурство в СОГ. С утра было спокойно. Воспользовавшись этим, ко мне с просьбой обратился мой приятель и коллега по имени Саня. Суть состояла в следующем: у него на руках имелось определение суда о взятии под стражу некоей гражданки по имени Валентина Ивановна, которое нужно исполнить. Но Сане неудобно было это сделать самому по простой причине: Валентина Ивановна проживала в соседней с саниной тещей квартире и ему очень не хотелось выступать в роли конвоира.
За несколько месяцев до этих событий Валентина Ивановна, работавшая комендантом в главном корпусе медицинского института, повздорила с коллегами и на почве неизвестно чего на рабочем месте проломила табуретом голову оппонентке, с которой в канун 8 марта под лёгкое винцо вела жаркий спор на неизвестную мне тему. По наступившим последствиям возбудили уголовное дело по ст.109 УК РСФСР «Умышленное менее тяжкое телесное повреждение», что предусматривало максимальное наказание до 3 лет л/свободы.

Обычная бытовуха, поэтому Валентина Ивановна на период следствия осталась на подписке о невыезде. Через 4-5 месяцев дело было закончено расследованием и попало в суд. Но тут проявился такой нюанс: Валентина Ивановна оказалась беременной, и к тому времени уже достаточно «сильно». Ей исполнилось 42 года, в браке она уже не состояла, будучи в разводе, имея от предыдущего брака взрослую дочь. Как её угораздило решиться на повторные роды в таком возрасте без наличия мужа, история умалчивает, но факт остаётся фактом.
Когда уголовное дело поступило в суд для рассмотрения, Валентине Ивановне стали приходить повестки оттуда. Её ответ оставался неизменным: «Я собираюсь рожать и болтаться по всяким там судам нет ни времени, ни желания». Судье надоело откладывать заседания из-за неявки подсудимой, и он вынес определение о взятии Валентины Ивановны под стражу, которое направил на исполнение в орган внутренних дел по территориальности. Всё это Саня поведал мне за несколько минут и уговорил таки меня выполнить эту несложную работу за него. Даже выпросил для меня дежурную машину (которые тогда по всей стране имели канареечную раскраску).

Часть 2.

Свернутый текст

Часиков в 11 я на дежурном УАЗике с определением суда на руках выехал в адрес. Это была типовая пятиэтажная хрущёвка без лифта. Квартира, естественно, на самом верхнем этаже. Поднялся по лестнице, Валентина Ивановна оказалась дома. При первом взгляде на неё стало ясно, что «степень» беременности была критической (она родила через три недели после ареста). Ни о каком применении физической силы в случае сопротивления речи быть не могло, оставались только дипломатические методы. Объяснил цель визита, предъявил определение суда, избегая акцента на словосочетания «арест» и «взятие под стражу». Типа, суд недоволен её неявками и просит с этим разобраться, для чего следует проехаться со мной в ОВД на специально выделенной для этого машине. На всё про всё ушло минут 40 , в конце концов Валентина Ивановна собрала вещички, согласилась поехать со мной и с осторожностью была препровождена в уютный салон дежурного УАЗика. До отдела добрались нормально, проведя время в диалоге на разные темы. Там я уже с облегчением хотел ретироваться в свой кабинет, но оперативный дежурный резонно заметил, что оформлять нужно до конца (протоколы задержания и личного обыска).
Делать нечего, сел составлять протокол задержания (на основании определения суда с указанием времени задержания и т.д.). Оставался ещё протокол личного обыска (но ведь это могут делать только сотрудники одного пола с задержанным), поэтому я направился было на поиски сотрудника-женщины. Но тут до Валентины Ивановны что-то стало доходить, и она рванула в побег (сидела то она не в камере, а на обычной скамейке для посетителей в комнате для разбора). С душераздирающим криком вскочила, пинком распахнула дверь и, продолжая вопить, выбежала на улицу. Рядом было человека четыре, но никто не осмелился притормозить орущую беременную тётку.

Часть 3.

Свернутый текст

Мне ничего не оставалось, как выбежать следом. Далее картина такая. Валентина Ивановна с криками о самоубийстве выскочила на проезжую часть улицы и бросилась под ближайшую машину. Движение не было интенсивным (воскресенье), поэтому водители издалека всё видели и успевали остановиться. Беглянка упала на колени и пыталась влезть под бампер уже стоящих «Жигулей». Попытка не удалась, тогда она встала на ноги и побежала ниже (дорога в том месте шла на подъём), повторяя попытки засунуть себя под следующую машину. Но транспорт стоял уже весь. Останавливались и прохожие, наблюдая за происходящим. Никто не мог понять, что происходит и почему беременная тётка носится по дороге. Несколько наших сотрудников тоже выбежали на улицу и обеспечивали неподвижность скопившихся автомашин, но никто не решался схватить саму Валентину Ивановну.
Не знаю, сколько бы это продолжалось, но тут я заметил пару знакомых лиц из числа контингента, постоянно обитающего вокруг отделов милиции. Это были типичные «активисты-общественники» с вечным запахом перегара, которые периодически привлекались в качестве понятых, помогали переносить трупы при необходимости и т.д..
Ситуацию такие просекали влёт. Я им только несколькими жестами указал на Валентину Ивановну, как они подхватили её с двух сторон под руки. Она поджимала ноги и орала, но «активисты» с сопением неуклонно несли её на весу обратно в дежурную часть.
Мне оставалось только открывать и придерживать двери. Беглянку опять поместили на скамейку, выставив у двери «конвой» из двух активистов, которые своими телами подпирали дверь. Они прекрасно сознавали, что по стакану портвейна себе обеспечили, и позднее их ожидания обмануты не были.

Часть 4, заключительная.

Свернутый текст

Дежурный тем временем вызвал в отдел «скорую». Прибывший доктор осмотрел Валентину Ивановну, вколол ей пару каких-то уколов, и буквально через несколько минут её истерика сменилась на апатию. Вопить она перестала, агрессивность изчезла. Сидела спокойно на лавочке и всхлипывала, размазывая остатки слёз.

К тому времени женщина-сотрудник была найдена и привлечена к составлению протокола личного обыска, вся бумажная работа была закончена. Оставалось немного – отвести задержанную в ИВС (он рядом во внутреннем дворе) для последующей отправки в СИЗО с ближайшим конвоем. Помощник дежурного повёл её в ИВС, но вскоре вернулся вместе с ней. Валентину Ивановну туда просто не приняли, так как явные признаки беременности никуда не скроешь, а по их инструкциям (при наличии травм, признаков инвалидности-увечий, той же беременности) требовалась справка врача о возможности содержания в условиях ИВС. Справку взять было негде (воскресенье), да и как акушер-гинеколог способен установить, может или не может беременная содержаться в ИВС? В медицинских ВУЗах условия ИВС не изучают.
Пришлось грузить Валентину Ивановну в дежурную машину и самому везти её напрямую в СИЗО. Наступил вечер, было воскресенье, но для этого учреждения оказалось достаточно одного документа – определения суда о взятии под стражу. Приняли новую арестантку безо всяких справок (туда любых берут).
Как уже говорил, Валентина Ивановна через три недели родила прямо в СИЗО, а ещё через пару-тройку месяцев оттуда вышла, получив свои три года условно.
А я ещё долго припоминал Сане эту его «тёщину соседку».

+1

6

Спасибо!!! С интересом перечитала!

0

7

Чтобы не нарушать тематику, подобрал ещё одну историю, косвенно связанную с "грузом Громова"  (и не только с ним).

Про ягоду и Колыму.

Часть 1
 

Свернутый текст

В тысяча девятьсот восемьдесят втором году в одном дальневосточном городе произошла банальная драка в кафе "Океан", в которой участвовало полтора десятка человек. Ничего особенного, драка как драка. Человек шесть получили типичные для ситуации травмы (типа шишки-синяки), но вот одному не повезло - он получил перелом шейного отдела позвоночника. И этим невезучим оказался офицер КГБ СССР. Отсюда - резонанс, но тайный (всё-таки потерпевший был пьян, как и все остальные участники, да и времена были другие). По указанным выше причинам общественной огласки дело не приобрело, но "напряг" со стороны "старших братьев" ощущался. А ситуация была простой, как тогдашние три рубля: две компании повздорили друг с другом и вышли на улицу "выяснить отношения". Результат я уже описАл выше. Наше следствие возбудило уг.дело по ч.3 ст.206 тогдашнего УК (Злостное хулиганство). На первоначальном этапе выяснилось следующее: в тот вечер в кафе отмечали окончание учёбы курсанты УКК (учебно-курсового комбината) плавсостава. Попросту говоря, это были 3-месячные курсы повышения квалификации моряков торгового и рыболовецкого флота со всего ДВ региона (Камчатки, Магадана, Владивостока, Совгавани, Сахалина и т.д.). Соответственно, в кафе в тот же вечер отмечали что-то своё несколько офицеров "конторы". Короче, в число подозреваемых попали все курсанты УКК (которые на следующий день после происшествия разъехались по своим местам жительства).

Часть 2

Свернутый текст

В общем, через неделю после возбуждения уг.дела возникла необходимость ехать в командировку разыскивать и допрашивать всех участников застолья с целью установления виновника причинения травмы потерпевшему. Меня включили в состав оперативно-следственной бригады по делу, освободили от прямых служебных обязанностей и отправили в командировку. Из снаряжения у меня было:поручение следователя в порядке ст.127 тогдашнего УПК, куча чистых бланков на все случаи жизни и мой табельный "Макаров". Лететь сначала нужно было в Северо-Эвенск Магаданской области  лайнером ТУ-134 до Магадана, затем АН-24 до аэропорта с поэтическим названием Чайбуха, затем ещё на АН-2 или вертолёте - непосредственно до С-Эвенска. До Чайбухи добрался нормально, а там - нелётная погода по причине ураганного ветра с Охотского моря. «Аэропорт» - деревянный сарайчик посреди тундры с авиационной «колбасой» на штоке, на календаре – 1  сентября, дети в школу пошли  Днём - плюс 5-7 градусов, ночью минус восемь. И постоянный сильный ветер (из-за которого самолёты-вертолёты не летали). Километрах в двадцати пяти - посёлок Чайбуха, где наверняка был кров, но покидать «аэропорт» нельзя - в любую минуту ветер мог стихнуть, и первое летающее средство станет последним. В общем, я там провёл чуть менее двух суток (без еды, была только вода в бачке с краником). Днём ел голубицу (ягоды было полно - росла прямо на лётном поле) и страстно мечтал встретить оленя, застрелить его и зажарить. Но оленей почему-то не было, как и вообще ничего живого. В конце концов ветер всё-таки стих, тут же прилетел вертолёт, и я добрался в Северо-Эвенск.

Часть 3

Свернутый текст

Северо-Эвенск – это районный центр и там есть райотдел милиции, где я познакомился с замечательным местным опером (он там был в одном лице) по имени Володя. Сам он  из Нижнего Новгорода, но поехал служить на Север. Выслуга у него составляла на тот момент около 34 лет при его возрасте в 36 (год за два как никак). Объяснил Володе свою проблему, тот быстро установил местонахождение интересующего меня субъекта - на каком-то рыбацком стане (плашкоуте близ отмели в Охотском море), в составе бригады, заготавливающей лососёвую икру, километрах в двухстах от Эвенска. Я сначала пришёл в ужас, как туда добираться, но Володя меня успокоил, сказав буквально следующее: "я сейчас вертолёт у геологов возьму, и быстро смотаемся". Мне много приходилось бывать в командировках по всей стране, где зачастую дежурную машину в РОВД не выпросишь, а тут сразу - вертолёт. Нужного человека доставили в течения дня, и из его допроса я понял, что он то и нанёс тот самый роковой удар комитетчику. В общем, из Северо-Эвенска я вылетал  вместе с подозреваемым уже на АН-2 обратно в Чайбуху и далее по маршруту, по прибытии в город его арестовали и позднее осудили на 6 лет. Неплохой, кстати, парень, жалко было. В ходе работы по этому делу пришлось побывать ещё и в Совгавани, Магадане, где приходилось разыскивать и допрашивать свидетелей "по поручению следователя", производить выемки. Как то добирался от порта Ванино до пос. Датта на берегу татарского пролива на перекладных (112 км), из которых около 30 прошёл пешком, пока не встретился попутный лесовоз. В тот раз  в пути питался брусникой, обильно произрастающей вдоль лесной дороги. С тех пор не люблю лесную ягоду

.

+1

8

Далее три рассказа из цикла, который можно назвать  "Рыночные истории"

Счёт № 707.

Часть 1.
   

Свернутый текст

В разгар перестройки в середине 80-х судьба забросила меня на новую должность начальника отделения милиции центрального городского рынка, где я проработал с год. Собственно, никакого отделения ещё не было (его только планировали создавать и появилось оно уже позднее), а рынок – был,  капиталистические отношения развивались по своим канонам. Поэтому в ожидании утверждения штатной численности (вопрос которой решался где-то в МВД и был не быстрым) меня уговорили пойти на такую «перспективную» работу. Формально мне подчинили парный автопатруль, но за ним оставался закреплённым и ближайший кусок города, на которой располагался рынок, поэтому фактически я был начальником самому себе, а также оперуполномоченным УР и БХСС, дознавателем и всем остальным в одном лице.

   Уже в то время рынок занимал площадь в несколько гектаров, включая большое крытое здание, пару десятков уличных рядов с навесами и разные павильоны. Ежесуточный поток посетителей составлял от 30 до 40 тысяч человек (в зависимости от дня недели и времени года). Далеко не все из них являлись потенциальными покупателями - недаром ведь есть присказка у блатных «базар-вокзал». Она включала в себя и тот смысл, что криминальный контингент ежедневно мигрировал утром с вокзала на рынок, а вечером – наоборот. Разное мелкое ворьё, включая карманников, проститутки, сбытчики и скупщики краденого. Не буду касаться в этом рассказе всего, чем пришлось заниматься, пока остановлюсь только на одном забавном эпизоде.

Часть 2
   

Свернутый текст

Одним из моментов, часто повторяющихся и набивших оскомину, были конфликты между покупателями и продавцами. В магазинах тогда ничего хорошего просто не было (дефицит), поэтому только на рынке была возможность приобрести какие-то предметы одежды у спекулянтов, съедобное мясо, приличные фрукты и тому подобное, хотя и по ценам, втрое-вчетверо превышающим государственные. Понятно, что разными там яблоками-грушами-персиками торговали усатые представители тогда ещё советских кавказских союзных республик. Они почему-то имели дурную привычку недовешивать, недовкладывать и обсчитывать покупателей, что и служило причиной скандалов. По закону привлечь джигитов было весьма сложно – это же целую разработку пришлось бы осуществлять, куда уж там мне одному. Да и, кроме торговцев, огромную массу проблем создавали и обычные уголовники. Короче, времени и рук на всё катастрофически не хватало.

      Но вернёмся к джигитам. Чаще всего поступали жалобы на некоего Гиви (назову его так, ибо настоящих имени-фамилии просто не помню). Это был огромный грузин (или абхазец) из Сухуми, лет 50 на тот момент, седовласый, представительный. Он торговал фруктами (и они были неплохими). Но внимательный покупатель при контрольном взвешивании всегда мог заметить, что после покупки 3 кг яблок их оказывалось  фактически 2400-2500 граммов. Это при том, что яблоки стоили у него по 5 рублей за кг (при среднемесячной зарплате в стране примерно 120 рублей). Точно так же волшебно уменьшались в объёме и другие фрукты. Все профилактические беседы с Гиви результатов не приносили – он клялся и божился в своей честности. В один из дней (кажется, в воскресенье, когда народу особенно много) одна из покупательниц купила у Гиви какие-то фрукты и обнаружила недовес – тот «нагрел» её рублей на двенадцать, так как женщина брала всего много в честь какого-то торжества. Она подняла крик, на который отреагировали другие тётки-покупательницы гивиного товара, тоже обнаружив у себя недовес.

Часть 3.
     

Свернутый текст

В общем, скоро у меня в пикете (который состоял из двух смежных кабинетов и «клетки-камеры») собралась группа из пяти возбуждённых кричащих женщин, которые трясли своими кульками с фруктами. Я быстро вник в ситуацию, успокоил дам и провёл с ними подробный инструктаж. Объяснил им, что по закону прижать гада невозможно, так как на рынке цены договорные, и продавец может продавать товар не только по весу, но и кучками-штучками. Заверил, что их общую проблему решу, злодей будет наказан, но им придётся побыть со мной часик-другой, строго следовать моим указаниям и во всём мне поддакивать. Подготовив мизансцену и публику, выдернул в пикет Гиви.

     Это было что-то. Гиви клялся и божился, что «нэ умэю обманыват, мама клянус!». Я строгим голосом вопрошал: «Гражданка такая-то, вы подтверждаете свои показания, что этот товарищ путём мошенничества завладел вашими деньгами?», на что получал утвердительный ответ. Тётки уже успокоились, с удовольствием и интересом подключившись к спектаклю. Минут через двадцать под напором «доказательств» Гиви поник и темпераментно упал на колени, выпрашивая прощение у присутствующих и заверяя о готовности возместить ущерб.

   В ответ я металлическим голосом зачитал Гиви «обвинительное заключение», вменив ему и мошенничество, и спекуляцию со взломом. Одна из заранее проинструктированных участниц по моему знаку вступила в разговор и как бы заступилась за Гиви. Сказала, что его можно простить на первый раз, если он раскаивается и готов всё возместить. Я  «задумался» и вскоре вынес вердикт: советское государство – государство закона, поэтому Гиви, как его гражданин, должен искупить вину перед потерпевшими, а от лица государства приговаривается к штрафу.
    Понятно, что штрафов именно за это никаких не предусматривалось (а даже те, что были, в отношении физических лиц не превышали 1-3 рубля, что Гиви никак бы не испугало при размере его доходов).
Услышав про штраф, Гиви заметно приосанился, но был возвращён в реальность моими словами: « я не правомочен налагать штрафы, поэтому направлю материалы в суд». Слово «суд» для Гиви звучало неприятно, повторилась история с падением на колени и клятвами. Клиент был готов.

Часть 4.
     Т

Свернутый текст

Теперь о названии самого рассказа. Счёт № 707 в то время – это общесоюзный расчётный счёт во всех сберкассах страны «Фонда помощи детям им.Ленина». Не знаю уж, как он там функционировал и куда реально расходовался, но в общественных местах часто бродили активисты этого фонда, собирая наличные денежки в прозрачный куб из плексиглаза с прорезью и соответствующей надписью.

    Появлялись такие и на нашем рынке. Поэтому изначально  хотелось понудить Гиви внести «добровольный взнос» в этот фонд. Когда иссяк очередной поток его клятв и заверений, я объявил ему о своём решении – с учётом просьб трудящихся не стану направлять материалы в суд, но на условии внесения денежного взноса в упомянутый фонд. Гиви тут же подскочил и готов был немедленно ринуться на помощь детям, приговаривая: «Я целых дэсят рублэй дам!». Снова пришлось его осадить, сообщив, что положенный за его злодейства штраф намного превышает 10 рублей и неожиданно для себя озвучил сумму – 200 рублей (сам не знаю, почему столько, сначала хотел остановиться на двадцати пяти). Но слово было уже сказано.

     Далее происходило, как в романе Ильфа и Петрова «А сто рублей не могут спасти гиганта мысли - отца русской демократии?». В итоге я сбавил цену до 150 (типа, дальнейший торг не уместен, ни цента ниже). Встал вопрос, как эти деньги оплатить. Как назло, активисты фонда, которые недавно бродили по рынку со своей шкатулкой, куда-то испарились. Оставался единственный вариант – оплатить через ближайшую сберкассу  (находившуюся в двух кварталах от рынка).  Написал на бумажке  «р/счет №707», отправив   Гиви  с наказом предоставить квитанцию об оплате. Тот упорхнул.

     Пока он отсутствовал, я ещё раз провёл инструктаж с заявительницами, которым весь процесс явно нравился. Вернулся взмыленный и запыхавшийся Гиви примерно через 40 минут, сжимая в кулаке квитанцию. Я тогда впервые такую увидел – это был не просто клочок бумаги типа кассового чека, а красивый цветной бланк с логотипами фонда и выполненной золотыми буквами тиснёной благодарственной надписью «за участие там в чём-то» от фонда имени Ленина, куда красивым почерком вписали фамилию Гиви.

Часть 5 – заключительная.
   

Свернутый текст

Повертев и изучив квитанцию, я объявил, что государство к Гиви больше претензий не имеет, и дело остаётся за малым – решить вопрос компенсации женщинам. Те наперебой перечислили Гиви, что им требуется из фруктов. Тот опять метнулся, и быстренько притащил всё требуемое. При этом волшебство произошло в другую сторону – объём фруктов вдруг увеличился (если требовали 2 кг, он приносил четыре, и так каждой из дам), вернул излишне уплаченные деньги. Практически каждая получила фруктов вдвое-втрое больше, чем заплатила. Вся процедура заняла часа два с половиной, покупательницы разошлись довольными, рассыпаясь в благодарностях в мой адрес (порок наказан, справедливость торжествует). Гиви не выглядел столь же счастливым, но испытывал явное облегчение. Позднее при виде меня он вскакивал со своего места и жестами показывал, насколько глубоко меня «уважает». Но главное - «борзеть» он перестал.
    Самое плохое то, что через несколько дней одна из покупательниц явилась в наше УВД, решив сделать мне приятное. Там рассказала всю историю и попросила поощрить меня за профессионализм и участливое отношение к гражданам. Было разбирательство, но жалоб то Гиви не подавал, деньги пошли на благородные цели, поэтому  каких-то отрицательных последствий для меня не наступило, хотя и благодарностей никто не объявлял.  Зато сама  история обросла слухами и ещё долго муссировалась в нашей среде.

Отредактировано Trooper (2012-09-24 14:43:56)

+1

9

ФИЛЬКИН.

Часть 1.
   

Свернутый текст

Эта история по времени совпадает с сюжетом рассказа «Счёт № 707», поэтому преамбулу опущу.
   Как и сейчас, в то время на рынках появлялись самые различные стихийные торговцы чем угодно. Это являлось административным правонарушением и теоретически каралось. На практике бороться с ними особенно никто не стремился, уж только если кто-то проявлял излишнюю назойливость. Да и в одиночку даже физически сделать это было проблематично.
   Одним из таких был субъект лет 45 от роду, с чеховской бородкой, в очках, который в любом удобном ему месте расстилал грязноватую скатерть прямо на асфальте и раскладывал на ней книги самого разного жанра и качества издания. Поначалу он никому не мешал. Однако через несколько дней ко мне обратилась возмущённая торговка овощами (дело было летом) и поведала, что этот мужчина обругал её и  помешал её официальной торговле с открытого прилавка, разложив на подходе свои книги.
  Пришлось разбираться. Доставил книголюба к себе в пикет, где с ним впервые и познакомился. Документов у него не было (что являлось обычным делом – комендантский час ведь никто не объявлял). Поэтому личность устанавливалась со слов и проверялась по данным адресного бюро посредством телефонного звонка. Адресное бюро (АБ) выдавало следующую информацию: Ф.И.О., дату рождения, номер и дату выдачи паспорта, адрес и дату прописки и наличие/отсутствие судимости. Обычно этого было достаточно, чтобы убедиться в достоверности названных задержанным сведений.
  Тот назвался, допустим, Сидоровым Иваном Ивановичем, такого то года рождения и т.д. Заявил, что помнит наизусть все данные паспорта и назвал их. Информация АБ подтвердила всё им сказанное с точностью до последней запятой.

Часть 2.
 

Свернутый текст

Безо всяких сомнений я составил административный протокол на названную фамилию за нарушение правил торговли (другого состава там не просматривалось) и отпустил Сидорова восвояси со всем его литературным наследием.
   Он периодически появлялся на рынке и я, проходя мимо в полной уверенности, что он – Сидоров, обращал внимание только на то, чтобы он не создавал повода для конфликтов окружающим своим «прилавком», изредка перебрасываясь с ним парой-тройкой фраз.
  Прошло недели две. По какой-то надобности заскочил в дежурную часть своего ОВД и заметил на скамейке для временно задержанных знакомое лицо Сидорова. Поинтересовался у дежурного, что тот натворил. Оказалось, что поскандалил с кем-то на улице. Меня это не касалось, и я лишь сказал что-то типа «видишь, Сидоров, нигде от тебя покоя нет». На что дежурный удивлённо ответил, что это не Сидоров, а Петров. Тут уже удивился я. Почитал рапорты постовых, которые доставили нарушителя и выяснил, что на этот раз он представился Петровым Петром Петровичем, такого то года рождения и т.п.
  Проверка по АБ опять подтвердила идентичность этих данных до мелочей. Пришлось задержаться и поподробнее поговорить с Сидоровым-Петровым на предмет его личности.  Тот клялся и божился, что «бес попутал», не хотел мне тогда называть свою настоящую фамилию, опасаясь наказания и что он всё-таки Петров. Ну ладно, Петров так Петров. Оставив того с его проблемами в дежурке, я ушёл по своим делам.
  Прошло ещё недели две. С утра отлучался с рынка, поручив приглядывать за порядком дежурному автопатрулю. Когда вернулся, то в пикете застал наряд, доставивший туда Петрова. Как выяснилось, он бродил вдоль торговых фруктово-овощных рядов и где возьмёт-откусит яблочко, где редиску, помидорчик-огурчик (вроде как попробовать на вкус и решить, стоит ли покупать).
  Но покупать он ничего не собирался, просто таким образом улучшал свой рацион питания, что вскоре заметили продавцы и стали его отгонять. Но наш Сидоров-Петров (с внешностью  А.П.Чехова) сварливо передразнивал тёток и говорил, что такую дрянь, как у них, и продавать то не стоит, чем ещё сильнее вызывал их возмущение.

Часть 3.
   

Свернутый текст

Заглянув в уже написанные нарядом рапорта, я вдруг обнаружил, что на этот раз задержан гражданин с фамилией типа Свидригайло. Причём и в этот раз АБ подтвердило правдивость названных им сведений до самых мелочей. Тут моё терпение закончилось. Я отпустил наряд и объявил Сидорову-Петрову-Свидригайло, что нарушу всю социалистическую законность, какая только существует, останусь ночевать на работе, но не отпущу его до тех пор, пока не установлю его истинных данных и не увижу самолично его паспорт. После этого закрыл задержанного в камеру.
  Не стану рассказывать про весь процесс – он длился часа четыре, в течение которых звучали клятвы, что он таки Свидригайло. У меня вопрос был один – где паспорт. В итоге клиент назвался фамилией Филькин. Это меня рассмешило ещё больше, но задержанный продолжал настаивать. Я выпустил его из камеры и усадил за стол в кабинете. Начался длинный разговор.
   Задержанный поведал, что его настоящая фамилия действительно Филькин, но он её стесняется и поэтому называется фамилиями знакомых. На вопрос, откуда знает так подробно данные их паспортов ответил, что обладает хорошей памятью и ему достаточно один раз пролистать любой паспорт и запомнить абсолютно всё. При себе у него было несколько томов из полного собрания сочинений В.И.Ленина, и Филькин предложил проэкзаменовать его вопросами о содержании любой страницы любого тома. Я так и сделал. Результат оказался поразительным. Называл наугад любую страницу любого тома, и Филькин натуральным картавым голосом Ленина слово в слово пересказывал текст, при этом артистично жестикулируя и талантливо изображая историческое выступление с броневика самого автора первоисточника.

Часть 4, заключительная.
     
 

Свернутый текст

Так я убедился, что встретил настоящего Артиста. В конце концов тот признался, что и проживает то он в девятиэтажке в четырёх сотнях метров от рынка и его паспорт дома. Филькин понял, что убедил меня в своих способностях и попытался расстаться. Но вера-верой, а паспорт всё-таки убедительнее, о чём я ему и заявил. На всё про всё ушел весь остаток дня, поэтому я уже не мог не довести дело до конца.
С видимой неохотой Филькин согласился проводить меня к себе домой и продемонстрировать паспорт. Пришли к Филькину. Он проживал один в однокомнатной квартире на втором этаже. Там меня ожидало очередное потрясение. Только представьте такую картину: весь объём комнаты до потолка был забит книгами (как утрамбованный вещами чемодан). Их там было несколько десятков кубометров. Книги просто высыпались сквозь дверной проём сверху в коридор, они хаотично валялись и в кухне, где окружали раскладушку владельца. Там он и жил среди этого сонма книг, имея лишь узкие проходы на кухне и в туалете. Не без труда отыскал свой паспорт. Не помню уже имени-отчества, но владелец действительно оказался Филькиным. Редко когда я изучал чей-то паспорт так внимательно и придирчиво, как этот. Но он оказался вполне подлинным.
  Наступала осень, и Филькин стал посещать рынок достаточно редко, книги уже продавать не приносил, торговал ими где-то в других местах. Во время очередной случайной встречи поведал мне, что разменивает квартиру и переезжает на постоянное жительство под Краснодар.
  Ещё позднее я поинтересовался судьбой Филькина у местного участкового. Он рассказал, что Филькин действительно уехал, а новым жильцам пришлось вывозить из квартиры два полных грузовика книг. Также участковый сообщил, что его подопечный состоял на учёте в психиатрическом диспансере с диагнозом шизофрения.
Мне тогда вспомнилась фраза кого-то из великих артистов: «Талант - это прыщ. Вскочит на человеке и все».

0

10

ЦЫГАНСКИЙ РОМАНС.

Часть 1
 
   

Свернутый текст

Эти воспоминания по времени связаны с рассказами «Счёт № 707» и «Филькин».
  Ещё одним неотъемлемым атрибутом  рынка были цыгане, обладающие уникальной способностью сочетать рыночные отношения с обыкновенным базаром.
  Сами себя они разделяли на «русских» и «мусульман». Из собственного опыта сделал такие выводы: «русские» носили фамилии Москалёвы, Васильевы, Поповы и т.д.; «мусульмане» довольствовались одной на всех фамилией Оглы (не путать с подобной приставкой-отчеством у азербайджанцев).  Как было заметно, к исламу (и вообще любой иной религии ни те, ни другие отношения не имели, по факту используя смешение исламской и православной символик вперемешку с язычеством). Но рассказ не о религии, потому развивать тему не стану, это мои собственные наблюдения. Также заметил и внешнее различие – «русские» цыганки в основной массе были субтильными мелкими особами, а «мусульманские», наоборот, упитанными и рослыми. При этом и те, и другие отличались одинаковой крикливостью в манере общения, носили многочисленные блескучие украшения типа серёжек-цепочек-колечек, однотипные «наряды», включая несколько одетых одна на другую широких разноцветных юбок. Последнее имело и практический смысл – масса «карманов» и складок одежды позволяла быстро прятать (и извлекать) как добытое непосильным трудом у доверчивых граждан ценное имущество, так и продаваемые нелегально товары.
Тут ещё следует отметить типично цыганский феномен – по их законам женщины обязаны содержать мужчин. Глава семьи вправе пьянствовать, предаваться любому греху и блуду, но жена должна хранить супружескую верность, растить и содержать детей и самого мужа. При этом мужчину не волнует способ, как женщина добывает средства.
В  то время эти два клана  (группы? диаспоры?) занимались и разными видами деятельности. «Русские» -  гаданием, а точнее – мошенничеством под этим предлогом. И «работали» они на территории, прилегающей к рынку. Оглы  обосновались непосредственно на самом рынке и занимались продажей «настоящей» косметики, дамских часиков-браслетов, бижутерии и многого другого, что входило в группу дефицитных товаров. В общем, банальная спекуляция. Как позднее выяснилось, почти весь «польско-французский» товар доставлялся из славного города Одессы, откуда к нам приезжала на гастроли часть того же клана Оглы.

Часть 2.

Свернутый текст

Когда я вступил в новую должность, цыгане уже привыкли к полному отсутствию контроля за их деятельностью, считая рынок своей вотчиной.  Поступала масса жалоб на их действия и поведение. Все заявления делились на три группы – претензии на некачественный товар ( к Оглы), заявления о присвоении денег (золотых украшений) – к «русским», на хамство и оскорбления – к обоим кланам.
  Со всем этим приходилось разбираться. Я не лелеял надежд одержать победу над этим племенем (во всём мире ещё никто не нашёл способа кардинально решить проблемы, создаваемые цыганами).  Да и советское законодательство (впрочем, нынешнее ничуть не лучше) не давало эффективных рычагов воздействия на эту категорию. В уголовном плане процесс доказывания той же спекуляции (ст.154 УК РСФСР) состоял из двух обязательных частей – требовалось доказать скупку товара и его перепродажу по завышенной цене. На поверхности была видна только продажа. А попробуйте отыскать и задокументировать канал скупки. В общем, статья в отношении цыган не работала. Тоже самое и в административном плане. Любой мат-перемат  (чем «грешна» любая цыганка) формально образовывал состав мелкого хулиганства, но то же гуманное законодательство запрещало подвергать административному аресту ряд категорий, в которую входили и женщины, имеющие несовершеннолетних детей.  Ни для кого не секрет, что цыганки уже лет с 12 начинают воспроизводить потомство, а годам к 30 большинство имеет возможность нацепить на блузку полную подборку тогдашних орденов «Мать-героиня» (в в современной трактовке – Мать героинА).
   Начал с того, что стал выдёргивать отдельных, наиболее колоритных цыганок в пикет. Даже сама процедура доставки оказалась непростой –  пытаешься увести одну, тут же собирается орущая стая. Но зато и удобно – если одну удачно довёл до кабинета, остальные мчатся следом, и далее остаётся только менять их местами, вызывая очередную из коридора. Уже через месяц накопил внушительное количество носителей самых причудливых имён, кличек, но с одной общей фамилией. Многих сфотографировал, сформировав картотеку.

Часть 3.

 

Свернутый текст

До поры до времени всё общение проходило хоть и напряжённо, но без особых эксцессов. Однако в один летний день, часов в 3 пополудни по внутренней громкой связи рынка прозвучал вызов наряду милиции на массовую драку. Я по рации вызвал прикреплённый ко мне автопатруль и сам побежал на улицу. Народу много, толчея, но по звукам, среди которых преобладал оглушительный цыганский ор, место нашёл без труда. Прорываюсь сквозь плотную толпу зевак и цыганок и вижу, как заметно пьяный пожилой цыган с окладистой седой  бородой (ну прямо типичный Будулай из известного фильма) с горящими глазами размахивает кривым здоровенным кинжалом типа турецкого ятагана (и где он вообще такой ножик раздобыл) и что-то угрожающе вопит на смеси русско-цыганского. Вникать в суть конфликта времени не было – огромная масса людей, крики-вопли, мат-перемат и тут агрессивный Будулай с ножом. Его нужно было нейтрализовать, а потом уже разбираться. Бросился к нему, сцепились. Нож выбил, заломил цыгану руку, уронил его на асфальт. Тут же на меня со всех сторон посыпались удары разъярённых цыганок. Сбили фуражку, сорвали погон, чем-то оцарапали щёку. Но цыгана держу. Длилось это пару минут, и тут очень вовремя на помощь подоспел экипаж автопатруля. Передал цыгана им, осталось найти нож. Но тот как сквозь землю провалился. Было понятно, что растворился этот нож где-то в складках юбок одной из многочисленных цыганок.
  Разбор полётов закончился не в мою пользу – в активе только пьяный Будулай БЕЗ ножа, куча свидетелей (но ни одного конкретного показания).
Из всей собранной информации выяснилось, что Будулай в тот день весело проводил время, закончились деньги и он зарулил на рынок пополнить финансы за счёт соплеменниц. Там повздорил со случайным прохожим, и пытался обеспечить преимущество в споре кривым ятаганом. Нож исчез, а  без него нет и состава уголовно наказуемого хулиганства. Оставалось оформить цыгана по административке.
Так на фамилию «Оглы» у меня появился личный мотивчик для «аллергии». 

Часть 4.
 

Свернутый текст

Наступило утро следующего дня. Цыганки появились в своё обычное время (около 10 часов) и что-то бурно обсуждали. Я сразу нашёл и выдернул к себе «царицу Тамару». Так я окрестил старшую в группировке. Тамаре было лет 40, и она заметно выделялась среди себе подобных. Обладая гигантским для женщины ростом (примерно под 195 см), весом килограммов 140, на фоне соплеменниц выглядела как ракетный крейсер в окружении портовых буксиров. И голосок у неё по громкости превосходил стандартные возможности сигнального громкоговорящего устройства (СГУ) милицейского патрульного автомобиля.
Разговор был коротким – я выдвинул ультиматум. С учётом вчерашнего инцидента пообещал, что создам все неблагоприятные условия для их бизнеса, даже если придётся плюнуть на социалистическую законность.
Тут ещё нужно упомянуть, что центральный рынок в то время был единственным подобным местом (это сейчас таких в городе  десятки), к которому было привлечено внимание советско-партийных органов (выполнение продовольственной программы и всё такое), отсюда и моё руководство постоянно подчёркивало своё «высокое доверие», назначив на такую ответственную должность начальника отделения.
  Незадолго до эпизода с Будулаем рынок посещала какая-то комиссия во главе с партийным секретарём, которая неожиданно для себя «заметила» цыганок,  старательно восполнявших потребности населения в дефиците. Наверное, это партийцам не понравилось (как же дикое племя может заниматься тем, чем занимается сама партия). Последовала возмущённая  статейка в партийной газете, где вина за происходящее была привычно возложена на милицию. Реакция руководства УВД привела к закономерному результату – крайним в цепочке стал «начальник отделения», то есть я.
Мои доводы о том, что «начальник без отделения» выглядит несерьёзно и нужно решать вопрос со штатной численностью, тонули в обещаниях, что «вопрос решается». Как уже упоминал раньше, при мне этот вопрос так и не решился и я через год вернулся в свой родной отдел УР простым опером.

. Часть 5.

Свернутый текст

Но вернёмся к цыганам. Решил начать с малого – оформить любую цыганку на реальные 15 суток. Это было бы для них было страшно и непонятно, т.к. ранее прецедентов не существовало по причинам, описанным выше. Среди всего племени подобрал подходящую кандидатуру – некую Оглы Перикку Шабановну (данные подлинные). Ей было тогда около 23 лет, и она в силу неизвестных мне причин считалась неполноценной даже в цыганской среде, поэтому в браке не состояла и (главное!) не имела детей. Перикка была типичной цыганкой и своим поведением ничем не отличалась от остальных, такая же наглая, скандальная и редко разговаривающая без мата.
Перикку отличал ещё очень смуглый цвет кожи (прямо как у Обамы), что дало повод для кличек: сами цыганки звали её «Копчёная», а более продвинутые русские рыночные товарки  - «Фантомасом».
Вскоре Копчёная показала свой норов, поскандалив с кем-то из посетительниц. Дальше – дело техники:  заявление оскорблённой, объяснения свидетелей, протокол.  Гражданку Оглы П.Ш. - в камеру и утром  суд. А там – законные 15 суток. У цыганок это событие вызвало шок. Тем более, что я в беседе с «царицей Тамарой» прокомментировал, что так будет в дальнейшем всегда и с каждой из них. Откровенный блеф, но цыгане в силу необразованности таких нюансов уловить не могли.
В общем, пару дней клан Оглы на рынке вообще не появлялся, переваривая новое для них событие. Но бизнес есть бизнес, на третий день вернулись. Намеренно я стал чаще прохаживаться сквозь их нестройные, но плотные ряды. Цыганки опасливо оглядывались, что-то обсуждали на своём наречии. Пример с Копчёной явно запомнился. Урока хватило недели на три. Пока эти неделю текут, расскажу о «русских» цыганах.
ЦЫГАНСКИЙ РОМАНС. Часть 6.
   «Русские» действовали незатейливо, но эффективно. Сначала любой малозначимый вопрос для завязки разговора: от «Сколько время?» до «Как пройти в библиотеку?» Собеседница (в 90% случаев это женщина) охотно начинала отвечать. Далее от цыганки звучала благодарность и как бы в ответ произносились пожелания. Разговор завязан, далее стандартная схема: «вижу порчу (беду, горе)», «могу отвести», нужно только «завернуть в бумажку» (денежную) «что-то золотое» (серьги, колечко, кулон), три раза плюнуть (глянуть, обернуться) – зависит от фантазии и контекста беседы. Заканчивается примерно одинаково – «теперь иди, всё вернётся в стократном размере, только три дня никому не хвастай, иначе сглазишь». «Осчастливленная» жертва идёт дальше, будучи освобождённой от своих украшений и денег. Кто-то начинает соображать через час, кто-то – через день, что стал объектом банального «развода» (мошенничества). Но ведь какой тонкий расчёт – жертва, находясь в здравом уме и трезвой памяти, сама и добровольно передаёт требуемое цыганке, и всего лишь за «добрые» слова. Всегда поражало количество таких желающих расстаться со своими ценностями, а ведь этот бизнес процветает до сих пор. Вот уж точно, что чужая душа – потёмки.
С правовой точки зрения – формальный состав мошенничества (завладение чужим имуществом путём злоупотребления доверием). Но одно дело, когда некий мошенник подделал векселя (денежные купюры), убедив потерпевшего в их подлинности; представился должностным лицом (т.е. реально злоупотребил доверием). Но ведь нельзя всерьёз «злоупотребить» доверием вменяемого человека, пообещав ему, что буквально с неба на него свалится куча денег или иных благ. Поэтому результатом проверки подобных заявлений обычно были постановления об отказе в возбуждении уголовных дел за отсутствием состава преступления.

Часть 6.
 

Свернутый текст

Точно так же поступал и я, хотя бывали и исключения. Однажды ко мне обратилась заплаканная 18-летняя девчонка, вся такая тоненькая, по виду совсем ребёнок. Она только начала работать стюардессой, это был её первый рейс на новой работе, который выпал в наш город. Ходила, гуляла, встретив группу «русских» цыганок. Через 15 минут поняла, что только что собственноручно отдала им подаренные на совершеннолетие мамой золотые скромные серёжки.
Девчонку было жалко – совсем несмышлёная. Быстренько пошёл с ней к цыганкам, сразу захватил парочку первых попавшихся (стюардесса всё равно конкретно никого не запомнила) и притащил в пикет. Тащить было несложно – «русские» цыганки в прямом смысле слова легче (по весу), чем Оглы. Дальше элементарно закошмарил угрозами посадить (а про Перикку наслышаны были все). Цыганки гыр-гыр между собой, потом одна попросилась уйти, я отпустил. Минут через десять она вернулась и принесла горсть разных серёжек, среди которых обнаружились и принадлежащие девчонке-стюардессе. Цыганка уже и не помнила, какие именно у кого «свинтила» серьги. Нужные были отобраны и возвращены владелице, а остальные так и пополнили цыганскую «кассу».
Надеюсь, что та стюардесса сейчас превратилась в мудрую женщину и на всю жизнь сделала нужные выводы. Главное тут запомнить, что слова «цыгане» и «опасность» являются синонимами. Все эти сказки о их умении «предвидеть-предсказывать» - полная чушь. Просто каждый хочет слышать то, что хочет.
Ко мне самому на улице изредка подходят цыганки с предложениями погадать. Обычно отвечаю, что  сам обладаю таким даром и могу предсказать её судьбу – дальняя дорога, чужая постель и казённый дом. Сразу теряют интерес и отстают.

Часть 7.

Свернутый текст

Вернёмся к Оглы.
Копчёная по истечении 15 суток освободилась, но на рынке появилась примерно через месяц. Забегая вперёд скажу, что она у меня ещё дважды отбыла этот срок. Появлялся повод для наказания клана – «отвечала» за это Перикка.
Очередным поводом послужила ссора за торговое место и жалоба от администрации рынка. Официальных торговых мест цыганам не предоставляли, и они торговали с разложенных на асфальте скатертей или прямо из тайников обширных юбок. А тут им взбрело в голову самовольно занять овощной прилавок под навесом. Когда подошёл к месту конфликта, Оглы уже заканчивали торговлю (обычно они находились на рынке с 10 до 16 часов) и паковали товар. Своё барахло переносили не в сумках-баулах, а заворачивали прямо в простыни или матрасовки. Получались такие объёмные кули-узлы. Там уже находилась тётка – инспектор рынка, которая вела дискуссию с цыганками и совладать с ними не могла. Как обычно, стоял ор, на который собрались многие десятки зевак (лето, народу много). Тамары где-то не было, и самая наглая цыганка на моё замечание выматерилась. Впрочем, ругательство было адресовано не мне, а инспектору рынка, но значения это не имело. Я выбрал куль побольше размером (наверное, с кубометр объёмом) и не без труда подбросил его вверх. Простыня развязалась и осыпала толпу зевак дождём из тюбиков помады, разных теней-туши и прочих предметов дамского обихода. Ещё не успев коснуться земли, вся эта россыпь была мгновенно подобрана благодарными зрителями. Каждый такой предмет продавали в среднем по 5 рублей, а их в свёртке были уложены многие сотни. Раздавшийся стон цыганского народа был заглушен восторженными криками обладателей халявной косметики.
Так Оглы на практике поняли силу и эффективность  экономических санкций и сделали правильные выводы. Позднее я довёл до сведения «царицы Тамары», что любая попытка неповиновения будет пресечена и худой мир всегда лучше доброй ссоры.
Партийные чиновники тоже не оставляли своим вниманием «цыганский вопрос», поэтому я и об этом говорил с цыганской предводительницей. Договорились, что при появлении партийных надзирателей по моему условному сигналу все её подчинённые должны изобразить сильный испуг и в «страшной панике» покинуть территорию свободной торговли, не препираясь и не устраивая скандалов.  Так в дальнейшем и происходило, партия воочию увидела свою «силу».

Часть 8, заключительная.
   
   

Свернутый текст

Взаимоотношения с цыганами перешли в иное качество. При моём появлении они уже не дерзили, изображая готовность подчиниться и даже проявляли признаки определённого подхалимажа. Стали изредка заглядывать в пикет (добровольно) как бы «за жизнь» поговорить. Я прекрасно понимал, что это только поиски подходов и иллюзий не питал.
Произошёл даже такой забавный случай. Как то ко мне заглянула «царица Тамара». Не помню, какой был повод, о чём-то вроде узнать. Говорила вежливо (если такое слово вообще применимо к цыганке). Ну и я соответствовал. Среди всех кружев лести в мой адрес прозвучало следующее (дословно не помню) но что-то типа: «все мы люди  и уважаем тех, кто нас уважает. Цыгане уважают тебя, ты для нас как барон. Хочешь, мы тебе  цыганскую жену подберём. Какой жена тебе нравится?». Я в шутку ответил, что «жена мне нравится толстый, мягкий и красивый». Дальше ещё минут 15 был трёп ни о чём. Проходит пара дней. Днём в пикет заявляется Тамара и втягивает за собой пышную молодую цыганку. Смотрю на них и жду, с чем пожаловали. Тамара представляет: «Это Линда. Ты хотел цыганский жена, вот она тебе». Линда в это время стеснительно смотрит в пол и чертит на нём вензеля носком кроссовки 42 размера, изображая  крайнюю степень застенчивости. Тут меня разобрал смех. Спросил, сколько лет «невесте». Оказалось – 17.  Пришлось в браке отказать. Вспоминая тот случай, до сих пор не пойму, было ли это цыганской шуткой или всё-таки «жену» предоставляли на полном серьёзе.
Прошли годы, многое изменилось. В среде цыган тоже наметились перемены и незаметно, что к лучшему. По крайней мере, у нас «бизнес» обоих кланов перемешался. Теперь и «русские», и «мусульмане» вперемешку промышляют «гаданием». А если чем и торгуют, то только наркотиками, причём неизвестно, кто из них больше. В телевизионных репортажах о задержании наркоторговцев звучат фамилии как «русских» цыган, так и Оглы.

Отредактировано Trooper (2012-09-24 13:34:31)

+1

11

Спасибо! Про цыган мне всегда интересно, и второй раз прочитать тоже! Вот смотрю я на их туповато-грязные мурло, и думаю, а где же  те таинственные люди, как их называли когда-то! Где пленительные красавицы, которые сводили с ума наших дворян? Где великие предсказательницы, как та, которая предсказала судьбу Пушкину?!  Деградировали, что ли все?!

0

12

Лариса написал(а):

Вот смотрю я на их туповато-грязные мурло, и думаю, а где же  те таинственные люди, как их называли когда-то! Где пленительные красавицы, которые сводили с ума наших дворян?

Лариса, я очень давно подозреваю, что это было просто красивой легендой....

0

13

Trooper написал(а):

Лариса, я очень давно подозреваю, что это было просто красивой легендой....

Я бы, может быть, тоже так подозревала, но есть факты! Например, родной брат Льва Толстого, полюбил цыганку-плясунью, не венчался с ней, но всю жизнь прожил, и детей нарожали много. И как его, всей роднёй и друзья,  ни пытались от этой цыганки оторвать, и женить на девушке  своего круга, ничего не помогло! Как прикипел к ней. Намертво! А из историй нашего времени, не помню, то ли следователь, или опер, работал по наркоте. И влюбился насмерть в молодую красивую цыганку. И это её семья торговала наркотой. И он их покрывал, и как-то помогал им. И сел на скамью подсудимых. Не помню точно сколько лет получил, но сам факт! Об этом даже репортаж по ТВ был.  Всё-таки, что-то есть у них такое... Не у всех, конечно. А цыганский гипноз? Когда человек сам не понимает как всё отдаёт. С таким явлением не встречались?

0

14

Лариса, Trooper - прекращайте ксенофобию. Всем известно, что цыгане - это добропорядочный народ зверски угнетаемый махровым православно-монархическим режимом. Спасаясь от репрессий, цыгане даже приняли православие, но от русского шовинизма их это не спасло. Затем эстафету угнетения цыган приняли на себя большевики. Спастись удалось лишь театру Кармен и Будулаю. Не удивлюсь, что скоро из соображений политкорректности в каждом художественном произведении, фильме должен будет обязательно присутствовать положительный образ цыгана. И еще по представителю всех остальных угнетаемых русским национализмом - коммунизмом народов.

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/

+1

15

Стражник написал(а):

Лариса, Trooper - прекращайте ксенофобию.

Это не ксенофобия, а правда! А правду прекратить нельзя! Ну, ладно, пусть будет по-вашему, тут их угнетали все кому не лень. А в других-то странах?! Назовите страну где их любят?  Недавний ор во Франции с выселением цыган, которых в свою очередь попытались выпнуть из страны их прежнего проживания. Забыла: Румынии, Венгрии? Там то большевики не были у власти, Францию, я имею ввиду. Стражник, мне кажется Вас сегодня кто-то разъярил. И именно по вопросу о большевиках.

0

16

Лариса написал(а):

Я бы, может быть, тоже так подозревала, но есть факты!

Давайте посмотрим на эти факты под другим углом зрения.

Лариса написал(а):

Например, родной брат Льва Толстого, полюбил цыганку-плясунью,

Это характеризует самого брата Л.Толстого, а не цыганскую ментальность. Он с тем же успехом мог влюбиться в испанку (немку, финку и т.д.) или даже в русскую девушку, какая оказалась бы "роковой" для него.

Лариса написал(а):

следователь, или опер, работал по наркоте. И влюбился насмерть в молодую красивую цыганку. И это её семья торговала наркотой.

Не могу знать мотива такого поступка самого  следователя (опера), но цыганский мотив всегда на поверхности - это выгода. Цыганскому клану выгодно иметь прикрытие из правоохранителей, для этого вполне можно использовать и любовь к одной из их барышень. В своём "Цыганском романсе" я упоминал, что мне тоже предлагали "жену". Насколько я заметил, в цыганском сообществе женщина имеет только обязанности, а не права и будет вынуждена поступить так, как прикажет барон.

Лариса написал(а):

А цыганский гипноз? Когда человек сам не понимает как всё отдаёт. С таким явлением не встречались?

  "Цыганский гипноз" действует только на тех, кто подсознательно желает быть загипнотизированным.Цыганки поступают шаблонно, и если видят ожидаемую реакцию, то и добиваются результата. Стоит же только "сбить программу" у любой из них, как всё срывается, и они теряют интерес к потенциальной жертве. Для этого нужно всего лишь ответить нестандартно на заданный цыганкой вопрос. Например, если та начинает тараторить "порчу вижу, грусть-печаль на лице, горе у тебя...", то можно в ответ спросить: " ты что, из службы психологической помощи (из милиции, горгаза), раз всем интересуешься?" или любую иную белиберду. Такой сбой программы вызовет замешательство у самой нахальной прорицательницы.

+1

17

Trooper написал(а):

В своём "Цыганском романсе" я упоминал, что мне тоже предлагали "жену".

Я это помню прекрасно! Но Вам, уж извините, чёрт те что предложили! А, вот, пофантазируем слегка, не они предложили, а сами бы Вы увидели такую красавицу, что глаз не оторвать! И не дуру. Ну, мало ли чудес на свете, такая вот цыганская аномалия родилась...бы.  И влюбились. И это было бы взаимно! И есть два варианта, либо выбрать долг и честь, либо счастье с любимой. Ну, Вы бы конечно, выбрали долг, ИМХО. Но ведь кто-то мог так отчаянно захотеть быть счастливым. Я не оправдываю опера. Мне кажется, надо было забрать девушку из этой семьи, и не самому в этой грязи тонуть, а её спасти, и самому сохранить свою честь. Но в идеале очень редко что получается, увы.

+2

18

Вас сегодня кто-то разъярил.

нет, не разъярял, я всегда такой  %-) А выводит из себя форма подачи истории России - когда "всех давили, преследовали, ссылали на дальний Север". И теперь нам все предстоит каяться перед "цивилизованными народами" - эстонскими эсесовцацми, литовскими взводами расстрела и пр. пр. Прямо провоцирует на несвойственный мне сарказм  :canthearyou:

Подпись автора

Стоим на страже. Наш сайт: http://sovet-miliziy.narod.ru/

0

19

Лариса написал(а):

А, вот, пофантазируем слегка, не они предложили, а сами бы Вы увидели такую красавицу, что глаз не оторвать! И не дуру. Ну, мало ли чудес на свете, такая вот цыганская аномалия родилась.

Это уже научно-фантастический жанр.

Вот сейчас усиленно пытаюсь представить, о чём бы я мог разговаривать с самой писаной красавицей, которая за плечами имеет максимум два-три класса начальной школы и с малолетства знает точно только одно - откуда берутся дети  http://s19.rimg.info/a0c89dad4075490ea1c83aaa1a3cc8f4.gif

+1

20

Стражник написал(а):

И теперь нам все предстоит каяться перед "цивилизованными народами" - эстонскими эсесовцацми, литовскими взводами расстрела и пр. пр.

Ну, мало ли чего они хотят! Да и плевать на них, за неимением Эйфелевой, с Останкинской телебашни! С этим хотением они и останутся, я уверена. В нашей стране, ну, по крайней мере в том обществе, в котором я общаюсь и в жизни и на форумах, я не вижу таких людей, кто поддерживал бы это "покаяние"и считал бы его возможным. И уж тем более не прибалтийским и украинским эсэсовцам этого требовать от нас. И Запад прекрасно всё понимает. Но ему надо всё время раскачивать, бередить и баламутить у нас, и для этого любые средства хороши. Непонятно мне только, почему мы, им в пику, то же что-нибудь наподобие их провокаций, не устраиваем. Или устраиваем, просто я не в курсе.

+1

21

Лариса написал(а):

Спасибо! Про цыган мне всегда интересно, и второй раз прочитать тоже! Вот смотрю я на их туповато-грязные мурло, и думаю, а где же  те таинственные люди, как их называли когда-то! Где пленительные красавицы, которые сводили с ума наших дворян? Где великие предсказательницы, как та, которая предсказала судьбу Пушкину?!  Деградировали, что ли все?!

При Пушкине героин еще не придумали... посему приходилось заниматься честным трудом:  гаданиями,   танцами, пением ну и чуток конокрадством.

Подпись автора

Офисный планктон мы на завтрак хаваем

0

22

Trooper написал(а):

Вот сейчас усиленно пытаюсь представить, о чём бы я мог разговаривать с самой писаной красавицей, которая за плечами имеет максимум два-три класса начальной школы

Ну во времена Толстого  и уж тем более Пушкина   наличием  энного числа классов образования  вообще мало  кто мог включая  не только цыган кочевых но и русских оседлых  крепостных.  Это потом   всеобуч и ликбез над девствеными умами пейзан цинично надругались заставив  учится учится и учится.

Подпись автора

Офисный планктон мы на завтрак хаваем

0

23

Выставлю ещё один рассказ из ранее публиковавшихся.

ХРОНИКА ДЕЖУРНЫХ СУТОК.

Часть 1.

Свернутый текст

Расскажу об одном самом обычном дне (точнее, сутках) оперативного дежурного ОВД типичного городского района с населением чуть более 100 тысяч человек.

Вообще оперативный дежурный любого РОВД – это штатный сотрудник, работающий сутками посменно. Если коротко, в обязанности входит координация действий всех нарядов на улице - ППС, ДПС, ОВО, медвытрезвителей (которые тогда существовали); обеспечение выезда оперативных групп на места заявленных происшествий; реагирование на бытовые и семейные конфликты, разбирательство с доставленными административными правонарушителями и вообще всё, что только касается деятельности органов внутренних дел.
Но любой штатный дежурный способен заболеть или уйти в отпуск, поэтому его обязанности возлагаются на других сотрудников (обычно по утверждённому руководителем списку), имеющих достаточный опыт следственно-оперативной работы. Вот на такое дежурство я и попал в тот день на рубеже зимы и весны.

Утро начиналось как обычно. Доработка и передача материалов предыдущих суток в следствие-дознание, доставка ночных дебоширов в суд по мелкому хулиганству и тому подобное. Днём, как обычно, было относительно спокойно. Примерно в 15 часов позвонили из горисполкома (которому угораздило располагаться именно в нашем районе). Возмущённый голос требовал экстренного принятия мер к хулигану, который осмелился нарушить покой и размеренный распорядок этого государственного учреждения.

Часть 2.

Свернутый текст

Из грозной речи облечённого властью чиновника следовало, что некто ворвался в святая святых столовую горисполкома и устроил пьяный дебош.

Реагировать нужно, поэтому на место незамедлительно был направлен ближайший автопатруль. Минут через 20 наряд прибыл в дежурную часть вместе с нарушителем. Едва взглянув на него, я сразу узнал в нём старого знакомого. Это был Александр Петрович Ерохин, 28 лет от роду, проживавший на нашей «земле». Он происходил из приличной семьи потомственных рецидивистов и проживал вдвоём с отцом. Его на тот момент примерно 55-летний папанька был широко известен в узких кругах под кличкой Харитон и имел с полдесятка судимостей, связанных с хищениями социалистической и иной собственности. Сын отца не посрамил и тоже имел за плечами 5-летний приговор за то же самое. Но при этом он обзавёлся справкой о психическом заболевании, что позволило досрочно освободиться и удачно избегать сложностей с законом в последующем.

Если старший Ерохин был угрюмым и спившимся типом, последнее время с отвращением трудившимся дворником в ближайшем ЖЭКе, его сын был его полной противоположностью. Не могу сказать, что Санька чурался алкоголя, но в постоянном пьянстве и связанных с этим дебошами замечен не был. Он и выглядел вполне пристойно – аккуратно одет, обладал своеобразным чувством юмора и вообще острым языком. Санька ещё неплохо пел и при этом почти не фальшивил.

А ситуация в столовой складывалась так. До 14 часов она работала только для сотрудников учреждения, затем до 16.00 открывала доступ любому желающему с улицы. Подобное желание стимулировалось тем, что в её буфете (хоть и с двойной наценкой) торговали бутылочным пивом, что в те времена было далеко не везде.

Зная этот распорядок, Санька Ерохин и заглянул «на огонёк» в ту столовую испить пивка. Он был одет в приличную куртку с капюшоном типа «аляска» и выглядел вполне нормально. Гардероба там не было, поэтому Ерохин и не раздевался. Взял пару бутылок «Жигулёвского» и присел за свободный столик.

Часть 3.

Свернутый текст

Сидит себе, прихлёбывая пиво, никого не трогает. Но творческая натура то ищет выход. Настроение перешло в лирическую фазу, и Санька стал вполголоса напевать популярную тогда песенку «барабан был плох, барабанщик бог…» (но ведь не «Мурку» же). И при этом (о, ужас!!!) закусывал пиво конфетами – подушечками.
Видимо, последнее и привлекло к нему внимание какого-то власть предержащего – как это в советском обществе можно пить пиво с конфетами??? Почему не с селёдкой, которую продавали тут же? Последовал звонок в дежурную часть.

Выяснив всё это и убедившись, что Ерохин (как я сразу и предполагал) не представляет никакой опасности для общества, перечитал объяснения персонала столовой и рапорты наряда. Там везде был сделан акцент на «пиве с конфетами», но никаких других фактов его «хулиганского» поведения изложено не было. Припомнить хотя бы один нормативно-правовой акт, запрещающий употреблять купленное в буфете пиво (пусть даже с конфетами) в специально отведённом для этого помещении было невозможно, так как ни один антиалкогольный указ подобного запрета не содержал. Да и вполголоса напевать себе под нос песни советской эстрады тоже никто не мог запретить, даже горисполком.

Вывод – Ерохин чист перед законом, аки слеза младенца (а ведь у него ещё и «справка» есть, что мне прекрасно было известно).

В общем, менее, чем через час гражданин Ерохин А.П. был отпущен на свободу без составления протокола, с одним только напутствием хотя бы сегодня больше не посещать ту столовую и в соответствии с «решением» горисполкома не закусывать пиво конфетами. Санька охотно пообещал со словами: «Да я же всё равно туда уже не успею».
А дежурные сутки продолжались.

Часть 4.

Свернутый текст

Часам к 18 заявили пару квартирных краж. Это обычно происходит одновременно, так как народ возвращается с работы в одинаковое время и обнаруживает следы непрошенных гостей. Но две – это не пять или семь (что тоже нередко случалось). Дежурных оперативных групп то в распоряжении только две, и от количества сообщений о преступлениях их число не вырастет. В таких случаях дежурному приходилось выхватывать других сотрудников (кто под руку попадёт и направлять в адреса) или разбивать состав опергрупп на части. В тот день таких накладок не было – две группы поехали на две кражи.

Ну а после 21 часа в дежурке начинается «веселье». Наряды начинают доставлять с улиц и иных общественных мест пьяных, мелких хулиганов и прочих административных нарушителей. Сквозь прозрачные тонкие перегородки из оргстекла из комнаты административно задержанных (КАЗ) доносятся радостные крики, песни, маты и тому подобное. Кто-то требует прокурора, кто-то вопит заплетающимся языком о нарушенных правах человека. Помощник дежурного и инспектор группы разбора привычно сортируют контингент – кого отпускают после составления протокола, кого передают вызванному экипажу медвытрезвителя, кого отводят в ИВС. Работа кипит.

После одиннадцати вечера доставляют ещё одного старого знакомого, которого хотелось бы видеть меньше всего. Это некто Чугунов с предсказуемой кличкой Чугун, в прошлом судимый за разбой. Но главное то, что Чугун за несколько лет до этого дня стал инвалидом. Пытавшись что-то там украсть на подвижном составе железной дороги, он попал под поезд и лишился обеих ног выше колен. Ноги потерял, но прежнего характера не утратил. В пьяном состоянии его всегда тянуло на «подвиги», он был постоянной головной болью для участковых и дежурной части. Дело в том, что инвалида-ампутанта закон запрещал подвергать административному аресту или помещать в медвытрезвитель, поэтому действенных мер к такому "Косте Сапрыкину" просто не было.

Часть 5.

Свернутый текст

Вот и в этот раз Чугун был доставлен откуда-то из «гостей», где в пьяном угаре слегка повредил собутыльнику голову, но в ответ и его внешность была видоизменена парой ударов по личику. Вызвали «скорую», та оказала всем участникам экстренную помощь с применением йода и зеленки и передала Чугуна на руки нашему дежурному наряду с диагнозом «жить будет». В КАЗе Чугуна поместили в камеру с прозрачной зарешёченной дверью, где он и буйствовал, не давая покоя своим ближайшим соседям, которых было ещё четверо. Но делать нечего – отпускать в таком состоянии нельзя (почти зима на дворе), а деть больше некуда.

К ночи часть количество контингента в КАЗ стало уменьшаться, но Чугун продолжал веселиться. Оставшихся двоих своих соседей по камере он уже морально загрузил своими блатными «понятиями», изложенными на смеси отборной брани и «фени».

Примерно в час ночи раздался телефонный звонок. Звонил коллега – дежурный из ЛОВД аэропорта. Его вопрос был следующим – знаю ли я господина Ерохина Александра Петровича. Я хоть и чертыхнулся, но многолетнее знакомство с Санькой отрицать не стал, тем более что расстались мы с ним всего несколько часов тому назад. Я коротко поведал, что Ерохин доставлялся к нам прошедшим днём и был отпущен за отсутствием состава правонарушения. В ответ коллега рассказал, что этот самый Ерохин ночью появился в аэропорту и, представившись гидом из «Интуриста», пытался присоединиться к какой-то проезжей группе иностранцев из Болгарии (или другой страны соцлагеря, точно уже не помню). При этом якобы разговаривал по-английски.

Я посоветовал принять самое простое решение – нагнать Саньку подальше и объяснил, что у того и «справка» есть. Транспортник замялся и сказал, что сделать этого не может, так как Ерохин, хотя и практически трезвый, но без верхней одежды, а на улице уже градусов 12 мороза и если того просто отпустить, тот опять будет шарахаться по аэровокзалу. Поэтому мне было сделано такое предложение – дежурка ЛОВД повезёт своих арестантов в ИВС (который находится рядом с нами) и попутно забросит к нам и Ерохина.
После некоторых раздумий я согласился.

Часть 6, заключительная.

Свернутый текст

Через час Санька Ерохин во второй раз за дежурные сутки нарисовался у нас. «Аляски» на нём уже не было, осталось только что-то типа лёгкого джемпера. Зато на шее на ремешке висело громкоговорящее устройство – не стандартный мегафон, а нечто напоминающее транзистор «спидола» с микрофоном на гибком шнуре (с подобными в те времена ходили экскурсоводы).

Основной вал работы уже прошёл, в дежурной части стало значительно тише, только Чугун временами что-то выкрикивал, поэтому я решил переговорить с Ерохиным и поинтересоваться, куда он дел свою куртку и где вообще болтался вторую половину суток.
Выяснилось, что Саньке было скучно. С пивом его обломили, и он двинул в аэропорт последним автобусом. Там познакомился с кем-то из авиапассажиров и обменял свою куртку на вот эту мечту экскурсовода, с которой и ходил по аэровокзалу. Ни одного слова по-английски Санька не знал, но некоторым музыкальным слухом обладал, поэтому довольно похоже воспроизводил звуки, похожие на иноязычную речь.

Слушать Ерохина можно было и до утра, но настала пора заняться и писаниной. Объявил ему, что оснований содержать его у меня нет. Санька попросил оставить его, чтобы провести остаток ночи у нас, так как по такому времени добираться холодно и его папанька дверь не откроет. Меня эти проблемы не волновали, да и где я могу найти спальное место? Но Ерохин тоже всё это понимал и сказал, что готов поспать и в камере на лавке. А на Г-образной лавке камеры (где могли свободно поместиться и двое) возлежал один Чугун, развалившись и разбросав свои вещи. Его сокамерников к тому времени уже отпустили, и ему было скучно. Подумав, всё-таки решил подсадить Ерохина к нему со строгим предупреждением не создавать конфликтов.

Но Санька то был потомственный урка, и разных там «чугунов» не опасался. Только войдя в камеру, он по хозяйски сдвинул в сторону барахло Чугуна. Тот попытался возразить, но Ерохин поставил ему ногу на пузо и сказал негромко всего несколько слов (что именно, слышно не было, наверное – «пожалуйста»). Чугун мигом затих и отодвинулся. До самого утра в дежурке наступила долгожданная ТИШИНА.

+1

24

Trooper написал(а):

Санька стал вполголоса напевать популярную тогда песенку «барабан был плох, барабанщик бог…» (но ведь не «Мурку» же)

Ещё раз прочитала, спасибо! Вот эта строка напомнила мне о том, как хор мальчиков в Перми, изучая разнообразные жанры, пел, вот эту самую "Мурку". Это просто кошмар! Стоят мальчики-музыканты, чистенькие такие, миловидные, и поют ангельскими голосами, протяжно и жалобно, как на паперти" И теперь маслину получай!" Правда, после огласки и скандала, эту песню изъяли из репертуара детей.

0

25

23.30

Этот эпизод вспомнил только что и набросал прямо сейчас. Хотя он относится к хронике совсем других дежурных суток, но является некоторым дополнением к предыдущему рассказу.

Свернутый текст

Итак, на часах 23.30. Разошлись по домам участковые (их рабочее время заканчивалось в 23.00). Работа оперативных групп по заявленным вечером преступлениям была окончена,  дежурный следователь-женщина (которая до утра) занималась бумажным оформлением собранных материалов в своём кабинете, а другой дежурный следователь-мужчина по имени Борис (который до 23 часов) только что сдал оружие и ожидал старшего участкового Виктора Андреича, который с небольшим опозданием закончил смену и тоже сдавал свой табельный ПМ (им домой в одну сторону). Эту процедуру прервал телефонный звонок. Плачущая женщина сообщила, что только что стала жертвой изнасилования. После короткого опроса выяснилось, что она работает дежурной по этажу в одной из наших гостиниц, происшествие случилось прямо на её рабочем месте, и насильник до сих пор находится где-то рядом.

  Такая информация  требовала немедленного реагирования, главным было физически задержать подозреваемого, а потом уже заниматься разбирательством и процессуальным оформлением происшествия.
  Но до гостиницы – километра полтора. Имевшиеся в распоряжении экипажи ППС в те минуты занимались ликвидацией массовой драки на набережной, срывать их было нельзя.
Наряды ночной милиции (ОВО) тоже были чем-то заняты и оперативно задействовать их возможности не было. И вообще в отделе не было никого, кто мог бы подключиться к задержанию вместе с водителем моей дежурной машины (два дежурных опера ещё не вернулись в отдел с последних происшествий, женщина-следователь для этих целей не годилась, помдеж с  инспектором группы разбора заняты с дюжиной орущих административных правонарушителей (типа Чугуна), сам я не имею права бросить рабочее место и уехать на задержание (хотя очень хотелось).

Понятно, что моими «жертвами» стали оказавшиеся совершенно случайно рядом Виктор и Борис. Их смена закончилась, по своим должностным обязанностям они не имели никакого отношения к той гостинице, да и изнасилования были подследственны не нам, а прокуратуре.
   
Тем не менее, ни одному из них не пришло в голову послать меня куда подальше (на что имели полное право)  и уйти домой.  Оба быстро уловили суть вопроса и через минуту дежурка уже мчала их в гостиницу.

Вдогонку я только успел сказать, чтобы немедленно отзвонились, нужна ли там будет полносоставная опергруппа.

Минут через 25-30 ребята позвонили из гостиницы и сообщили, что информация подтвердилась, на месте потребуются следователь прокуратуры и эксперт-криминалист, злодей задержан и сейчас они собирают в путь его и потерпевшую.

Дальше начиналась обычная рутина оперативного дежурного– поиск прокурорского следователя (он равновероятно мог находиться как в своём рабочем кабинете, так и дома «на телефоне»). Пока искал в графике фамилию дежурившего прокурорского следователя, последовал второй звонок от парней. Звонил Борис, и не очень радостно сообщил, что на место потребуется полносоставная группа, включая судмедэксперта, ибо насильник превратился в труп. Моей первой мыслью было «застрелили», но тут же вспомнил, что оба оружие сдали, а получить обратно просто не успели в связи со срочностью выезда, так что стрелять в насильника им просто было не из чего.

  Позднее сложилась такая картина. В гостинице (которая представляет собой здание ещё дореволюционной постройки с пристроенным в сталинский период корпусом) на 4-м этаже поселился 24-х летний студент-заочник какого-то техникума. Вечером он, находясь в подпитии, возжелал любви. В те времена ещё не было возможности вызвать по телефону путан, поэтому каждый страждущий решал такие проблемы самостоятельно.

  У этого в зоне досягаемости оказалась только одна женщина – дежурная по этажу (1933 года рождения, т.е. на тот момент старше 50 лет). Провинциальный ловелас вызвал её под тем предлогом, что в его номере не горит лампочка. Та пришла. Студент с места в карьер предложил даме раздеться, на что та с возмущением ответила отказом и назвала его «сосунком». Но тот ударил её, подавив сопротивление и совершил всё задуманное. При этом демонстрировал нож и говорил, что убьёт, если та будет и далее «вести себя плохо». Не знаю, как бы там всё могло сложиться, если бы потерпевшая повела себя по-другому. Но она поняла реальность опасности не только для чести, но и для жизни, поэтому после
удовлетворения насильником первой похоти сказала, что он ей понравился и она хочет угостить его коньячком с лимоном и потом продолжить любовные утехи. Студент сомлел и милостиво разрешил ей выйти «за коньячком». Но «коварная» дама вместо этого позвонила мне.
   Подъехали Борис с Виктором, женщина проводила их к номеру, подала голос, и когда радостный студент открыл дверь, то был неприятно удивлён, так как увидеть таких «мальчиков» он не ожидал.  Поскольку сам он пребывал в костюме Адама, парни заставили его одеться и забрали документы. Студент одевался и обувался, не проявляя агрессии. Наши парни спокойно наблюдали за сборами, так как деться ему было некуда – выход через дверь они перекрыли, а номер находился на четвёртом этаже (здание старинное, потолки под 4 метра, поэтому фактически высота была на уровне 6-го или 7-го этажа современной типовой панельной многоэтажки).
  Студент или не знал особенностей  домостроения царско-сталинской эпох, или просто «мальчиков» не любил, но ринулся в побег именно через единственное доступное место – злополучное окно. Виктор стоял у дверей, Борис поближе, он то и успел ухватить студента за ногу в ботинке. Но тот зарядил Боре в лоб каблуком другого ботинка, вырвался и ушёл в свободный полёт, оставив первый ботинок в руках Бориса на память.

   Спешить было уже некуда – падение с 16-метровой высоты на бетон всегда заканчивается одинаково.

   Дальше происходил долгий осмотр места происшествия, освидетельствование женщины, допросы и прочие необходимые формальности, в ходе которых Борис с Виктором  превратились в свидетелей, так и не попав домой до самого утра. Так что у них было достаточно времени, чтобы высказать мне свои претензии (хоть и в шутливой форме).  Мне их и вправду было жаль, но пришлось отвечать, что опаздывать полезнее НА работу, а НЕ с работы.

Отредактировано Trooper (2012-10-01 16:43:49)

+1

26

Вдогонку выставлю ранее уже публиковавшийся рассказ про изнасилование. В нём упоминается и тот самый Боря, который не совсем удачно задержал насильника в рассказе "23.30". Только тут  я исполнял обязанности не внештатного подменного дежурного, а свои обычные -  оперуполномоченного УР.

АРИФМЕТИКА КАК ПРИЧИНА ИЗНАСИЛОВАНИЯ.

Часть 1

Свернутый текст

Стояла бархатная пора на стыке лета-осени (конец августа). В стране усиленно развивался мелкий бизнес, поэтому наш город по коммерческой надобности посетили четверо парней лет тридцати из соседнего региона. Приехали они на двух автомобилях: «Волге» и иномарке. Помимо закупок каких-то там товаров, в их планах присутствовал пункт продать в нашем городе и «Волгу». Первая часть планов осуществилась удачно, что парни и решили отметить вечерком в ресторане, приехав туда на своих двух автомобилях.
Подвернулись и девочки в лице трёх сослуживиц, работавших в одном магазине и оказавшихся в тот вечер в этом же ресторане. Двум из них было лет по 25, не замужем, а вот третья – лет на 5 постарше и обременена семейными узами. Знакомство, флирт, дальше всё развивалось банально, как в тысячах подобных случаев – водка-шампанское-потанцуем. Но ведь кто ужинает девочку, тот её и танцует, поэтому по окончании вечера дамам поступило предложение покататься по ночному городу и выступить экскурсоводами для приезжих гостей.
Экскурсия примерно в полночь привела всех на нашу территорию обслуживания в район набережной. Там компания нашла уголок поукромнее, допила привезённое шампанское и далее….
В общем, гостям захотелось пылкой любви. Дамы вряд ли думали, что едут играть в шахматы, поэтому поняли всё правильно. Понятно, что приемлемым местом для утех могли быть только салоны автомашин (ведь не на гранитном парапете или асфальте набережной этим заниматься).

Часть 2

Свернутый текст

Диспозиция была простой: «рабочих» мест – два, мужчин – четверо, женщин – трое. Но три на четыре ровно не делится, поэтому такая арифметическая аксиома и явилась причиной дальнейших событий – какой-то из дам было изначально предопределено опробовать двоих. Ей оказалась самая старшая (та, которая замужем). С первым партнёром у неё всё получилось хорошо, но тут нарисовался оставшийся не у дел четвёртый (который лишним себя не считал). Первые две дамы тем временем тоже совершили соитие со своими партнёрами. Но старшая дама почему-то не захотела повторить свои действия с другим парнем (типа, я не такая, я жду трамвая). Но у того уже не было силы воли сдержать желание, он быстренько завалил её на сиденье «Волги» (марка машины тут важна) и совершил задуманное. После этого дама с рыданиями и воплями понеслась к воде топиться, криками привлекая внимание нередких гуляющих. Шум услышали и дежурившие неподалёку пэпээсники, отреагировав так, как положено. Успевшую забежать в воду потерпевшую оттуда извлекли. Наряду дама поведала о случившемся и призвала покарать насильников. ППС оставалось только сгрести в кучу всю компанию и доставить в дежурную часть, что и было успешно сделано.
Изнасилования относились к моей линии работы, так что в любом случае пришлось бы поучаствовать и в работе по этому. Но в те сутки я ещё и дежурил в составе СОГ, поэтому находился на рабочем месте среди ночи.

Часть 3

Свернутый текст

Изнасилования и тогда входили в компетенцию прокурорского следствия, поэтому ночью вызвали и следовательшу оттуда. Замужняя дама подала официальное заявление об изнасиловании. Я мог бы особо не напрягаться, так как никаких оперативных (типа розыскных, установочных) мероприятий ситуация не требовала. Все потерпевшие-свидетели-подозреваемые были в наличии, нужно было только процессуально всё оформлять. Но ведь не мог же я оставить одну прокурорскую девчонку наедине с таким объёмом работы, поэтому вместе с ней проводил допросы участников (законность которых подкреплялась её отдельными поручениями). Вызывали и экспертов, которые делали соскобы-смывы и фиксировали разные там материальные следы. К утру все трусы-лифчики и другие вещдоки были изъяты и упакованы, экспертизы назначены, потерпевшая освидетельствована у дежурного судмедэксперта, все причастные допрошены. Сложилась такая картина: две незамужние дамы объективную ситуацию подтвердили, но заявлять об изнасиловании отказались. Они остались свидетелями. Их партнёры, соответственно, тоже попали в статус свидетелей. Раз так, то и иномарка местом преступления не являлась. А заявительницу пользовали двое в салоне «Волги», один из «пользователей» являлся владельцем этого авто. Таким образом, эти двое и стали подозреваемыми, хотя первому дама отдалась вроде как «по любви». Но если это признать, то и по второму возникнут сомнения. Пришлось ей возмутиться действиями обоих, так и стали они «молочными братьями» и подельниками одновременно.Под утро следователь выписала «сотки» на обоих (это протокол задержания в порядке ст.122 тогдашнего УПК), и рассвет они встретили уже в камерах ИВС. Оставалось решить вопрос с машинами. С иномаркой проблем не было – эксперты её осмотрели, а так как в ней произошло не преступление, а обычный трах, то и вещдоком эта машина не являлась, её просто отдали владельцу.

Часть 4.

Свернутый текст

А вот «Волга» - совсем другое дело. Именно в ней произошло преступное событие, она признана вещдоком по делу, изъята протоколом выемки. Её хозяин – в ИВС, родственников в городе, кому можно было бы передать авто под ответственное хранение, владелец не имел. Поэтому «жертвой» стал я – именно мне был передано постановление о признании машины вещественным доказательством по уголовному делу такому-то, вручена копия протокола выемки и взято обязательство «ответственного хранения».
Тогда я согласился на это из жалости к прокурорской девчонке, так как она то сама вообще физически не была способна куда-то эту машину определить (это же не трусы потерпевшей – в сейф не положишь).
С этого момента начались мои злоключения с машиной. Оставили её у стены отдела (это просто на улице, где ходят все, кому не лень). Реально никто за её сохранностью следить не мог. Через пару дней у «Волги» кто-то спёр пробку бензобака (зачем?). Дворники я снял и убрал в ящик стола в первый же день (их тоже тогда воровали). Связался со следовательшей, попросил её решать вопрос с хранением машины. Она пообещала поговорить с прокурором о помещении авто в их служебный гараж. Но тот был рассчитан только на две машины (служебную районного прокурора и служебную вышестоящего прокурора, который ставил её там просто потому, что жил рядом).
Пробовал обратиться на арестплощадку – тогда уже открылась первая из них. Но работала она на коммерческой основе, являлась частным предприятием, и потенциально бесплатное хранение авто в качестве вещдока владельцев не вдохновило. Обращался к гаишникам – те тоже ответили вежливым отказом. Вывод – свои проблемы нужно решать самому.

Часть 5, заключительная.

Свернутый текст

Короче, плюнул я на всякие формальности, и стал использовать машину по прямому назначению – то есть ездить на ней. Со служебным транспортом всегда были проблемы, а тут лишние колёса под рукой. Когда дежурил в СОГ (а это минимум 5-6 раз в месяц), то выезжал на «Волге» на места происшествий, а ночами при отсутствии заявок спал в ней (нисколько не хуже, чем на стульях в кабинете). В общем, использование «Волги» неплохо помогало в работе. На одном из дежурств поздно вечером я с нашим дежурным следователем по имени Борис и экспертом выехали на какую-то кражу. Возвращались в отдел уже поздно, часа в два ночи, по пути высадили эксперта. Мы оба в штатском (хотя и с оружием), на «Волге» никаких номерных знаков, из документов на машину – только прокурорское постановление. По пути следования необходимо было проехать мимо центральной площади. Правда, или нет, но где-то написано, что по размерам она не уступает Красной площади в Москве. Вообще там круговое движение вокруг. Но – третий час ночи, на улицах ни души, поэтому я через заниженный бордюр выруливаю прямо на пешеходную часть площади и бодро еду по диагонали, спрямляя путь. Впереди вижу вспыхнувшие «люстры» гаишной машины и стоящего рядом с ней УАЗика (из ОМОНа). Это ГИБДД проводила ночной рейд с усилением из бойцов ОМОН. Представляю, какую радость мы им доставили – ночью «Волга» без номеров нагло прёт по пешеходной части площади – явно бандиты рассекают. Наперерез нам бежит гаишный капитан, размахивает жезлом и дует в свисток. Трое парней из ОМОН выстроились цепочкой, приподняв свои АКСУ. Боря говорит: «Сейчас нас будут брать». Я останавливаюсь возле гаишника, опускаю стекло. Тот кричит что-то типа «поднять руки и выйти из машины». ОМОНОвцы внимательно наблюдают, но пока не вмешиваются. Я представляюсь, демонстрируя служебное удостоверение и поясняю, что мы являемся членами СОГ и возвращаемся к себе. ОМОНовцы слышали диалог и сразу утратили к нам интерес. Но капитан кипит возмущением (в общем – и правильно), высказывая всё, что о нас думает. Мы с Борей молча слушаем. Капитан выдаёт: «Сейчас машину заберу и на арестплощадку». Радости моей нет предела. Я выхожу, передаю капитану ключи от «Волги», прокурорское постановление и говорю: «Молодца! Вот тебе всё, что есть на машину, а мы пешочком пройдёмся» (нам реально оставалось добираться метров триста). «Составляй протокольчик – и вперёд». Но капитан читает бумагу и на глазах скучнеет. Вернул мне всё обратно и отвернулся. Я уже ему говорю, что в случае постановки машины на арестплощадку готов проставиться в виде бутылочки приличного спиртного, но капитан неумолим. Ещё постояли там минут 15, пообщались с омоновцами (капитан демонстративно нас не замечал), и поехали дальше. В общем, только к концу октября после моих настойчивых домогательств следачка договорилась со своим шефом, и я загнал «Волгу» в гараж прокуратуры, где освободилось местечко.

А с самим изнасилованием ситуация закончилась так. Расследование шло своим чередом, не требуя участия с нашей стороны. Через три месяца обоих обвиняемых выпустили из СИЗО, вернули и «Волгу». Их пара адвокатов отработала на «пять». Потерпевшая дама изменила показания. Не интересовался, как там всё оформили процессуально, но вроде бы дело в суд даже не попало. Всё стало понятно, когда случайно выяснилось, что для бывшей потерпевшей был куплен уютный домик на побережье в Краснодарском крае, куда она вскоре и перебралась со своим семейством. В общем, вся эта история обошлась недёшево фигурантам в самом прямом смысле слова, наверняка «подъев» все денежные запасы, вырученные от бизнеса. А вся причина – незнание элементарных правил арифметики.

Отредактировано Trooper (2012-09-29 18:20:43)

+1

27

Лариса написал(а):

Вот эта строка напомнила мне о том, как хор мальчиков в Перми, изучая разнообразные жанры, пел, вот эту самую "Мурку". Это просто кошмар!

Мурка это  "милицейская песня"  о гибели  внедренного в банду сотрудника произошедшей из-за его расшифровки.  Почти учебная песня о необходимости строгого соблюдения правил конспирации и техники безопасности на рабочем месте

Подпись автора

Офисный планктон мы на завтрак хаваем

0

28

Офисный Акул написал(а):

Мурка это  "милицейская песня"  о гибели  внедренного в банду сотрудника произошедшей из-за его расшифровки.  Почти учебная песня о необходимости строгого соблюдения правил конспирации и техники безопасности на рабочем месте

Тогда, наверное, и о нецелевом использовании денежных средств, выделенных на оперативные расходы:

"Кольца и браслеты,
шляпки и жакеты
разве я тебе не покупал..."   :D

0

29

Может и так, но не детскими же устами петь "Ты зашухарила всю нашу малину, и теперь маслину получай!" . Ещё бы "Нинку" спели.  Это там где "Нинка, как картинка, с фраером гребёт", особенно умилительно "Что же ты зараза, хвост к нам привела! Лучше бы ты, падла, сразу умерла! Лучше бы ты сдохла,  ведь я ж тебя любил! А теперь засохла ты в моей груди!" Там тоже присутствует сотрудник милиции, которого "на хвосте" привела Нинка. А эта песня о чём? О том, чтобы сотрудники более незаметно внедрялись? А то, он на шмон пришёл "Усики блатные, ручка крендельком, галифе штабные, новые на ём!".  Что ни песня, то намёк на недочёты в оперативной работе!   :crazy:
Иду читать рассказы.

+1

30

Спасибо, мне всегда нравились,  и нравятся Ваши рассказы! Вот только непонятно мне, как замужняя дама не побоялась заявление писать. Ведь все детали, начиная с кафе, выпивки и ДОБРОВОЛЬНОГО согласия покататься, мужу станут известны.  Я не встречала на столько тупых мужчин, чтобы  такие вещи не просекли, не восприняли бы как сознательную измену, и  отнеслись бы  к этому всему  спокойно. Было же совершенно очевидно, что у самой рыльце в пушку. Или выпивка разума лишила? А что её муж? Не подал на развод, узнав какая у него легкомысленная жена?

+1